Мурманская область подвела экологические итоги года

arctic14

Накопленный экологический ущерб

Накопленный экологический ущерб в Мурманской области можно отнести к нескольким видам: объекты размещения промышленных отходов (65,77%), свалки твердых коммунальных отходов (28,19%), ядерно-и радиационно опасные объекты (4,03%), расформированные воинские части (1,34%) и сброшенные и затопленные объекты (0,67%).

По словам начальника отдела государственного регулирования в области обращения с отходами Министерства природных ресурсов и экологии Мурманской области Светланы Булатовой, еще 10-15 лет назад никому не было дела до проблемы ликвидации накопленного экологического ущерба. Если какие-то проекты реализовывались, то были единичными. Сейчас же к проблеме стараются подходить комплексно.

Например, с 2014 года в области действует комплексная программа по ликвидации экологического ущерба. Она состоит из трех этапов.

На первом этапе, с 2014 по 2016 гг., согласно программе, планируется провести инвентаризацию объектов накопленного экологического ущерба на территории области и в прибрежных акваториях, разработать и апробировать технологию очистки загрязнений и реабилитации территорий, разработку проектной документации для долгосрочных проектов и начать реализацию неотложных проектов на аварийных или экологически опасных объектах.

Второй этап программы, рассчитанный на 2017-2020 гг., подразумевает реализацию пилотных проектов по ликвидации экологического ущерба, подготовку к проведению широкомасштабных работ на основе внедрения технологий обезвреживания и переработки накопленных загрязнений, создание промышленных комплексов по хранению, обработке, утилизации и обезвреживанию особо опасных отходов.

Третий этап, который должен завершиться в 2025 году, подразумевает реализацию комплексных проектов по очистке от загрязнений прибрежных зон и районов техногенного загрязнения, в том числе на землях лесного фонда.

Угольная пыль

coal_dust-3. Угольная пыль, 14 февраля 2015 года Credit: Беллона

В этом году проблема угольной пыли стала одним из самых обсуждаемых экологических вопросов в столице Заполярья, особенно после февральского инцидента, когда центр Мурманска оказался просто погребен под углем.
С тех самых пор экологи всех уровней и структур вели работу с Мурманским Морским Торговым Портом (ММТП), который осуществляет перевалку углья открытым способом.

По словам директора порта Александра Масько, в 2015 году ММТП потратил 193,19 млн рублей на природоохранные проекты (в 2014 г. сумма составила 91,74 млн рублей, прогноз на 2016 – 219,52 млн.)

В этом году был разработан и утвержден с региональным Минприроды план мероприятий при неблагоприятных метеоусловиях, повышен уровень контроля за исправностью и техническим состоянием грейферов и уборкой просыпей. Были закуплены четыре стационарные туманные пушки системы орошения/пылеподавления с радиусом действия в 110 метров.

«Эффективность пылеподавления угольной пыли в зоне распыления превышает 80%», – рассказал Масько. По его словам, на двух пушках установлено оборудование для распыления снега в зимний период. Это оборудование может работать при температуре до -20 C. Кроме того, на предприятии действуют мобильные системы пылеподавления с радиусом действия 70 метров.

Порт также изучает возможность установки пылезащитного экрана. «Это глобальное сооружение высотой более 20-ти метров. Сейчас мы анализируем, насколько такие экраны могут работать зимой в арктических условиях», – рассказал руководитель ММТП.

Диалог с общественниками отсутствует

Несмотря на то, что конференция, организатором которой выступило региональное Министерство экологии и природных ресурсов, называлась «Экологическая безопасность – диалог государства, бизнеса, науки и общества», в ней не приняла участие ни одна экологическая организация.

«Мы не получали приглашения на конференцию», – рассказал «Беллоне.Ру» руководитель Баренцевоморского офиса WWF Олег Суткайтис.

По его словам, диалога между властью и общественниками «не то, чтобы не получается, он вообще отсутствует. Еще несколько лет назад ситуация была другой, мы встречались и могли нормально обсуждать вопросы. Сейчас о нормальном диалоге с региональным Минприроды говорить вообще не приходится», – рассказал Суткайтис.

Координатор проектов Кольского Экологического Центра Виталий Серветник рассказал «Беллоне.Ру», что организация тоже не была приглашена. Он охарактеризовал сотрудничество между властью и экологической общественностью как «никакое».

«Сейчас никакого сотрудничества нет, оно вообще отсутствует. Мы не видим никакой инициативы со стороны министерства», – отметил Серветник.

По словам руководителя Кольского Центра Охраны Дикой Природы Виктора Петрова, формально диалог между экологами и Минприроды существует, например, в Общественном Совете или в рабочих группах при министерстве.

«Однако срок полномочий Общественного Совета истекает уже через полгода, а он до сих пор не может наладить свою работу», – рассказал Петров «Беллоне.ру».

Анна Киреева

anna@bellona.ru