Новая, «незеленая», большая

ingressimage_21%20New%20moscow[1] Жители отчаянно протестуют против вырубок лесов в Новой Москве – и обращениями к властям, и самодельными ограждениями вокруг оставшихся деревьев. Credit: Андрей Лысиков

Статья подготовлена специально для 59 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Деревья – наше все

Три года назад появилось понятие «Новая Москва». Вслед за этим территория Москвы выросла почти в 2,5 раза, а ее население увеличилось на 230 тыс. жителей. Присоединенные земли – это наполовину леса, наполовину – небольшие города-спутники, поселки, деревни и дачные домики.

Целью расширения города власти назвали решение проблемы перенаселенности Москвы и создание современной городской агломерации. Кроме большой плотности населения столица в пределах Московской кольцевой дороги страдала от нерешенных экологических проблем – выхлопных газов от миллионов автомобилей, вредных выбросов от действующих промышленных предприятий, отсутствия зелени. Город уже давно перестал быть местом жизни, а стал территорией заработка и мечтой о домике в деревне с пасторальной рекламной картинки.

Строительство нового города могло бы не только решить проблемы с плотностью населения, но и создать город по принципам «зеленого» урбанизма – то есть столицу, комфортную для людей и наносящую минимальный вред окружающей среде. А какой эту идеальную столицу видят сами жители? И получается ли воплощать чаяния жителей в жизнь?

Если речь заходит о «зеленом» урбанизме, то первое, о чем будет говорить обычный горожанин, – о лесах и парках. Если они есть поблизости, то с экологической обстановкой все более или менее в порядке.

Такой подход подтверждают и объявления о продаже квартир в Новой Москве. Из почти сотни строительных объектов около десятка позиционируют себя как экологичные. Между тем единственное, что входит в понятие «зеленого» строительства в этих жилых комплексах, – близко расположенный лес. Главное, что покупают в экогородах, – это лес, и именно вырубки волнуют ново-москвичей больше всего.

Их все-таки вырубят…

«Вырубили в новогодние праздники. Конечно, так шуму меньше. Лес потом в порядок привели. Значит, сначала у вас тут был мусор, а теперь все чисто. Только будет станция скорой помощи с гаражом на 10 мест. Вот этот Октябрьский проспект планируют продлить. Видишь, сейчас идем между гаражами, а потом сделают дорогу. Кому она нужна?» – рассказывает о проблемах Троицкого леса муниципальный депутат поселения Первомайское города Москвы Наталья Белова.

Троицкий лес, примерно в 20 километрах к юго-западу от МКАД – это не слишком приятная визитная карточка Новой Москвы. Вот был Химкинский лес, который под трассу вырубили, а теперь есть Троицкий, по которому также планируют проложить магистраль. А пока магистраль в планах, местные власти нет-нет да и вырубают небольшие лесные участки, прилегающие к существующей застройке.

Я иду вдоль нового микрорайона «Солнечный». Здешний детский сад открывал мэр Москвы Сергей Собянин.

Низкие новые дома выглядят приземисто, а большая часть придомовой территории занята асфальтом. Находящийся здесь когда-то лес теперь сменили газоны и сквер. Комплекс отделен от остального Троицка декоративным забором, и здесь нет речи о добрососедстве высотных столичных домов, городской инфраструктуры, коттеджной идиллии и природной среды, тем более – об их взаимопроникновении. Новое, комфортное жилье держит оборону от двенадцатиэтажек 60-х и 70-х годов…

«Никто деревья рубить не будет. Если и будет, то потом посадят даже больше, чем срубили», – отвечает на вопрос о «зеленых» принципах Новой Москвы пресс-секретарь Департамента развития новых территорий города Владимир Матяш.

Его слова подтверждает руководитель девелоперской фирмы, которая строила тот самый «Солнечный». Юрий Летягин рассказывает, что срубленные в ходе строительства 270 деревьев снова посадили, здесь же. Он сожалеет, что часть деревьев все-таки была утрачена из-за короеда.

Но все же в ключевых задачах развития Новой Москвы нет ни слова об экологии или лесах. Здесь есть про улучшение качества жизни, социальную инфраструктуру, создание рабочих мест и инвестиционные проекты. Есть еще про масштабные парки отдыха и развлечений, что, с точки зрения экологии, сродни строительству высотных домов, а не сохранению природной среды.

Есть ли жизнь на трассе?

Деревья все-таки будут вырубать под трассы, которые пройдут в Новой Москве.

В 2014 году по территориальным схемам развития присоединенных территорий прошли общественные слушания. По словам депутата Натальи Беловой, чиновники и градостроители столкнулись с протестами жителей, которые не хотели видеть дороги рядом со своими населенными пунктами. Против трасс возражают как те, кто жил здесь до расширения границ столицы, так и те, кто приобрел жилье в этих местах в последние три года.

«Создатели плана развития территорий в 2015 году внесли [в план] изменения. Теперь дороги обходят некоторые населенные пункты. Конечно, так проще. Жители-то пишут обращения, а деревья нет», – резюмирует Наталья Белова. В самом деле, вырубить деревья гораздо проще, чем договариваться с людьми.

Всего до 2035 года планируется увеличить протяженность дорог с существующих почти 600 километров еще на 500 километров, кроме этого, 380 километров дорог будут реконструированы.

Когда выезжаешь из Москвы, сразу видишь идущую реконструкцию – расширение Калужского шоссе. Невысокие таунхаусы, которые раньше отделяли от дороги метров двести, теперь стоят в пятидесяти метрах от трассы.

Дальше дорога идет до микрорайона Новые Ватутинки. Это где-то в 14 километрах от Московской кольцевой. Здесь все большое – высотные дома, широкие асфальтовые дороги, гаражи для машин жителей. Маленькие пока что деревья и небольшой лесок.

Добираться обратно из Новых Ватутинок до Москвы долго: шоссе узкое, запруженное стоящими в пробках машинами. Расширение Калужского шоссе улучшит ситуацию, и с этим жители готовы мириться. Однако строители собираются проложить новую транзитную дорогу вдоль микрорайона – фактически под окнами домов. Активисты создали инициативную группу «Есть ли Жизнь на ТРАССЕ?», и с 2014 года пытаются отстоять свои права.

«В обращении выразите свое категорическое несогласие с планами по строительству участка автодороги «Минское шоссе –Троицк – Щаповское» под окнами [жилого комплекса] «Новые Ватутинки». Укажите, что в [Новых Ватутинках] нет мест для массового отдыха и нам на этом месте обещали парк, который был бы и местом отдыха жителей [Новых Ватутинок], и одновременно нашей защитой от негативного влияния от выхлопов и шума с Калужского шоссе», – советуют друг другу жители комплекса на местном форуме Новые-ватутинки.рф, а заодно и описывают проблемы своего микрорайона.

Короткий горизонт

Между тем дорога все-таки пройдет вдоль Новых Ватутинок. Об этом руководитель Департамента развития новых территорий Владимир Жидкин заявил 13 июля на круглом столе, посвященном обсуждению измененных территориальных планов.

Освоение новых территорий, судя по форумам и общению с горожанами, – это постоянное противостояние строителей и администрации с жителями. Мирное соседство, которое заложено в основу «зеленого» урбанизма, не предусмотрено ни одним планом развития.

Представителей официальных властей раздражают «всякие блогеры» и «те, кому делать нечего». Мол, они-то и пишут кляузы и препятствуют прогрессу. В то же время местные жители считают, что «властям лишь бы вырубить», «деньги освоить» и «новые дома продать».

«Если мы говорим о «зеленом» урбанизме, то есть об устойчивом развитии целой агломерации, то дом, коттедж или парк, к которому надо добираться на автомобиле – это сразу не про это», – комментирует перспективы освоения Новой Москвы магистр городского планирования Массачусетского технологического института и руководитель школы городских исследований бизнес-центра Сколково Ксения Мокрушина.

Она рассказывает, что зарубежные стандарты «зеленого» урбанизма подразумевают стыковку природной, социальной и экономической среды. Кроме того, в этих стандартах содержится совсем уж запредельная для современной России вещь: полный жизненный цикл построенных объектов – от закладки первого кирпича до реконструкции или сноса.

«Планирование в России – это горизонт максимум в три года. Даже через год сложно сказать, что будет. В «зеленых» стандартах идет планирование на десятилетия. Что строим, как это будет работать, как долго, как влиять на окружающую среду, как минимизировать или компенсировать это влияние. Какие системы будут меняться и что будет с постройками в конце жизненного цикла», – поясняет Мокрушина.

Она уточняет, что такая распространенная на Западе процедура, как экологическая экспертиза строящихся объектов, с точки зрения устойчивого развития в России не востребована.

«В целом концепция никого не волнует. Есть «зеленые» здания, но не более того. Какие-то косметические меры», – говорит урбанист.

Оазис на крыше

Надо сказать, что даже косметические меры в Москве – такая редкость, что вызывают восхищение.

Шел небольшой, но настойчивый летний дождик, когда я поднялась на одну из немногих в Москве «зеленую» крышу. Небольшой палисадник, разбитый недалеко от станции метро «Марьина Роща» и Третьего транспортного кольца, сделан специалистами компании «Илья Мочалов и Партнеры» прямо на крыше, под которой сотрудники компании как раз и снимают офис.

Ландшафтный дизайнер Игорь Сафиуллин рассказывает, что прежде чем соорудить такую крышу-лужайку, им пришлось проверить, выдержат ли перекрытия. Все оказалось в порядке, и Игорь и коллеги завезли специальный субстрат – питательную почву для растений – и высадили деревья.

«В прошлом году, вероятно, выпадали кислотные дожди, некоторые растения погибли, поэтому в этом году пришлось заменить их на горные сосны, – поясняет Игорь, – хотя до этого времени [растения] с успехом росли и развивались всего лишь на десяти сантиметрах специального субстрата».

Он говорит, что на террасу с удовольствием выходят сотрудники офисов и устраивают небольшие междусобойчики. Место и вправду располагает.

«Зеленую крышу можно делать не только на плоской кровле, подойдет и скатная. Если бы два-три процента крыш в центре Москвы стали зелеными, уже дышать бы стало легче», – продолжает специалист.

Однако пока что массовых заказов на «зеленые» крыши в Москве практически нет. Владельцем большинства крыш является город, которому трудно менять правила эксплуатации кровли. Чаще с такими заказами обращаются хозяева пригородных домов, которым хочется удивить своих гостей. Но Сафиуллин полагает, что у технологии озелененных крыш в Москве «огромные перспективы».

Провода против растений

Что касается Новой Москвы, то здесь компания Игоря Сафиуллина проектировала придомовую территорию жилого комплекса под названием «Москва А101», в четырех километрах от МКАД по Калужскому шоссе.

«Мы закладывали [в проект] большое разнообразие трав для напочвенных покровов лугового типа и максимально продумывали, что и как будут делать жители района в лесном парке. Для нас важно создать устойчивую систему насаждений. В Московском регионе год на год не приходится – когда-то жарко, а когда-то прохладно, поэтому растения подобраны таким образом, чтобы каждый год жители видели цветущий ковер», – поясняет Сафиуллин.

Проектировщикам зеленых насаждений хотелось бы, чтобы благоустройство территории ставилось во главу угла, а не выполнялось бы по остаточному принципу.

«Происходит ведь как? Мы планируем, подбираем растения, учитываем все нормы, а потом сетевики набросают везде своих коммуникаций, и мы вынуждены менять местоположение растений и планировку. Очень трудно сделать так, чтобы хоть что-то во дворе дома осталось. Хотя я предполагаю, что провода можно было бы проложить и другим способом. В конце концов, людям важно, что растет у них под окнами», – комментирует дизайнер.

По его мнению, дороги могли бы отделять от жилой застройки не пластиковые экраны, а интегрированные в них «живые стены» из растений, но до таких тонкостей при планировании магистралей не доходит.

Все же какие-то завоевания «зеленого» строительства не обходят Новую Москву стороной. К примеру, в микрорайоне «Солнечный», возле Троицкого леса, застройщики гордятся системой энерго­сбережения: все лампы светодиодные, что уменьшает потребление электричества. Второй предмет гордости – возможность автоматической и ручной регулировки систем отопления. Если на улице тепло, то радиаторы отопления нагреваются меньше. Кроме того, если жителю жарко, то он сам может уменьшить интенсивность работы батарей. По словам руководителя девелоперской компании Юрия Летягина, экономия на электро­энергии может составить около 20% в год. Он также отметил, что проекты с заложенными системами энергосбережения приветствуют эксперты, утверждающие проекты на городском уровне.

Одна крыша на миллион

Оптимистичнее всех на развитие Новой Москвы смотрит Алексей Поляков, генеральный директор «Просперити Проджект Менеджмент» и председатель правления Совета по экологическому строительству в России – некоммерческого партнерства, работающего, согласно информации на сайте совета, над развитием и внедрением новейших технологий «зеленого» строительства в России. Поляков приводит в пример объекты в Сколково, десять из которых подали документы на получение сертификатов по международной системе экологичного строительства LEED (Leadership in Energy and Environmental Design, или «Лидерство в энергоэффективном и экологичном проектировании»). Система оценки зданий по стандарту LEED включает такие критерии, как эффективность в расходовании энергии и воды, выбор экологичных строительных материалов, качество среды в помещениях. Всего в Москве и области около 50 объектов намерены вписаться в «зеленые» стандарты строительства.

«На промзону «Серп и Молот» и на Международный финансовый центр в Рублево-Архангельском проводились международные конкурсы. В заданиях для архитекторов четко были прописаны вопросы устойчивого развития данных территорий в 80 и 460 гектаров. Проведен конкурс на редевелопмент и развитие Москвы-реки на протяжении набережных около 200 километров. Задача – вернуть реку городу и людям, обеспечить доступ к реке, благоустроить и сделать многофункциональными набережные, освободив их от промышленных предприятий», – приводит примеры Поляков.

Участок в 460 гектаров – 4,6 квадратных километра – это немало. Если в таких проектах, как финансовый центр в Рублево-Архангельском, – где, согласно сайту проекта, планируется строительство офисов, жилья, гостиниц, коммерческой и социальной инфраструктуры – застройщики сумеют, как надеются организаторы конкурса, сформировать «дружелюбную и удобную городскую среду» и «комплексно подойти к созданию социальной инфраструктуры и вопросам устойчивого развития территории», возможно, Новая Москва станет отчасти той столицей, какой хотят ее видеть жители. Однако эти 4,6 млн квадратных метров «дружелюбного и удобного» городского пространства пока еще в планах.

А сегодня на территории Новой Москвы за три года уже построено 6,5 млн квадратных метров «традиционной» недвижимости, в том числе 4,1 млн жилой. Еще примерно столько же будет построено с 2015 по 2017 год. Как долго пятидесяти объектам с «зеленой» сертификацией удастся не затеряться в разрастающейся застройке из новых многоэтажек и автомобильных трасс?

Вот и получается, что пока что любое проявление устойчивого развития в старой или в Новой Москве остается лишь дразнящей мечтой о будущем, больше всего похожей на «зеленую» крышу размером с малогабаритную «однушку» в центре города – одинокий оазис в бескрайней пустыне из стекла и бетона.

Наталья Парамонова