Приморье на продажу

after the storm Credit: Alexander Gubin

Красивейшие острова Аскольда, Антипенко, Сибирякова и Птичий в Амурском заливе близ Владивостока переданы в аренду некоему ООО «ВостокМедикон».

Как гласят установленные на берегах плакаты, «выход на остров – по согласованию с арендатором». Правда, «согласовать» свой выход на берег с арендаторами непросто. Байдарочников, которые привыкли здесь отдыхать, теперь встречают охранники на моторных лодках и просят покинуть острова. Заявляют, что ничего не слышали о ст.6 Водного Кодекса и о 20-ти метровой береговой полосе. На о. Сибирякова, который, если верить плакату, является «объектом археологического наследия», дополнительно сообщается, что «доступ на территорию Памятника определяется Госорганом по согласованию с Пользователем». Каким именно «госорганом», правда, не сообщается.

Между тем никакие определения и согласования госорганов и пользователей не могут перевесить федеральный Водный Кодекс. По которому, кстати, Пленум Верховного суда вынес дополнительное разъяснение: арендаторы береговых полос не вправе препятствовать доступу на них. Но средоточие федеральной власти отсюда слишком далеко, законы можно не выполнять.

Вдалеке от законов

Мало того, власти владивостокского муниципалитета сумели продать пляж в собственность (!) частному лицу. Жители узнали об этом совершенно случайно, познакомившись с кадастровым списком участков территории. Выяснилось, что на пляже о. Рейнеке (сразу за знаменитым о. Русским) в районе бухты Песчаная в марте прошлого года был сформирован земельный участок 25:28:090101:289 площадью более 22 тыс. кв.м. Сформирован для того, чтобы тут же передать его в частную собственность.

9PW-Qd1KHIQ[1]

Владивосток, похоже, действительно уж очень далеко находится от мест, где выпускают законы. Ведь еще 3 июня 2006 года вступила в силе ч. 8 ст. 27 Земельного Кодекса РФ, которая прямо запрещает приватизацию береговых полос. Местную власть нимало не смутил тот факт, что в градостроительном зонировании этот участок имеет вид разрешенного использования «для размещения пляжей». Но это еще не все: вполне возможно, что отнесение пляжа к землям поселения было сделано Росреестром «в одностороннем порядке» по заказу муниципалитета. Ибо по другим сведениям территория относится к лесному фонду и не выводилась из него.

Это означает, что власти присвоили и продали то, что им не принадлежит. Публичная кадастровая карта сообщает нам даже имя исполнителя этой операции – кадастровый инженер Ольга Викторовна Бордиян.

Пока нет сведений о том, что новый «собственник» пляжа на Рейнеке приступил к стройке. Однако, как полагает владивостокская активистка Татьяна Беликова, формальности тут тоже очень важны: «Если, например, в прошлом месяце туда пускали беспрепятственно, и никому в голову не приходило, что участок – чья-то собственность, то я уверена, что в начале следующего сезона все желающие отдохнуть будут «приятно удивлены». Они просто будут поставлены перед фактом. Я считаю, что надо действовать, пока там еще не поставили дома и заборы. Пляж не должен быть собственностью». По данному факту жители обратились в прокуратуру. Ждут ответа.

Дизайнерский захват

В Находке горожанам удалось даже убедить прокуратуру подать в суд об освобождении береговой полосы. Некий бизнесмен Лушников взял в аренду часть пляжа Золотари в бухте Козино залива Восток и огородил его. Суд уже вынес решение об освобождении берега, однако оно пока не исполнено.

Комментарии местных жителей по этому поводу весьма разнообразны. Одни уверены, что ничего в итоге снесено не будет, и в пример приводят виллу с берегозахватом Андрея Заварзина, гендиректора крупнейшего в Находке предприятия «Приморский судоремонтный завод». Другие справедливо замечают, что если ничего не делать, то ничего не снесут, а вот если добиваться, то, может, что и получится.

Но самое удивительное, что нашлись люди, готовые защищать захват г-на Лушникова, причем в таких выражениях: «Красота такая, пусть остается! Люди там порядок и красоту держат, а иначе что будет? Грязь, мусор, окурки и бутылки… вот что будет. Лучше б за снос сараев бились… Только зависть и ненависть живет в вас». Или «Пусть меценат забор оставит! Хоть кто-то у нас живет как белый человек».

Подобные посты показывают, что публика в Приморье пока еще не так измучена берегозахватами, как, например, в Подмосковье или в Ленинградской области. Когда захваченных берегов во Владивостоке и Находке станет меньше, чем свободных, надо думать, позитивных эмоций по поводу архитектурных достоинств приватных набережных поубавится.

Гаражная оккупация

Тем более что кое-где в Приморье пляжи захватывают и без архитектурных излишеств и даже без правоустанавливающих документов. Вернемся снова во Владивосток. В бухте Тихой вдоль воды рядком выстроились так называемые «лодочные гаражи». На деле это – 3-4-х этажные благоустроенные коттеджи, хотя оформлены, разумеется, как эллинги. В интернете некоторые из них выставлены на продажу как «дома у моря».

Описание одного из таких лотов особенно впечатляет: «Площадь дома – 400 кв.м. 1-й этаж – катерный гараж, бойлерная, подсобное помещение, туалеты, баня, комната отдыха. 2-й этаж – две гостевые спальни, гардеробная, ванная, холл, студия. 3-й этаж – спальня, ванная гардеробная, кабинет. 4-й этаж – терраса». За всю эту роскошь просят достойную цену – 8 млн рублей. Притом что вложения – минимальные: надо было всего-то оформить аренду на 49 лет в «лодочном кооперативе». Часть участка затем была приватизирована (надеемся, что хотя бы без береговой полосы).

Подобная спекуляция на формате лодочных гаражей происходит по всей стране, от Черного моря до Тихого океана. Видимо, поэтому приморцы хотя и выражали недовольство, но не очень активно.

HZ88oVxlOr0[1]

Но когда другой лодочный кооператив попытался было полностью отрезать людей от воды, они возмутились. Гаражно-строительный кооператив «Садко», получив разрешение отстроиться на новом месте (старые гаражи пострадали при обрушении автомобильной трассы), не долго думая, огородил кусок бухты Тихой забором (как раз вплотную к «эллингам»-коттеджам, о которых мы говорили ранее). Береговую полосу вспахали бульдозерами. Жители близлежащих домов внутренним чутьем поняли, что, если не начать действовать немедленно, этот забор останется навсегда. И не зря: гаражники еще не успели как следует вложиться в стройку и потому предпочли выполнить предписание о сносе забора. В сентябре берег был вновь свободен.

Как видно, раздолье дальневосточных берегов оказалось очередным мифом европейской России. Земельное рейдерство пришло и туда. Конечно, масштабы не сопоставимы, но это пока. «Тревожная тенденция уже есть, – говорит Татьяна Беликова. – Процесс может пойти лавинообразно». Важно, чтобы местные активисты встретили «лавиннобразный процесс» во всеоружии. Это поможет им дать достойный отпор захватчикам и сохранить свои природные богатства.

Ирина Андрианова