Мурманский порт: налет на город

Coal-1.[1] Угольные причалы в Мурманском торговом порту. Credit: Беллона

Статья подготовлена специально для 59 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

«Черная суббота»

С 2012 года жители Мурманска – города с населением более 300 тыс. человек – стали массово жаловаться в областное Министерство природных ресурсов и экологии на появление черной пыли. Исследование, проведенное Всероссийским научно-исследовательским институтом охраны природы (бывший НИИ «Атмосфера»), определило два основных источника загрязнения: выбросы ТЭЦ, работающих на мазуте, и перевалка угля открытым способом в центре Мурманска.

Спор о том, кто виноват больше, мог бы продолжаться долго, если бы одним субботним утром снежного и морозного февраля 2015 года улицы в центре Мурманска не оказались бы буквально погребены под слоем черного налета. За день до этого в столице Заполярья бушевал ураган, было передано штормовое предупреждение. Видимо, порт просто не справился с перевалкой в неблагоприятных погодных условиях.

О накрывшем Мурманск слое угольной пыли написали многие местные и федеральные СМИ. По информации агентства FlashNord, освещающего новости Северо-Запада, руководство ряда детских садов Мурманска приняло решение ограничить пребывание детей на улице: все детские площадки были засыпаны угольной пылью.

«Легкий ветер поднимает частицы угольной пыли, дышать ею малышам точно не стоит, поскольку это опасно для здоровья», – процитировало FlashNord медсестру одного из детских садов. По ее словам, пишет агентство, у детей, страдающих легочными заболеваниями, в последние дни наблюдается ухудшение самочувствия.

Воздействие угольной пыли способно вызывать заболевания дыхательных путей и является серьезным производственным риском для людей, непосредственно работающих с углем. Но ущерб от угольной пыли окружающей среде и здоровью населения не ограничивается пределами шахт, угольных ТЭС и перевалочных пунктов.

После февральского инцидента местные чиновники перестали перекладывать вину на котельные, автотранспорт и другие источники загрязнения, прямо обвинив в загрязнении Мурманский морской торговый порт (ММПТ), – и потребовали принять меры.

Требовать нельзя, но можно попросить

Но тут возникли сложности. Первая проблема оказалась связана с тем, что предприятие находится под федеральным, а не региональным надзором, и региональные власти просто не имеют права запретить что-либо порту.

coal_dust-3. Угольная пыль, 14 февраля 2015 года Credit: Беллона

Вторая сложность заключается в том, что российское законодательство определило такие высокие пределы нормативов выбросов, что даже при столь сильном загрязнении компании их, по факту, не превышают. Это, в частности, выяснил Росприроднадзор по Мурманской области, проведя плановые проверки предприятия.

А если предприятие выбрасывает загрязняющие вещества в пределах этих нормативов, то и никакие юридические санкции к нему применить невозможно. Остается только договариваться, убеждать, давить на социальную ответственность.

Стоит отметить, что после февральского происшествия и сам Мурманский порт стал присматриваться к различным методам пылеподавления, чтобы преградить угольной пыли путь к жилым кварталам города.

Укрощение пыли

Один из таких методов – использование специальных растворов, которыми можно поливать уголь для предотвращения пыления. Сложность – в том, чтобы найти растворы, которые можно было бы применять в зимнее время в условиях Крайнего Севера без изменения качества угля.

Кроме того, сейчас порт заканчивает монтаж и строительство стационарной системы пылеподавления и орошения, состоящей из четырех пушек. В апреле работу такой системы продемонстрировали областным депутатам, чиновникам и экспертам на примере новой «туманной пушки», которая под сильным давлением разбрызгивает мелкие частицы воды более чем на 100 метров по периметру, тем самым снижая пыление, сообщил мурманский сайт Хибины.com.

Еще об одной идее – системе сбора и очистки ливневых вод и мобильной системе пылеподавления – рассказывает мурманское издание «Комсомольской правды»: горы угля, высота которых достигает 18 м, отгородят водяной стеной и экраном почти в три десятка метров; вода будет регулярно очищаться. Все это, пишет издание, сделают в рамках реконструкции второго грузового района, на которую потратят свыше 1,5 млрд рублей.

По словам генерального директора порта Александра Масько, ММТП рассматривал возможности закупки очищающего оборудования в странах, занимающих ведущие позиции по перевалке угля, консультировался со специалистами из Китая, Японии, Канады. «Но в последний момент останавливали особенности нашего климата, – цитирует Масько «Комсомольская правда». – В том числе сильные ветра и морозы».

В суровых северных условиях использование воды может оказаться бессмысленным, и «туманные пушки» также работают при температурах не ниже -20 °С – притом что перевалка угля продолжается и при более сильных морозах, указывает издание.

Сейчас проводятся предпроектные изыскания по возможности установки в Мурманске пылезащитных экранов.

От Колумбии до Австралии

Проблема угольной пыли не уникальна для мурманского порта.

Так, в Австралии – одной из стран, занимающих лидирующие позиции в мире по добыче и экспорту угля, – экологи из неправительственной организации Mackay Conservation Group в городе Маккай (Mackay), на восточном побережье штата Квинсленд, с беспокойством отреагировали на планы (с тех пор, впрочем, свернутые) расширения близлежащих угольных терминалов.

Неподалеку от Маккая действует один из самых больших угольных портов мира, Хей-Пойнт (Hay Point), через который на экспорт идет часть угля, добытого на расположенном в том же штате крупнейшем австралийском месторождении Боуэн (Bowen Basin).

coal_dust1 Угольная пыль на улицах Мурманска. Credit: Беллона

Для угольной пыли нет «безопасного порогового уровня» воздействия на здоровье, пишут экологи, ссылаясь на Всемирную организацию здравоохранения: мелкодисперсная угольная пыль содержит частицы токсичных тяжелых металлов – свинца, ртути, никеля, олова, сурьмы и других, а также радиоизотопы тория и стронция. Попадая в легкие, мелкие частицы угольной пыли не выводятся естественным путем и могут вызвать ряд заболеваний. Расширение портовых мощностей поставило бы под угрозу здоровье населения Маккая и окрестностей.

Критикуя политику европейских и немецких энергетических компаний, до сих пор закупающих большие объемы импортного угля, о последствиях его открытой перевалки и транспортировки пишут и немецкие активисты на примерах ситуации в Колумбии. Организация Facing Finance, призывающая к прекращению инвестиций в деятельность, связанную с коррупцией, нарушением экологических норм и прав человека, обращает внимание на катастрофическое загрязнение угольной пылью, летящей от открытых железнодорожных вагонов и складов портов и наносящей вред здоровью людей и животных, сельскохозяйственному сектору и рыболовству Колумбии.

С тяжелым загрязнением угольной пылью столкнулись и жители шестого по величине индийского города Ченнаи (бывший Мадрас). В 2005 году, в качестве одной из мер по сокращению загрязнения, второй самый крупный порт страны установил вдоль полуторакилометровой полосы берега завесу из стойкого к ультрафиолетовому излучению материала. Впрочем, в 2011 году мадрасский суд, рассмотрев жалобу местных жителей, назвал принятые портом меры неадекватными и вынес решение о переносе перевалочных операций с пыльными грузами в соседний порт, подальше от городских кварталов мегаполиса.

Ежеквартальное специализированное издание Port Technology International предупреждает владельцев портов и портовой перегрузочной и складской инфраструктуры о риске судебных исков и санкций надзорных органов, если недостаточное внимание к надлежащему обращению с углем приводит к высоким выбросам угольной пыли.

Уголь обычно перевозится в кусках различных размеров; иногда в нем присутствует пыль, а иногда партия предварительно отсортирована до определенного класса фракции. Но при больших объемах перевалки даже очень низкое процентное содержание пыли становится проблемой, пишет издание. При перегрузке угля или в результате других операций пыль может выбиваться из него и разноситься ветром на сотни метров и даже километры вокруг. Среди прочих способов избежать этого издание рекомендует использовать крытые конвейеры и спринклерные системы, а также обращать внимание на методы формирования угольных штабелей.

Однако для мурманского порта уникальны – и потому представляют особый риск – как климатические условия, так и то, что этот большой промышленный объект расположен практически в центре города.

«Норма» в 220%

По словам руководителя Мурманского порта, обычно предприятие тратит порядка 30-35 млн рублей в год на природоохранные мероприятия. Однако в 2014 году на эти цели было потрачено 90 млн рублей, а на 2015-2016 годы заложена сумма в 160 млн рублей в год.

Выброс угольной пыли в феврале, как следует из репортажей в СМИ, руководитель ММТП назвал «форс-мажором».

Но власти настаивают на том, что угольный «налет» на дома и улицы Мурманска – не из ряда вон выходящий случай.

«…Какой форс-мажор в феврале, если в это время количество пылящих грузов в порту превышало норму на 120%? И такое повторяется в среднем каждый месяц. Угольная пыль на жилую застройку не должна лететь ни при каких условиях…», – процитировало информационное агентство «ФедералПресс» слова руководителя Управления Роспотребнадзора по Мурманской области Лены Лукичевой на специальном круглом столе, посвященном проблеме угольной пыли, который состоялся в Мурманске в конце марта.

Как говорят чиновники из Росприроднадзора, Роспотребнадзора и прокуратуры, ни увеличивающиеся траты на экологическую безопасность, ни новые системы пылеподавления не смогут решить проблему угольной пыли в городе, если порт радикально не снизит объемы перевалки угля.

По их словам, ММТП заявляет определенную мощность перевалки, в соответствии с которой устанавливается санитарно-защитная зона. Если реальная мощность перевалки угля превышает заявленную, то и выбросы угольной пыли из порта превышают установленные пределы.

Подождем до осени?

«Вся проблема кроется в увеличении производственных объемов. Предприятие думает только об экономической составляющей. Мощность предприятия сильно превышает мощность, заложенную в предельно допустимых выбросах», – заявила на круглом столе в марте прокурор Мурманской межрайонной природоохранной прокуратуры Мария Краевская.

В общем грузообороте ММТП энергетический уголь занимает около 77%. Если в 2004 году эти объемы по углю составляли 8,8 млн тонн, то в 2013 году – уже более 13 млн тонн.

Росприроднадзор вообще предложил порту не тратить десятки миллионов рублей на экологические мероприятия, а существенно снизить сами объемы перевалки.

А природоохранная прокуратура подготовила исковое заявление в Ленинский районный суд, в котором обязывает предприятие провести ряд работ по приведению производства в соответствие с установленными гигиеническими нормативами. Если суд удовлетворит требования прокуратуры, то предприятию уже по принуждению суда придется пересматривать объемы перевалки, чтобы угольная пыль вообще не попадала в жилую зону города.

Однако, по крайней мере, еще весной руководитель ММТП выражал сомнения в том, что при обычном режиме работа порта оказывает негативное воздействие на жилые районы.

«Как только мы поймем, что выходим из предельно допустимых выбросов и санитарно-защитной зоны, мы будем принимать меры. Пока это для нас не очевидно», – заявил Александр Масько на мартовском круглом столе.

Чем закончится взаимодействие ММТП и надзорных органов, станет известно, вероятно, осенью, когда участники круглого стола соберутся на очередное заседание.

Анна Киреева

anna@bellona.ru