РЕПОРТАЖ: ЛАЭС-2 с экспериментальными реакторами не будет платить часть налогов

e9efc9 LAES2 construction Сооружение ЛАЭС-2. Credit: seogan.ru

15 октября в городе Сосновый Бор Ленинградской области прошли очередные слушания по оценке воздействия на окружающую среду первой очереди Ленинградской АЭС-2 в составе двух энергоблоков с новой моделью реакторов ВВЭР-1200. Слушания продолжались более пяти часов, в них приняло участие 574 человека. «Беллона» ранее рассказывала о проблемах при строительстве АЭС и попытках атомщиков обосновать её «безопасность», вместо того, чтобы честно оценить воздействие на окружающую среду и здоровье людей.

Противостояние не перешло в конфликт

На слушаниях в городе атомщиков присутствовали как сторонники новой АЭС, так и её противники. Обе стороны, как правило, вели себя корректно — каждый из участников имел право на 5-минутное выступление. Выступили около сорока человек, в основном, сотрудники ЛАЭС и других предприятий атомной энергетики. Сомнения в необходимости новой опасной станции высказали как представители экологических организаций, так и некоторые из атомщиков.

vk[1] Президиум общественных слушаний по ЛАЭС-2, Сосновый Бор, 15 октября 2015г. Credit: Андрей Ожаровский / Беллона


Отличительной чертой этих слушаний стала известная петербургская интеллигентность, выразившаяся в отсутствии желания «переходить на личности» и «навешивать ярлыки». Собравшиеся, как могли, в рамках регламента старались изложить свою точку зрения и возразить оппонентам.

Из этого стиля резко выбивались выступления двух приехавших на слушания из Москвы депутатов Государственной Думы России. Иван Никитчук (КПРФ), первый заместитель председателя комитета по экологии Госдумы не нашёл парламентских выражений, чтобы продемонстрировать своё отношение к оглашённому в начале слушаний открытому письму представителей общественных организаций Красноярского края.

«Красноярская общественность возмущена политикой Госкорпорации «Росатом», превращающей регионы в своеобразные колониальные придатки атомной индустрии. В настоящий момент Красноярский край не имеет никаких преференций от перемещения на его территорию ядерных обременений с атомных блоков, расположенных на территории Ленинградской области», – говорилось в письме красноярцев, просивших не поддерживать проект ЛАЭС-2.

IMG_1518[1] Участники общественных слушаний по ЛАЭС-2, Сосновый Бор, 15 октября 2015г. Credit: Андрей Ожаровский / Беллона


Иван Никитчук назвал это обращение «бумагой жлобского характера». Он также сообщил, что, по его мнению, на этих слушаниях «люди выступают не от своего имени, это выступления с чужого голоса, за чужие деньги». Очевидно, он имел ввиду противников новой опасной АЭС, но это в полной мере относилось и к сотрудникам действующей и строящейся АЭС, составлявших большинство собравшихся. Несомненно, и экологи, и граждане, работающие на Росатом, имеют право участвовать в слушаниях и заявлять о своей позиции.
Никитчук призвал беречь атомную отрасль. «Иначе, мы разделим судьбу Сирии», – заявил он. «Комитет Государственной думы доверят нашим учёным, мы внимательно смотрели проект, мы поддерживаем строительство АЭС», – добавил депутат.

Владимир Поцяпун, ещё один участвовавший в слушаниях депутат Государственной Думы (Единая Россия), прямо угрожал представителям экологических организаций, выступающих против АЭС, применением «челябинского сценария», то есть использованием чёрного пиара в подконтрольных СМИ и вовлечением силовых структур в нейтрализацию оппонентов. «В Челябинской области сейчас идёт шумная кампания, где ФСБ ведёт судебные дела против этих экологов, признанных иностранными агентами. … Если экологи и тут перейдут границу, пойдёт челябинский сценарий», – заявил он на слушаниях.

Несмотря на попытки приезжих депутатов свести разговор о новой АЭС к заурядной сваре, в ходе слушаний удалось выяснить ряд важных вопросов.

ВВЭР-1200 – новая модель по старой технологии

Удивительно, но на слушаниях поначалу разделились мнения о том, что же за АЭС почти построена в Сосновом Бору: надёжно опробованная на практике, или первая в мире, экспериментальная.

В ОВОС ничего не говорится об опыте эксплуатации реакторов ВВЭР-1200 с РУ В-491. Причина этого проста – таких АЭС пока нигде нет, первый энергоблок ЛАЭС-2 будет первой в мире установкой такого типа. С другой стороны, технология реакторов ВВЭР известна с 1950-х годов, но столь мощных реакторов пока не строили, и опыта их эксплуатации нет.

IMG_1514[1] Олег Бодров на слушаниях по ЛАЭС-2, Сосновый Бор, 15 октября 2015г. Credit: Андрей Ожаровский / Беллона


«Новые энергоблоки на начальном этапе имеют высокий риск аварий. Причины аварий могут быть недостатки проектирования, ошибки строителей, неопытность эксплуатационного персонала. В ближайшее десятилетие для нас будет более высокий риск неблагоприятных ситуаций», – заявил на слушаниях Олег Бодров из сосновоборской организации «Зелёный мир».
«Ввод экспериментальных энергоблоков под 5-миллионным Петербургом на берегу Финского залива слишком опасен!», – считает представитель российского Гринпис Рашид Алимов.

Но не все выступавшие готовы были признать очевидное. Например, Андрей Беззубов, представившийся сотрудником ЛАЭС заявил, что, по его мнению, информация о том, что на ЛАЭС-2 сооружаются экспериментальные блоки – это «голословное утверждение».

Олег Иванов, главный инженер строящейся ЛАЭС-2, выступая в качестве обычного участника слушаний, подтвердил, что станция строится по «принципиально новому проекту». Однако позднее, отвечая на вопросы, Олег Иванов сообщил: «Это не экспериментальный реактор… То, что это не эксперимент, доказывает эксплуатация Таньваньской АЭС».

Приходится констатировать, что главный инженер строящейся ЛАЭС-2 озвучил на слушаниях сведения, не соответствующие действительности. На Тяньваньской АЭС в Китае построены энергоблоки с реакторами ВВЭР-1000 (см. например, сайт Атомстройэкспорт), в то время как на ЛАЭС-2 сооружаются реакторы ВВЭР-1200, мощность которых на 20% больше. Отличия весьма существенные: изменён размер реактора, активной зоны, на ЛАЭС-2 будут использоваться другие парогенераторы, другие насосы, другие системы безопасности. Всё это оборудование вместе никогда не работало.

Точку в спорах о том, являются ли новые энергоблоки экспериментальными, или они были испытаны на практике поставил Александр Казарин, заместитель директора АО «Атомпроект». Отвечая на вопрос «Беллоны», где и когда произойдёт ввод в эксплуатацию первого в мире энергоблока с ВВЭР-1200 РУ В-491, он сообщил, что ввод в промышленную эксплуатацию первого такого энергоблока ожидается именно на ЛАЭС-2 в 2017 году.

Неудобные вопросы про аварии при строительстве проигнорированы

К сожалению, серия весьма неудобных для сторонников АЭС, но важных для понимания состояния строящихся энергоблоков вопросов про две серьёзные аварии при строительстве первого энергоблока ЛАЭС-2 остались без ответа. Из сообщений СМИ известно, что 17 июля 2011 года произошло обрушение металлоконструкций при строительстве защитной оболочки, а 4 июля 2015 года строители ЛАЭС-2 уронили с большой высоты блок защитных труб реактора, повредив и многотонное изделие, и бассейн выдержки ядерного топлива.

Zaval-sm[1] 17 июля 2011 года произошло обрушение 1200 тонн металлоконструкций на строительстве защитной оболочки реакторного здания первого энергоблока Второй Ленинградской АЭС. Credit: novayagazeta.ru


Заданные в письменном виде вопросы о подробностях произошедшего, причинах аварий, ходе расследования и влиянии последствий происшествий на безопасность строящегося энергоблока не были зачитаны, ответы по существу даны не были.
Отвечая на другие вопросы Олег Иванов, главный инженер строящейся ЛАЭС-2, лишь вскользь упомянул про то, что действительно недавно уронили блок защитных труб, назвал это «технологическим инцидентом» и сообщил, что больше синтетических строп атомная энергетика использовать не будет. На вопросы об авариях и их последствиях он отвечать не стал. Ведущий о необходимости зачитывать вопросы и давать на них ответы по существу главному инженеру не напомнил. Но на другие вопросы на слушаниях удалось получить ответы.

Почему АЭС не платит все налоги?

Принято считать, что АЭС исправно платят налоги. Например, молодой работник ЛАЭС Евгений Балбашов упомянул поступления в местный бюджет как аргумент в пользу новой станции.

IMG_1527[1] Алексей Щукин на слушаниях по ЛАЭС-2, Сосновый Бор, 15 октября 2015г. Credit: Андрей Ожаровский / Беллона


Но в ходе слушаний руководство АЭС подтвердило, что часть налогов АЭС не платит и платить не собирается. Отвечая на вопрос «Беллоны», директор Ленинградской АЭС Владимир Перегуда подтвердил, что, как и действующая ЛАЭС, так и ЛАЭС-2 будет пользоваться налоговыми льготами для объектов атомной энергетики. В частности обе АЭС не будут платить в местный бюджет земельный налог (п. 2 ст. 389 Налогового кодекса РФ) и не будут платить в областной бюджет налог на имущество (п. 4 ст. 374 Налогового кодекса РФ).
На вопрос о том, каковы же суммы, которые ЛАЭС и ЛАЭС-2 ежегодно «экономят», не платя эти налоги, Владимир Перегуда ответить не смог. «Наверное, экономисты могут посчитать, я не пробовал» – сказал он. Освобождение от налогов является одной из множества принятых в России схем скрытого субсидирования атомной энергетики. «Субсидирование атомной энергетики продолжается!», – подытожил Рашид Алимов.

Можно ли доверять профессионалам… делающим ошибки?

Один из основных вопросов в ходе слушаний был вопрос доверия. Вопрос веры в компетентность проектировщиков АЭС, строителей энергоблоков и эксплуатирующего персонала. Множество выступивших сотрудников АЭС призывало им просто верить и не задавать лишние вопросы.

Но факты говорили, что причин для безграничного доверия нет. Если при строительстве были допущены два серьёзнейших «технологических инцидента», то где гарантии, что множество более мелких, но тем не менее значимых для безопасности энергоблока «инцидентов» не остались скрыты от общественности? Где гарантии, что при эксплуатации новых реакторов не будет допущено ошибок? Если в обсуждаемых документах, в ОВОС, есть математические ошибки, то где гарантии, что ошибки в расчётах проектировщики АЭС не допустили в других местах?

Для примера на слушаниях была продемонстрирована таблица 2.2.1.4.2.4 (том 1, стр. 136 ОВОС), в которой одно из слагаемых оказалось больше суммы. Возможно, это просто недочёт, небрежность. Но на 100% нельзя исключить, что такие же недочёты есть и в других частях проекта АЭС, не только в таблицах ОВОС или в расчётах прочности синтетических строп.

Анатолий Коняков из движения «Красивая Ленобласть» сказал: «Не нужно снижать требования к документации, которая нам предоставляется. Нужно заставить разработчиков её довести до ума. Если атомная энергетика работает без соответствующих гарантий, то может произойти всё, что угодно! Пример тому – Чернобыльская трагедия. Не может быть никаких исключений, никаких мелочей». Он предложил отложить принятие решения до того момента, когда все вопросы будут хорошо проработаны. Предложение ведущим слушания было проигнорировано.

map_zm[1] Жилые кварталы С.-Петербурга расположены на расстоянии от 40 до 100 км от ЛАЭС. Credit: greenworld.org.ru


Вера в «мирный атом» против веры в возможность повторения Чернобыля

Выступавшие в качестве общественности на слушаниях начальники среднего звена действующей АЭС не хотели обсуждать возможность тяжёлых радиационных аварий: они предпочитали говорить про рабочие места. Так, Иван Балич, заместитель начальника службы ЛАЭС заявил: «Нам нужно 4 энергогблока ЛАЭС-2, чтобы люди сохранили работу». Евгений Буковшин, начальник отдела охраны труда ЛАЭС поддержал его: «Мы не имеем права отказаться от новых высокооплачиваемых рабочих мест!».

Многие атомщики вспоминали Чернобыль, но, по их мнению, возможность новых радиационных катастроф вполне приемлема. Валентин Трерия, председатель Совета ветеранов Ленинградского отделения концерна «Росэнергоатом» рассказал, что он участвовал в ныне прекращённом строительстве Татарской АЭС. «После Чернобыля нас воспринимали как людей, делающих какую-то гадость», – сказал ветеран. Михаил Карас, строитель АЭС добавил: «Абсолютно безопасной техники не бывает, мир поимел и Чернобыль, и Хиросиму, и Фукусиму. Не надо устраивать майдан, надо продолжать строить атомную станцию, любить наш город!».

Для противников АЭС именно возможность серьёзной аварии или катастрофы была аргументом против опасного проекта. Причиной аварии мажет стать не только несовершенство экспериментальной реакторной установки или ошибка эксплуатации, но и внешнее воздействие.

Алексей Щукин, эксперт ЭПЦ «Беллона», привёл несколько возможных исходных событий новой катастрофы: падение пассажирского самолёта, а не только лёгкого самолёта массой 5,7 тонны, диверсия, террористический акт.

3-159%20cs137[1] Карта возможного выпадения цезия-137 в 1100-километровкой зоне ЛАЭС-2 (том 3, стр. 159 ОВОС ЛАЭС-2 от 2015г.) Credit: ОАО «Концерн Росэнергоатом»


Зона воздействия новой АЭС — 1100 километров

По мнению Олега Бодрова, возведение ЛАЭС-2 не соответствует строительным нормам и правилам о размещении АЭС. «Согласно этим нормам, город Сосновый Бор должен быть не более 50 тысяч человек и находиться не ближе 8-и километров. Сейчас ближайшие дома находятся всего в 3-х километрах. Для Санкт-Петербурга норма тоже не соблюдается. Город с населением более миллиона человек должен быть на расстоянии не менее 100 километров, сказал он выступая на слушаниях. – Но если случается авария на ЛАЭС-2, то облако выброса достигнет города всего через несколько минут. За 2,5 часа оно может накрыть Санкт-Петербург».

3-159%20i131[1] Карта возможного выпадения йода-131 в 1100-километровкой зоне ЛАЭС-2 (том 3, стр. 159 ОВОС ЛАЭС-2 от 2015г.) Credit: ОАО «Концерн Росэнергоатом»


Подтверждение опасности новой АЭС неожиданно нашлось в официальном ОВОС. В документе впервые для АЭС России приведены карты возможного выпадения радиоактивного йода и цезия в 1100 километровой зоне от АЭС. Ранее проведённые австрийским Институтом наук о земле (BOCU) исследования поведения йода и цезия в атмосфере показали, что в результате тяжёлой запроектной аварии на ЛАЭС-2 с реакторами ВВЭР-1200 при неблагоприятных погодных условиях выпадения цезия-137 в городе Санкт-Петербург могут превысить 10 мегабеккерель на кв.м, что, с учётом «пятнистости» выпадений, может означать необходимость эвакуации жителей Северной столицы.

«Беллона» передала карты возможного выпадения цезия в президиум слушаний. Конечно, вероятность тяжёлой радиационной аварии на новом экспериментальном реакторе мала, но полностью исключить такой сценарий невозможно.

Мнение жителей Петербурга выразила София Нугманова: «У меня вопрос: а кто может гарантировать, что Чернобыль не случится ещё раз? Кто в этом зале может дать гарантию, что ветер не понесёт радиацию на Санкт Петербург. Я – против!»

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com