Почему к ЛАЭС-2 много вопросов

Zaval-sm[1] 17 июля 2011 года произошло обрушение 1200 тонн металлоконструкций на строительстве защитной оболочки реакторного здания первого энергоблока Второй Ленинградской АЭС. Credit: novayagazeta.ru

Строительство второй Ленинградской АЭС отстаёт на 4 года

Сооружение первой очереди второй Ленинградской АЭС с двумя энергоблоками ВВЭР-1200 близ действующей ЛАЭС началось в 2007 году. Пуск первого энергоблока в промышленную эксплуатацию может состояться в 2017 году, сообщил в программе «День за днём» Григорий Нагинский, председатель совета директоров генподрядчика строительства ОАО «Титан-2». Ранее атомщики обещали, что новую АЭС введут в строй в 2013 году. Именно этот срок указан в Обосновании инвестиций и ОВОС от 2006 года. Как мы видим, этого не произошло, и строительство будет продолжаться по крайней мене на 4 года дольше обещанного. Причин задержек несколько. Во-первых, изначально Росэнергоатом назвал нереалистичные сроки сооружения АЭС по совершенно новому проекту. Оказалось, что за 6 лет построить новую АЭС невозможно. Во-вторых, при строительстве случилось несколько опасных происшествий, которые, несомненно, повлияли на сроки.

ЛАЭС-2 преследуют неприятности

17 июля 2011 года произошло обрушение примерно 1200 тонн арматуры, которая должна была стать каркасом защитной оболочки (контайнмента), одного из ключевых элементов системы безопасности нового энергоблока. Скрыть происшествие было невозможно – «ёрш» из арматуры был виден издалека.

razvaliny2[1] 17 июля 2011 года произошло обрушение 1200 тонн металлоконструкций на строительстве защитной оболочки реакторного здания первого энергоблока Второй Ленинградской АЭС. Credit: novayagazeta.ru

Этим летом, 4 июля 2015 года, строители АЭС не смогли установить в реактор блок защитных труб. По сообщениям СМИ 70-тонную конструкцию уронили с 20-метровой высоты в бассейн выдержки ОЯТ. Повреждёны и бассейн, и важный компонент самого реактора. По информации портала 47news.ru произошедшее пытались скрыть.

Строительство второй Ленинградской АЭС преследуют и другие неприятности: в декабре 2010 года по постановлению прокурора Соснового Бора за многочисленные нарушения норм пожарной безопасности и санитарно-эпидемиологического законодательства оно было приостановлено, в августе 2013-го на стройке разбилась крановщица, в июле 2015-го на 110-метровый кран забрался прораб, требовавший погасить долг по зарплате 35-ти рабочим.

Несчастливый реактор?

Есть опасения, что к первому экспериментальному энергоблоку с реактором ВВЭР-1200 В-491 вполне может подойти поговорка: «первый блин – комом». Но если от испорченного блина можно легко избавиться, то от неудачного реактора может пострадать множество людей.

Но, похоже, Росатом не желает рассматривать саму возможность остановки опасного проекта. А она вполне реальна. Можно напомнить, что по соображениям безопасности в 2012 году в России отказались от достройки почти готового энергоблока №5 на Курской АЭС. Наверное, всем понятно, что от эксплуатации построенного по чернобыльскому проекту реактора РБМК-1000 отказались во благо для страны. В 2013 году в России в Калининградской области неожиданно прекратилось строительство дорогой и ненужной Балтийской АЭС, которую строили по тому же проекту, что и ЛАЭС-2.

Очередные слушания

О приостановке сооружения второй Ленинградской АЭС речь пока не идёт. Наоборот, ОАО «Росэнергоатом» выступило заказчиком проведения очередного общественного обсуждения проекта. Слушания в городе Сосновый бор прошли 15 октября, в них участвовали представители «Беллоны» и других общественных организаций [скоро читайте репортаж на сайте «Беллоны»].

Накануне на пресс-конференции в Санкт-Петербурге экологи выступили против выдачи лицензии на эксплуатацию новой опасной АЭС.

ОВОС умалчивает о происшествиях при строительстве энергоблоков

На обсуждения были вынесены документы, разработанные входящим в Росатом АО «Атомрпроект» по заказу входящего в Росатом ОАО «Концерн Росэнергоатом»: «Ленинградская АЭС-2, энергоблоки №1 и №2, Охрана окружающей среды, материалы оценки воздействия на окружающую среду» (далее – ОВОС). Документы ОВОС размещены на сайте организатора общественных обсуждений, Администрации города Сосновый Бор Ленинградской области.

ОВОС состоит из 4-х книг, общим объёмом 1574 страницы – 406, 415, 399 и 354 страницы соответственно, но в них не удалось найти описания влияния на безопасность энергоблока ни завала арматуры защитной оболочки 2011 года, ни падения внутриреакторного блока защитных труб 2015 го года. Очевидно, эти события имеют существенное значение для оценки качества строительства. Также вполне понятно желание атомщиков об этом умолчать.

При аварии радиация разлетится на 1000 километров

В ОВОС ЛАЭС-2 образца 2015 года, пожалуй, впервые, признаётся возможность воздействия тяжёлой радиационной аварии на территории, расположенные в 1100 километрах от энергоблока.

3-159%20cs137[1] Карта возможного выпадения цезия-137 в 1100-километровкой зоне ЛАЭС-2 (том 3, стр. 159 ОВОС ЛАЭС-2 от 2015г.) Credit: ОАО «Концерн Росэнергоатом»

Приведены карты возможных выпадений цезия-137 и йода-131. Правда, выбросы радионуклидов существенно занижены, но сам факт рассмотрения воздействия АЭС на 1100-километровую зону – это шаг в правильном направлении.
Тем не менее, с оценкой выбросов радионуклидов при тяжёлой запрпоектной аварии в ОВОС снова путаница. Доходит до смешного – на одной и той же странице данные сильно разнятся.

В первом томе ОВОС на стр. 141 читаем: «при разработке проекта первой очереди ЛАЭС-2 был обоснован уровень ПАВ [предельного аварийного выброса] как для приземного, так и высотного выброса: для 131I – 50 ТБк, 137Cs – 5 ТБк». И чуть ниже: «Ожидаемый уровень радиационных последствий наиболее тяжёлых запроектных аварий с остаточным риском 10-7 1/год на реактор соответствуют 5 уровню шкалы INES («авария с рисками за пределами площадки», выброс ПД в количествах, радиологически эквивалентных порядка сотен/тысяч терабеккерель 131I)». Понять, какова же реальная оценка выброса радиоактивного йода – 50 терабеккерель или тысячи терабеккерель из этого документа невозможно.

Не честная оценка воздействия, а заказное обоснование безопасности

Собственно, разработчики ОВОС и не ставили цель честно и беспристрастно оценить воздействие новых энергоблоков на окружающую среду и здоровье людей. Ранее «Беллона» обратила внимание ОАО «Росэнергоатом», на то, что в техническом задании на проведение ОВОС указывается, что «целью работы является обоснование экологической безопасности» эксплуатации энергоблоков №1 и №2 Ленинградской АЭС-2, в то время как в действующем Положении об ОВОС устанавливается, что «целью проведения оценки воздействия на окружающую среду является предотвращение или смягчение воздействия этой деятельности на окружающую среду и связанных с ней социальных, экономических и иных последствий».

3-159%20i131[1] Карта возможного выпадения йода-131 в 1100-километровкой зоне ЛАЭС-2 (том 3, стр. 159 ОВОС ЛАЭС-2 от 2015г.) Credit: ОАО «Концерн Росэнергоатом»

«Беллона» предложила привести цель проведения оценки воздействия на окружающую среду в соответствие с требованиями нормативных документов. Но атомщики экологов слушать не захотели. Директор Проектно-конструкторского филиала ОАО «Концерн Росэнергоатом» Николай Давиденко в письме директору ЭПЦ «Беллона» сообщил, что, по его мнению, «в настоящий момент Положение [об ОВОС от 16.05.2000] по некоторым вопросам противоречит законодательству РФ». Что мешает Росэнергоатому в судебном порядке оспорить действующий нормативный документ господин Давиденко не сказал. Росэнергоатом оставил формулировку цели ОВОС, из которой видно, что в беспристрастной и объективной оценке атомщики не заинтересованы: «Целью работы является обоснование экологической безопасности эксплуатации энергоблоков №1 и №2 Ленинградской АЭС-2».
Вот несколько примеров, того, как именно в ОВОС «обосновывается экологическая безопасность» опасного объекта.

Том 1, стр. 133: «Предел дозы облучения населения в 10 мкЗв/год по каждому фактору воздействия (выбросы/сбросы) при нормальной работе энергоблоков Ленинградской АЭС-2 с двумя энергоблоками ВВЭР-1200 надёжно подтверждены». Кем и как могут быть «надёжно подтверждены» характеристики энергоблока с нигде ранее не эксплуатировавшейся, по сути экспериментальной реакторной установкой В-491 авторы ОВОС не сообщают.

Том 1, стр. 137: «Безопасность эксплуатации энергоблоков ВВЭР-1200 с РУ В-491 в составе ЛАЭС-2 в условиях нормальной эксплуатации с учётом возможных нарушений нормальной эксплуатации гарантирована для населения и окружающей среды». Это утверждение напоминает известную фразу, что реакторы РБМК-1000 столь безопасны, что их можно строить на Красной площади в Москве. Вряд ли авторы ОВОС хоть чем-то будут отвечать перед страной и людьми, если их «гарантии» безопасности ВВЭР-1200 окажутся столь же необоснованными, как «гарантии безопасности» чернобыльского РБМК-1000.

1-136%20tabl%20sbrosy[1] Таблица 2.2.1.4.2.4 «Годовое поступление радиоактивных веществ в окружающую среду с жидкими нерадиоактивными сбросами при работе одного блока ЛАЭС-2 в нормальном режиме» (том 1, стр. 136 ОВОС ЛАЭС-2 от 2015г.) Credit: ОАО «Концерн Росэнергоатом»

Есть в ОВОС и смешные вещи. Например, таблица 2.2.1.4.2.4 (том 1, стр. 136) озаглавлена: «Годовое поступление радиоактивных веществ в окружающую среду с жидкими нерадиоактивными сбросами при работе одного блока ЛАЭС-2 в нормальном режиме» (выделено автором). Авторы ОВОС называют «нерадиоактивными сбросами» коктейль из опасных радионуклидов – трития, йода, стронция, цезия, хрома, марганца и кобальта. Наверное, ради «обоснования безопасности» опасного реактора можно и на такое лингвистическое упражнение пойти.

Но математика иногда важнее лингвистики — из таблицы следует, что сбросы одного только трития составят 9,1*103 гигабеккерелей в год, а сумма всех радионуклидов вместе – 4,6*10-2 гигабеккерелей в год. То есть, сброс только трития составит 9100 гигабеккерелей в год, а всех радионуклидов вместе, включая тритий – 0,046 гигабеккерелей в год. Как сумма может оказаться почти в 200 тысяч раз меньше одного из слагаемых – вопрос к авторам ОВОС и заказчику этого «обоснования безопасности», ОАО «Концерн Росэнергоатом».

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com