Конференция экологов началась с обсуждения развития Петербурга

conference2015[1]

«Большой Петербург»: из XVIII в XXI век

Концептуальная стратегия развития мегаполиса «Большой Петербург. XXI век» была разработана под руководством депутата Законодательного собрания северной столицы Григория Явлинского. Она представляет собой попытку создания общей модели планирования и развития Петербурга и прилегающих к нему районов Ленинградской области – формально двух разных субъектов федерации, представляющих собой вместе с тем единую, «живую» систему.

Открыл панельную дискуссию один из разработчиков проекта, доцент Санкт-Петербургского университета Михаил Амосов. Он рассказал о градостроительном планировании как одном из необходимых условий для решения экологических проблем, ведь именно этот аспект больше всего занимал участников конференции.

Амосов подробно остановился на истории генеральных планов Петербурга, которых с момента основания города насчитывается то ли 18, то ли 19. Он также рассказал о градостроительном планировании Копенгагена, Стокгольма и Шанхая – городов, на которые, по мнению доцента, Петербург мог бы ориентироваться.

ООПТ много не бывает

В Петербурге начали создавать особо охраняемые природные территории (ООПТ) в начале 90-х годов прошлого века. Это Юнтоловский заказник, Стрельнинский берег, Комаровский берег и некоторые другие объекты. Сейчас площадь ООПТ составляет уже 5% городской территории. Амосов назвал этот факт «замечательным». Однако с этим решительно не согласен директор центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов, который считает, что 5% – это катастрофически мало, и даже в Москве площадь ООПТ в несколько раз больше.

Эколог приводил в пример Лондон, где особо охраняемый статус имеют около 1400 природных территорий. Как правило, площадь каждой из них невелика – от 0,5 до 10 га, однако вместе они «создают живую экологическую сетку», которая позволяет природе существовать в мегаполисе.

По мнению Карпова, ООПТ не должны рассматриваться как своеобразные «святилища природы» – закрытые и недоступные. Напротив, они должны выполнять функцию экологического воспитания и просвещения.

Доступные парки и новые туристические объекты

Что говорить о доступности ООПТ, когда в Петербурге даже городские парки в темное время суток становятся «зоной отчуждения», – отметила в своем выступлении руководитель группы разработчиков проекта «Большой Петербург» Евгения Колесова. В стратегии есть предложения, как исправить эту ситуацию, не навредив природе: установить освещение, поставить лавочки, проложить дорожки. «Необязательно для этого делать из парка торговый комплекс на выезде, во что в Москве превратили, например, Парк Горького», – уверяет разработчик.

Среди других предложений стратегии – развитие новых туристических «точек притяжения». Потенциал города и области огромен, но сейчас используется на считанные проценты. Например, набережные, которые сейчас представляют собой автомобильные магистрали, или «серый пояс» Петербурга – Адмиралтейские верфи. Совместив в себе промышленное прошлое и современную архитектуру, район мог бы стать лицом Петербурга XXI века, считает Колесова.

Говорить об экологии с чиновниками и бизнесом на их языке

В заключение дискуссии Александр Карпов призвал коллег формулировать более амбициозные природоохранные цели и делать это на понятном для чиновников и бизнесменов языке.

«Мы все время говорим, что надо сохранить, спасти, говорим, вот это не трогайте, сюда не ходите… Неправильно! Мы должны говорить о развитии, об увеличении природного капитала, о его возрастании, причем в тех же терминах, в которых говорят коллеги из экономического и социального блока».

В пример он привел переговоры экологов с одним из петербургских портов, с которым экологи борются за заказник. «Порт говорит: мы хотим, чтобы через нас проходило 70 миллионов тонн грузов. А мы им отвечаем: а мы хотим, чтобы через нас летело 100 миллионов птиц по беломоро-балтийскому миграционному пути». И в порту такой разговор находит понимание.

Игорь Яковлев