Захват по-махачкалински

Foto_4 (1)

Хроника преступления

В центре Махачкалы, столицы Дагестана, есть древнее озеро Ак-Гель. Это озеро – собственность Российской Федерации, зарегистрированная в Государственном водном реестре под номером 07030000311109300000826.

20 января 2015 года на Публичной кадастровой карте, прямо в акватории озера Ак-Гель, внезапно возник несуществующий земельный участок огромного размера с номером 05:40:000061:6421. Вскоре после этого строительная компания ЗАО «Арси» обнесла берег забором, стала засыпать озеро грунтом и в спешном порядке возводить на образовавшемся участке многоэтажные дома.

Местные активисты начали писать письма в городскую администрацию и подняли, что называется, информационный шум. Что побудило ответственных чиновников прибыть на место и официально зафиксировать нарушение. 22 июня сего года на стройплощадке побывали начальник Правового управления столичной мэрии Айдемир Исмаилов и начальник отдела муниципального земельного контроля Ахмед Ахмаев. Визуально они определили, что 7 тысяч кв. м земли уже насыпано. На сайте мэрии на эту тему появилась краткая новость, в которой сообщалось, что материалы направлены для проверки в Природоохранную прокуратуру. На время проведения проверки работы действительно приостановились. Но ненадолго.

Стройка на поддельном участке

Спустя примерно месяц работы возобновились с удвоенной скоростью. Одновременно прокурор Ленинского района Башир Билалов прислал активистам противоречивое письмо, в котором признавал, что стройка ведется на формально несуществующем участке, но одновременно утверждал, что «доводы о возможном нарушении законодательства ЗАО «Арси» не подтвердились». По информации Кадастровой палаты Дагестана, на которую сослался прокурор, «документы, послужившие основанием для постановки на кадастровый учет земельного участка 05:40:000061:6421, отсутствуют».

Сведений об указанном земельном участке не обнаружилось и в ЕГРП. Таким образом, сделал логичный вывод прокурор, «право собственности на земельный участок не зарегистрировано». В связи с вышесказанным, прокуратура района направила в суд «исковое заявление об аннулировании и исключении из государственного кадастра недвижимости сведений о земельном участке».

«Упрощенная» аренда

Получается, что ЗАО «Арси» строит на участке, созданном по поддельным документам. Почему же, по мнению прокурора, компания не является при этом нарушителем закона? Оказывается, «решением Министерства природных ресурсов и экологии Республики Дагестан ЗАО «Арси» предоставлен в пользование участок озера Ак-Гель вдоль берега протяженностью 150м и шириной 30м для строительства причала для малогабаритных плавательных средств и зеленой зоны отдыха». Тут хотелось бы напомнить прокурору, что идентификаторами участка являются не длина и ширина, а кадастровый номер. Министерство природных ресурсов не смогло бы «предоставить» участок, не поставив его прежде на кадастровый учет.

Но как быть, если на Публичной кадастровой карте Росреестра никакого иного участка, кроме «поддельного», не значится? Да и любопытно было бы узнать, как Министерство выставило участок на торги (ведь аренда государственной земли осуществляется на тендерной основе) без кадастра? Или оно просто «предоставило» его дружественной фирме?

Но даже если прокурор не поинтересовался всеми перечисленными вопросами, он вряд ли мог не заметить, что намывного участка площадью 7000 кв. м (зафиксированного в отчете административной комиссии), мягко говоря, многовато для строительства причала. А следом он мог бы обратить внимание, что намыв территории как таковой не может осуществляться самоуправно: для этого нужны, как минимум, проект и стопка согласований.

Неужели районный прокурор об этом не знал? Ну, если не знал, то мог бы справиться в Западно-Каспийском водно-бассейновой управлении (местный филиал Росводресурсов, ведущий реестр всех водных объектов территории). Тем более что это Управление примерно в то же время сообщило активистам в своем ответе, что разрешение на строительство причала, выданное Министерством ЗАО «Арси», «не предусматривает создания искусственных земельных участков и строительства многоэтажных жилых домов». Выходит, что прокурор не заметил ни создания искусственного участка, ни стройки.

«Мы не понимаем тенденцию указывать пальцем именно на Кадастровую палату»

Впечатление от прокурорского письма враз померкло после получения активистами очередного послания, на сей раз – от директора Кадастровой палаты по Республике Дагестан Залбека Залбекова. Вот лишь несколько цитат из его «официального письма»: «Мы не понимаем тенденцию указывать пальцем именно на Кадастровую палату», «Обыватель почему-то считает, что все, что связано с землей, касается Кадастровой палаты». Или: «Вы спрашиваете, почему участок до сих пор виден на карте? Отвечаем: участок виден на карте по той причине, что удалять, а равно как и размещать на ней участки Кадастровая палата не имеет никакой возможности, это делает специальный аппарат, размещенный в Москве».

На месте активистов мы бы справились в Главном управлении Росреестра, так ли это, а заодно познакомили бы начальство с эпистолярным стилем директора филиала. Впрочем, Кадастровая Палата Дагестана явно переживает не лучшие времена: как написал в конце письма сам Залбеков, недавно «были уволены порядка 30 работников из числа руководящего состава Палаты, за которыми шел шлейф дурной славы».

Если же взять сухой остаток, то смысл ответа Кадастровой палаты таков: упомянутый участок оказался на карте в результате «незаконного взлома», однако убрать его с карты «нет технической возможности». Впрочем, волноваться по этому поводу не стоит, так как статус этого несуществующего участка «архивированный». «В случае, если органы ФСБ, куда мы по этому поводу обратились, дадут юридическое основание, то графика участка будет полностью удалена с карты», – заверил Залбеков.

ФСБ не помогло

Упомянутая Залбековым проверка ФСБ длилась невыносимо долго. Возможно, как раз столько, сколько нужно, чтобы выстроить высотный дом под крышу. Еще в августе создаваемый в акватории озера участок с номером 05:40:000061:6421 значился на кадастровой карте как «ранее учтенный», причем данные его обновились 20 июля 2015 года (в самый разгар проверки, видимо). Лишь 12 сентября произошло новое обновление данных, и участок теперь обозначен как «снятый с учета». Однако с карты он не стерт. И самое главное, что сам участок «в натуре» и построенные на нем капитальные сооружения тоже никто стирать, похоже, не собирается.

 

Письмо из Кадастровой палаты Дагестана

Письмо из Прокуратуры Ленинского р-на гор. Махачкалы

 

Ирина Андрианова