Байкал – горящее лето 2015

baikal fire Совсем недавно огненная стихия казалась непобедимой. Пожары охватили сотни тысяч гектаров, наступая на посёлки и туристические базы. Credit: radioclass.ru

Сегодня вновь забрезжила надежда – погода меняется и с ней меняется к лучшему ситуация с лесными пожарами в Иркутской области и Бурятии. Площадь пожаров сокращается. Хотя в СМИ уже появляются победные реляции МЧС, спад стихии связан в первую очередь с приходом похолодания и дождями.

Тем не менее, огонь пока не побеждён полностью и спрогнозировать развитие ситуации сложно. При неблагоприятных условиях пожарная катастрофа может продолжаться до конца сентября. Точно можно сказать лишь то, что таких пожаров, как июле-августе, почти наверняка не будет.

Совсем недавно огненная стихия казалась непобедимой. Пожары охватили сотни тысяч гектаров, наступая на посёлки и туристические базы. В Иркутской области, как минимум, из района Замы и бухты Песчаной людей пришлось экстренно эвакуировать. Прибайкалье покрылось почти непроницаемым для солнца шлейфом дыма. Люди, живущие неделями в дыму, жаловались на ухудшение здоровья. Кто мог – вывозили больных и детей. Кто не мог – старался не выпускать детей на улицу. Туристы массово покидали популярные базы отдыха и бухты Малого моря.

Некоторые крупные пожары вызывали у свидетелей мысли об апокалипсисе. Пилот-любитель Антон Волков, рассказывал о впечатлениях коллег, летевших из Братска и наблюдавших столбы дыма двухкилометровой высоты.

К началу сентября пожары в Иркутской области и Бурятии прошли до 1,5 миллионов гектаров!

Пожарная катастрофа на Байкале, ставшая не только общероссийской, но международной темой для СМИ и политиков, начиналась с малого и постепенно. С мелких пожаров в июле. В то время их можно было подавить малыми силами. К сожалению, ни одна из государственных структур, имеющих отношение  к профилактике и тушению лесных пожаров, не отреагировала должным образом. В результате мелкие возгорания разрослись до огненных фронтов в десятки километров длиной.

Немного истории

Резкое ухудшение пожарной ситуации произошло в конце июля. Уже тогда стало ясно, что регион не готов к борьбе с этой напастью ни финансово, ни технически, следовательно, ситуация может быстро выйти из-под контроля. Так и произошло.

В конце июля сильнее всего горела Бурятия. Огонь охватил около 120 тысяч гектаров. В Иркутской области – около 15 тысяч гектаров. Поскольку основная часть пожаров скрывалась от официального учёта, невозможно было вовремя реагировать и привлекать необходимые силы для тушения.

К 7 августа ситуация в Иркутской области и Бурятии окончательно вышла из-под контроля. Площадь, охваченная огнём, достигла примерно 225 тысячи гектаров.

Хотя данные дистанционного мониторинга по пожарам были общедоступны, Минприроды Иркутской области, агентство лесного хозяйства Иркутской области и Республики Бурятия, ФБУ «Авиалесоохрана», Рослесхоз и Минприроды РФ распространяли лживые сводки.

К примеру, в официальной отчетности ФБУ «Авиалесоохрана», данные о площадях лесных пожаров занижались по Бурятии – примерно в пять раз, а по Иркутской области – в сорок раз!

К 10 августа площадь действующих лесных пожаров в Прибайкалье превысила полмиллиона гектаров. 11 августа был уволен руководитель агентства лесного хозяйства Республики Бурятия Щепин c формулировкой: за недостаточно эффективную борьбу с лесными пожарами.

baikal fire3 Озеро Байкал уже не видно из-за пожаров. Credit: forestforum.ru

Однако, «уволить» лесопожарную ложь, которая во многом определила эту самую неэфффективную борьбу, оказалось невозможно. Искажение реальных масштабов лесных пожаров продолжилось. В утренней сводке ФБУ «Авиалесоохрана» за 11 августа (основана на информации из регионов) сообщалось, что в Бурятии пожары занимают площадь 79,4 тыс. га. Реальная же цифра на это день – более 350 тысяч гектаров. Вряд ли такие «искажения» могли быть возможны без попустительства или даже одобрения со стороны руководства региона и Рослесхоза.

14 августа в «Новой газете» вышел объёмный материал, описывающий, в числе прочего, странности пожарной статистики.

Открываем свежую информационную сводку Рослесхоза — например, за 10 августа. Там сказано, что в республике Бурятия пожары действуют на 70 877 га (64 028 га лесного фонда, 65 га на землях обороны и безопасности, 6 784 га на территории заповедников и нацпарка), а в Иркутской области — на площади в 31 413 га (27 754 га лесного фонда и 3 659 на особо охраняемых природных территориях).

А теперь заходим на сайт ИСДМ-Рослесхоз и видим: площадь самого крупного пожара, действующего на территории Иркутской области, оценена системой в… 96 698 га, рядом с ним пожар в 33 534 га, южнее, на самом берегу Байкала, сравнительно небольшой пожар в 8 629 га. Площади этих трех пожаров в четыре с половиной раза больше того, что горит в области по данным Рослесхоза».

Газета дала важную для понимания цитату координатора лесной программы Гринпис России Алексея Ярошенко: «Очень обидно видеть, как меняется позиция министра природных ресурсов Сергея Донского. Он много сделал для того, чтобы в 2012-м году масштабы занижения пожаров были хоть как-то признаны. Если раньше в сильно пожароопасные годы врали в 4-5 раз, то в прошлом году наврали всего в 2 раза. Это, конечно, был серьезный прогресс, потому что позволял государству более адекватно реагировать на стихию. Сейчас мы видим — на примере Иркутской области, что позиция у Минприроды совершенно другая — не замечать очевидных вещей. И это, к сожалению, идёт на министерском уровне, а не на уровне агентства лесного хозяйства или Авиалесоохраны. Потому что по Иркутской области враньё можно обнаружить и по землям лесного фонда, за который отвечает лесная вертикаль — Рослесхоз, Авиалесоохрана, органы управления лесами, и по землям заповедников и нацпарков, а это уже другая вертикаль, и сходятся они на министре.

Мешает ли заниженная статистика оперативно бороться с пожарами?

baikal fire2 Увеличение площади пожаров. Credit: forestforum.ru

— Чем больше регион врет, тем меньше он может привлечь помощи. Мы видим, что в Бурятии хоть и скрывают реальные масштабы пожаров, но там расхождения отчетности и реальности не в десятки раз, а в разы. И в Бурятии сейчас работает уже больше 400 человек из федерального резерва Авиалесоохраны и несколько десятков специалистов Лесопожарного центра Красноярского края. А Иркутская область, показывающая данные, которые вообще ничего общего не имеют с реальностью, до сих пор как-то пытается работать своими силами».

12 августа Минобороны сообщило о наращивании авиационной противопожарной группировки. Два самолета-танкера Ил-76 перелетели из Улан-Удэ в Иркутскую область, где «приступили к выполнению задач» по ликвидации «самого крупного пожара» в 2,1 тыс. га.

Судя по официальным данным, решение было принято верное и вовремя. Авиация действительно могла добиться перелома в ситуации. Однако в реальности, решение опоздало недели на две. 21 июля оно было бы в самый раз. В те дни, вместе с усилением наземной группировки пожарных, авиация действительно могла бы помочь. После 12 августа это было невозможно, хотя бы потому, что очень часто самолёты не могли действовать из-за сильной задымлённости.

Кроме того, в реальности, площадь «самого крупного пожара» в области была отнюдь не 2,1 тыс. га, а без малого сто тысяч! Два самолета-танкера Ил-76 с таким пожаром справиться никак не могут.

13 августа Правительство РФ решало, как улучшить единую государственную систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС). Ничего путного из этого рассмотрения не вышло. Даже по самой острой теме – пожаров на Байкале – не было принято адекватного решения, способного уменьшить противопожарный хаос. Ведь база для очередной пожарной катастрофы была заложена в 2006 г. принятием безумного нового Лесного Кодекса, уничтожившего, в частности, лесную охрану. Год за годом ситуация ухудшалась хроническим недофинансированием. По этим проблемам адекватных решений не было.

Прибывший в регион в пятницу, 14 августа, министр-генерал МЧС Владимир Пучков продемонстрировал совершенную некомпетентность в деле борьбы с пожарами. Он заявил, что все пожары в Сибири будут ликвидированы в течение двух с половиной суток – к понедельнику 17 августа 2015 г. Даже далёким от таких тем людям было понятно, что «задавить» за пару дней фронт огня длиной в десятки километров невозможно. По всей вероятности, министр, как многие его подчинённые в июле, опять понадеялся на погоду – к понедельнику прогноз обещал дожди.

16 августа в Прибайкалье местами прошли дожди. Часть пожаров притушило, их развитие замедлилось.

17 августа облегчения не принесло. Появились сообщения, что губернатор Иркутской области С. Ерощенко уволил в связи с пожарами министра промышленной политики и лесного комплекса региона А. Климова и руководителя областного агентства лесного хозяйства А. Кулахметова

19 августа ситуация вновь резко ухудшилась.

20-23 августа с сайта МЧС исчезло обещание министра потушить пожары. Сообщение с тем же адресом и датой размещения – есть, а ключевой фразы нет. Ситуация продолжает ухудшаться: расширяются старые и возникают новые пожары. Точную их площадь определить сложно из-за сильного задымления, и обилия сгоревших и ещё горящих участков – отделить одни от других трудно.

Указом Президента РФ освобожден от занимаемой должности начальник Сибирского регионального центра МЧС генерал-лейтенант Владимир Светельский.

24 августа, согласно ведомственной системе дистанционного мониторинга лесных пожаров ИСДМ-Рослесхоз, площадь крупнейшего действующего в Иркутской области лесного пожара (в Качугском и Ольхонском районах) составила 161 685 гектаров – в 7,4 раза больше общей официально учтенной площади всех лесных пожаров Иркутской области.

30 августа, через две недели после обещания министра МЧС о ликвидации всех пожаров в Сибирском федеральном округе. В сообщении на сайте МЧС были процитированы слова: «в течение двух с половиной суток все пожары будут ликвидированы».

Однако они пережили два похолодания с дождями, и разрастаются. Их площадь – официально учтённая! – увеличилась с 14 августа на 24,1%.

31 августа похолодало, местами прошли дожди и ситуация начала понемногу улучшаться.

2 сентября Гринпис обнародовал предварительную оценку площадей пожаров, основанную на космоснимках. Она составила за июль-август 2015 г. от 1,2 до 1,5 миллионов гектаров, и продолжает увеличиваться.

30 августа директор Департамента надзорной деятельности и профилактической работы МЧС России Климкин в интервью «Российской газете» сообщил: «сейчас в тушении пожаров в Сибири участвует не только МЧС России, но и министерство обороны, органы местного самоуправления, представители лесного хозяйства, добровольцы. Всего около 50 тысяч человек».

В сводке ФБУ «Авиалесоохрана» тогда же сообщалось, что для тушения лесных пожаров за прошедшие сутки привлекался 5 401 человек – и это во всей России.

Завышение количества людей в сообщениях о тушении лесных пожаров создают ощущение того, что сил для борьбы с огнём в стране достаточно и усугубляет ситуацию.

«Разбор полётов» или уроки очередной катастрофы

База для пожарных катастроф последних 5 лет как уже не раз говорилось, заложена принятием безумного нового Лесного кодекса в 2006 г. После этого была развалена лесная охрана, практически уничтожены оперативные пожарные подразделения, развалена финансовая и кадровая базы лесного хохзяйства.

Конкретные причины, вызвавшие катастрофу этого года:

Лесопожарная ложь – многократное искажение и утаивание данных о лесных пожарах и их последствиях. Из-за этого государство в лице региональных и федеральных властей отреагировала катастрофу с опозданием почти на 3 недели, когда справиться с пожарами было уже невозможно.

Хроническое недофинансирование переданных субъектам РФ лесных полномочий. Проще говоря: «тушить должны вы, но денег и техники мы вам не дадим».

Катастрофическая нехватка профессиональных кадров. Недееспособность координируемой МЧС Единой государственная системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС).

Самая же общая причина в давно ставшей притчей во языцех безответственности законодателей, которые принимают непрофессиональные решения и разрушают лесное хозяйство, а также исполнительной власти, которая скрывает пожары и не может нормально организовать работу пожарных.

Действия органов государственной власти Бурятии и Иркутской области, региональных подразделений федеральных ведомств и министерств должны стать объектом пристального внимания со стороны Генеральной прокуратуры. Если конкретные чиновники не будут наказаны, это послужит сигналом их коллегам во всех регионах – врать и бездействовать можно и нужно.

Вместо эпилога

Не хочется быть пессимистом, но вполне может быть, что истинные виновные наказаны не будут. Высокопоставленные чиновники могут выйти сухими из воды, а то и получить очередные «звёзды» за ударную работу. Виновными могут быть назначены «стрелочники». Те люди, кто реально, а не на словах боролся с пожарами. Так что катастрофы, подобные байкальской, будут продолжаться.

До каких пор? Пока не сгорит весь лес? Вся страна?

 

Игорь Ядрошников