Россия рассчитывает на активную добычу углеводородов на Арктическом шельфе через 10-15 лет

ingressimage_forum-4.[1] Россия. Санкт-Петербург. 19 июня 2015. Во время панельной сессии "Арктика: освоение новых экономических возможностей" в рамках XIX Петербургского экономического форума. Credit: Евгений Курсков/ТАСС

Такую позицию озвучил министр энергетики РФ Александр Новак на проходящем в Санкт-Петербурге Международном Экономическом Форуме.
«Мы оцениваем потенциал арктического шельфа нашей страны в 100 млрд тонн нефтяного эквивалента. Но это дело не сегодняшнего дня», – подчеркнул он.

По мнению первого заместителя министра энергетики РФ Алексея Текслера, в ближайшие 20-25 лет мир по-прежнему на две трети будет зависеть от традиционных ископаемых видов топлива. А будущая кладовая мировых запасов – это Арктика.

Он отметил, что Россия добывает нефть и газ в Арктике уже очень давно, но добывает их только на суше. Единственный на сегодняшний день арктический шельфовый проект – это Приразломное.

По словам Текслера, сейчас Россией на арктических территориях добывается 75 млн тонн нефти, и этот объем будет постепенно нарастать. На шельфе же добывается 16-17 млн тонн нефти. Через 20 лет мы добыча планируется на уровне 50 млн тонн, из них не менее 30 млн тонн будут добываться именно на Арктическом шельфе.

Однако, мнения участников пленарного заседания, посвященного развитию Арктики, разошлись. Так, директор компании «Гекон», член научного совета при Совете Безопасности РФ Михаил Григорьев гораздо скромнее оценил перспективы освоения Арктики.

«До 2030 года добычи газа на Арктическом шельфе у нас не будет вообще, а нефти будет добываться менее одного процента от всей добычи в стране», – уверен эксперт.

Стоимость Арктической шельфовой нефти

Несмотря на то, что Арктика, возможно, последняя нефтяная провинция на планете, экспертов волнует, стоит ли ее столько сложные проекты в таком суровом регионе развивать в условиях стоимости нефти при 63 долларах за баррель.

По мнению Текслера, стоимость барреля арктической нефти зависит от конкретных условий, глубин, ледовой обстановки, климатических условий. Поэтому оценки себестоимости арктической шельфовой нефти варьируются от 35 до 100 долларов за баррель.

Кроме того, все зависит от системы налогообложения.

«Себестоимость нефти без учета налогов абсолютно другая, на отдельных месторождениях в России она составляет от 5 до 15 долларов за баррель. Так что наши затраты сегодня абсолютно конкурентоспособны. Мы пытаемся регулировать налогообложение проектов. Кроме того, цены надо будет учитывать через 10-15 лет, когда начнется реальное освоение Арктики», – уверен министр энергетики РФ Александр Новак.

По мнению ряда экспертов, российские арктические проекты (Приразломное, Новый Порт) ориентированы на стоимость 100 долларов за баррель, а рентабельный уровень цены нефти для месторождения Голиаф в норвежском секторе Баренцева моря – 95 долларов за баррель.

Однако Александр Дюков, генеральный директор ОАО «Газпром нефть», добывающего нефть на единственном российском арктическом шельфовом месторождении Приразломное был настроен крайне оптимистично.
«Цена в 40 и в 35 долларов за баррель нас не пугает, это абсолютно рентабельно. Арктика важна для удовлетворения спроса в будущем, а он будет расти. Без Арктических ресурсов мировая экономика не может обойтись. Мы добываем, продолжим добывать и нарастим добычу и при 50 и при 100 долларов за баррель», – отметил он.

Неготовность к ЧС в Арктическом регионе

За последние четыре года МЧС официально зафиксировало около 5 000 чрезвычайных ситуаций в Арктическом регионе. Они носят природный или техногенный характер, а также связаны с развитием транспортной инфраструктуры.

Леонид Беляев Заместитель министра Российской Федерации по чрезвычайным ситуациям отметил, что сегодня МЧС развернуло свои спасательные центры в Архангельске, Ханты-Мансийске и Дикси. В июле планируется открытие такого же центра в Мурманске.

«По плану у нас открытие еще восьми центров, которые будут располагаться в арктическом регионе», – рассказал он.
Однако, оборудование и экипировка персонала для таких центров, на сегодняшний момент, оставляет желать лучшего.

«Один катер с подвесным мотором – это не центр, это некое присутствие. У нас нет обеспечения по средствам ЛРН по трассе северного морского пути. Есть планы ЛРН по работе на терминалах, но по самой трассе ничего нет. У нас есть на двух ледоколах комплекты оборудования и временные команды. Больше у нас ничего нет», – уверен Михаил Григорьев.

Беляев, отчасти согласившись с экспертом, отметил, что у МЧС есть еще около 10 лет до того, как на Арктическом шельфе начнется активная фаза добычи нефти.

«Конечно, нам нужна техника и экипировка для работы в низких температурах. Но даже сейчас могу сказать, что в любом месте, где будет находиться человек, МСЧ окажет всю необходимую помощь в полном объеме», – заверил заместитель министра.

Анна Киреева

anna@bellona.ru