Токсовские береговые войны

Toksovo[1] Credit: Движение против захвата озер

Поэтому, с одной стороны, концентрация берего- и лесозахватов здесь значительно больше, чем в среднем по району (да и по области в целом, если не считать самый «бедовый» район рек Бурная и Тихая и озера Суходольское в Приозерском районе, где поставлен своеобразный отрицательный рекорд).

С другой стороны, почти у каждой «горячей точки» здесь есть инициативная группа, которая не намерена сдавать природные территории без боя. Собственно, во многом именно поэтому мы можем назвать так много нарушений в Токсово: благодаря активности токсовцев мы о них знаем. Чего, увы, нельзя сказать о других поселках, где природа подчас захватывается втихую.

Условно берегозахваты в Токсово можно разделить на две группы. Первая – это нарушения, ведущие свое происхождение с начала и середины 2000-х годов, а то и раньше. С ними ведется «позиционная» война (пока, правда, малоуспешная). Так как местные экоактивисты прекрасно знают, что в Ленинградской области не зафиксировано пока ни одного случая принудительного сноса незаконного дома (решения судов не выполняются), то они предпочли направить силы на то, что еще можно спасти. Отсюда возникает вторая группа – это пока еще неосуществленные (или частично осуществленные) попытки рейдерских захватов берегов. По каждому из них ведутся ожесточенные бои – как в чиновных кабинетах, так и в «поле».

Динозавры

К группе старых захватов (чьи хозяева за давностью лет ошибочно уверовали в свою безнаказанность) относится, прежде всего, северо-западная часть озера Хеппоярви и часть озера Чайного (улицы Офицерская, Санаторная, Туристов, Чайное озеро). Длина почти закрытого берега, где имеется всего два-три легитимных выхода к воде, равна примерно 2 километрам.

Как правило, технология захвата здесь примерно схожая: владельцы исторически сложившихся участков вдоль берега просто беспардонно спускали заборы к воде и делили между собой существовавшие проходы.

Движение «Против захвата озер» с помощью токсовской администрации запросило кадастровые и межевые документы этих участков. Оказалось, что с точки зрения Росреестра вся эта неприступная стена домов вдоль Хеппоярви формально не доходит до воды (тропа вдоль берега обозначена почти везде) и довольно часто предусмотрены проходы к воде с улицы.

Однако все это нагло захвачено в расчете на то, что муниципальная администрация слишком слаба, чтобы пытаться вернуть свои территории. К сожалению, этот расчет оправдывается.

bodytextimage_Toksovo1[1] Дача Роттенберга. Credit: Движение против захвата озер


Впрочем, есть в этом кластере и участки, которые еще относительно недавно были муниципальными территориями. Так, большую красивую гору, спускавшуюся к заливу озера по ул. Туристов, в начале 2000-х гг. приобрели братья Роттенберги (да-да, те самые). За забором чудовищной высоты находятся два участка братьев. От озера Хеппоярви они прорыли к себе канал (естественно, безо всяких согласований), чтобы удобнее было выезжать на катере прямо в озеро.
Многочисленны жалобы жителей и активистов привели только к тому, что Комитет по госконтролю природопользования вынес робкое предписание освободить береговую полосу. В распоряжении редакции имеется ответ одного из Роттенбергов от 2009 года, в котором он рассудительно заявляет, что не должен ничего освобождать. Больше Комитет не настаивал.

Один из пляжей, который еще в 90-е был общедоступным, и даже увековечился в рассказе Татьяны Толстой, обитавшей на семейной даче по соседству, в середине 2000-х был загадочным образом куплен хозяином компании «Евро-Авто» Игорем Комоловым (оформлен на его дочь).

bodytextimage_Toksovo3[1] Дача Игоря Комолова по адресу Туристов, 30А-З0Д. Credit: Движение против захвата озер


Сейчас это частное поместье п адресу ул. Туристов, 30А-30Д. Естественно, с огороженным берегом. Комитет по госконтролю природопользования когда-то по требованию жителей начал было выдвигать ему претензии, но почему-то быстро их отозвал. Природоохранная прокуратура даже подала судебный иск об освобождении берега, и даже выиграла его в 2011.
Но далее в материалах дела возникает какая-то сумятица, ответчик требует отменить решение на основании процессуальных нарушений, назначается повторное заседание….. о результатах которого ничего не известно. Во всяком случае, на всех последующих проверках прокурор уже упорно не замечал комоловского нарушения и заявлял, что берег …. свободен.

Токсовские рейдеры

Как выяснилось, это было только начало. Убедившись, что захватывать берега в Токсово не просто, а очень просто (по причине бездействия надзорных органов), Игорь Комолов и его брат Вадим начали действовать с размахом. За последние пять лет ими было предпринято, по крайней мере, пять дерзких попыток захвата ценных береговых участков в Токсово. Три из них, увы, осуществились. Одна, наиболее наглая, отбита. За один из берегов ведется ожесточенная борьба, и есть большие шансы на победу общественности.

Схема комоловских захватов проста до наивности: выбирается один из немногих оставшихся свободных клочков земли на берегу, после чего на него рисуется цепочка поддельных документов. Вдруг оказывается, что пустынный бережок уже лет двадцать как находится в частной собственности, причем фиктивные собственники почти каждый год перепродают его друг другу. Будучи уверенными, что у муниципалитета не найдется сил оспаривать этот абсурд, рейдеры преспокойно привозили на берег гастарбайтеров, которые начинали деловито ставить забор и возводить очередной особняк. Если берег был совсем маленький – его подсыпали. Так возник дом по адресу ул. Чайное озеро, 4а и Чайное озеро, 8А.

bodytextimage_Toksovo2[1] Берегозахват на озере Хеппоярви. Credit: Движение против захвата озер


Обычно в цепочках перепродаж фигурировали лица, которые, возможно, даже не знали о своих фантастических приобретениях – Комоловы использовали только их паспортные данные. В нескольких захватах доверенным лицом выгодоприобретателей выступал бывших саратовский милиционер Андрей Каменский. Это объясняет, почему в цепочках очень много паспортов из Саратова. Кое-где Комоловы не стеснялись вставить в цепочки также самих себя и своих родственников (например, своего уже покойного на тот момент отца).
Когда свободные берега закончились, Комоловы обратили свои взоры на частные береговые дачи. Так, в 2011-2012 гг. они пытались захватить большую старую дачу, принадлежавшую пенсионерке Ольге Трушовой и ее внуку-сироте. Дача принадлежала семье Трушовой с 1904 года.

Любопытно, что она была одной из многих, кто берег не захватил. Но в случае успеха Комоловых в судьбе береговой полосы можно было не сомневаться. Братья, ошибочно уверенные в недееспособности хозяйки, также изготовили цепочку поддельных документов, согласно которым этот участок с 1987 года принадлежал семье Комоловых, а затем регулярно перепродавался.

Затем, в лучших традициях начала 90х, они прислали на участок рабочих, которые сломали Трушовой забор и начали строить дорогу к будущему хозяйскому особняку. Трушова кинулась в полицию и в суд. Все могло бы кончиться для нее весьма плачевно.

К счастью, возмутительная наглость рейдеров вызвала широкий резонанс. На ее защиту встал токсовский актив. Даже тогдашний глава Всеволожского района Александр Соболенко поддержал Трушову в эфире одного из телеканалов. В итоге Комоловы сдались. Трушовой пришлось продать городскую квартиру, чтобы расплатиться с адвокатами, однако дачу она сохранила. И – пополнила ряды токсовских активистов.

Агония

Последний (как хронологически, так и, надеемся, последний в природе) комоловский берегозахват тоже находится поблизости – ул. Чайное озеро, 17А. Номер дома, как и во всех остальных случаях, придуман рейдерами произвольно. Сделав липовые документы на муниципальный берег, Комоловы спешно построили там бытовку, а затем чиновница Всеволожского филиала Кадастровой палаты ЛО В.А. Садикова оформила этот сарай как капитальный жилой дом. Но рейдеров остановили, не дав им поставить забор и настоящий дом.

Сейчас решается вопрос о возбуждении уголовного дела: Всеволожская прокуратура уже известила активистов о том, что обнаружила в документах признаки мошенничества. В этой ситуации захватчики потеряли самоконтроль и решили отомстить. Впрочем, возможно, все произошло спонтанно. Однако по порядку. Как уже было сказано, соседние незаконные постройки 4а и 8а тоже имеют отношение к Комоловым. Как и усадьба на Туристов 30а-30Д, они используются с инвестиционными целями – под гостиницы. Их охраняет общий ЧОП. В отношении дома 4А прокуратура и районная администрация проиграли иск об освобождении незаконно занятого участка.

В начале мая несколько нетрезвых мужчин из дома 4а явились на брег 17А. Там в этот момент проходил активист Сергей Швецов, живущий неподалеку. Обвинив его в том, что он якобы пытался демонтировать их сарай, неизвестные напали на Швецова. Один из них (как полагает пострадавший, это был Вадим Комолов) нанес ему несколько ударов в область головы, в том числе (как показал впоследствии рентген) проломил височную кость. Остальные в это время вызвали своих ЧОПовцев. Те моментально примчались, одели на Швецова наручники (!) и потащили его в свою машину. Лишь выбежавшие из домов соседи сумели помешать похищению.

Этой нелепой выходкой рейдеры навредили главным образом себе. После того, как о событии стало известно, полиция возобновила проверку по факту мошенничества с берегом. В настоящий момент работы на участке не ведутся. Единственной причиной, по которой жители решили пока не ломать злополучный сарай, это надежда решить вопрос в правовом поле. Чтобы доказать его незаконность в суде, сарай нужно пока сохранить.

Так уж и быть, когда-нибудь уберем забор

Отвлекшись на Комоловых, мы невольно отошли от задуманной структуры статьи – поговорить сначала о старых захватах, а потом о новых. Раз уж такое произошло, продолжим обзор по географическому принципу. Помимо Хеппоярви и Чайного, довольно много относительно укоренившихся захватов имеется на южном берегу Кавголовского озера.

В ответ на заявления жителей Комитет госконтроля природопользования ответил, что хозяева этих участков не могут поступать иначе, так как с годами вода поднялась и якобы смыла существовавшие береговые полосы…. Несколько берегозахватов имеются на небольшом озере Вероярви (Кривом) в центре поселка.

Одну попытку крупного «хапка» жители успешно отбили в 2008-2009 гг., когда компания «Хонка-Парк» пыталась застроить берег своим коттеджным поселком. Вместо поселка активисты инициировали создание здесь заказника. Собственно, с той успешной природоохранной компании и началась история движения «Токсовские озера».

Со вторым крупным захватом на Вероярви, также осуществленным известным застройщиком, борьба еще не закончена. Компания ЗАО «Строительный трест» строит на Вероярви поселок «Озерный край», а для верности огородила забором часть береговой полосы (которая им вовсе не принадлежит).

По просьбе жителей с претензией к застройщику обратилась токсовская администрация. Но в «Строительном тресте» весьма бесцеремонно ответили, что в течении двух лет, пока не распродадут участки, не собирается демонтировать незаконный забор. Администрация этот ответ, как не странно, проглотила и возражать не стала. Жители, однако, остались недовольны и обратились в прокуратуру. Природоохранная прокуратура в своем ответе пообещала предъявить иск о сносе забора. С тех пор прошло пять месяцев. Результат суда неизвестен, забор пока стоит.

Закрытый грабеж

Отдельным жанром в Токсово стала распродажа земель Минобороны (точнее, категории земель т.н. специального назначения, которую чаще всего занимают леса, переданные в пользование Министерства обороны). Их в Токсово очень много.

Как показывает практика, эти леса и берега еще более уязвимы, чем государственный лесной фонд. При их регистрации, то ли по незнанию, то ли с умыслом были допущены ошибки, которые позволяют сейчас мошенникам всех мастей раздирать их на части.

Первой ласточкой стала попытка построить коттеджный поселок на юго-восточном берегу Хеппоярви, прямо на дорожках лыже-роллерной базы СКА. Кто именно из ответственных людей в погонах продал военный берег под ИЖС (и каким образом он это сделал), так и осталось загадкой – и прокурорская проверка, и суд были закрытыми. Впрочем, строительство остановилось на уровне фундаментов.

bodytextimage_Toksovo4[1] Озеро Круглое, ул. Лесовода Морозова, 10. Credit: Движение против захвата озер


Второй случай – один из бывших начальников Морозовского военного лесничества, некто М.П.Леонов, ухитрился взять аренду гектар своего военного леса, примыкавшего к небольшому озеру Круглое (Безымянное). Вскоре лес и треть берега (самая высокая и удобная его часть) оказались обнесены забором, загадочным образом оформлены как ИЖС с адресом ул. Лесовода Морозова, 10, а на берегу построен особняк в стиле петродворцового Монплезира. Само озеро тоже оказалось в аренде у Леонова – якобы под рыборазведение, хотя никаких рыбоводных садков у него никогда не наблюдалось. Добавим, что ни одна проверка нарушений у Леонова не нашла.
Но это было невинными забавами по сравнении с оптовым разбазариванием, начавшимся 2-3 года назад и все набирающим силу. Весь северо-восточный берег Хеппоярви, а также красивые лесные озера Ново-Токсово – например, Воякорви – оказались в окружении земель Минобороны, и сейчас делят их горькую судьбу.

Год за годом на кадастровой карте среди ровного поля «земель специального назначения» появляются все новые и новые частные наделы. Как, каким образом осуществляется их перевод и приватизация – остается тайной, так как суды и расследования в рамках военного ведомства ведутся закрыто. Правда, выгодоприобретатели от этих гешефтов вполне себе гражданские и светские. Например, компания «Хонка-Парк», которая получила участок под строительство коттеджного поселка на берегу озера на землях Минобороны.

Одержать победу в природоохраной борьбе крайне сложно. В данном случае показатель успеха токсовцев – это, как не странно, большое количество «горячих точек». Каждый берегозахват усилиями жителей попадает в горячую информационную ротацию. И, даже если захватчик побеждает, победа достается ему очень дорогой ценой.

Ирина Андрианова