Байкал – нелегкая судьба

6088739778_a65549a8d1_b Credit: Daniel Beilinson

Угроза из Монголии

Недавно Инспекционная комиссия Всемирного Банка получила обращение жителей региона реки Селенги из России и Монголии, которые, заручившись поддержкой ряда экологических организаций, требуют прекратить финансирование широкомасштабных проектов возведения плотин и дамб. Монголия намерена построить несколько гидроэлектростанций и систем перераспределения речного стока. Это в первую очередь ГЭС Шурэн и плотины на реках Орхон, Эгийн-гол, Тола и Дэлгэрмурен.

Эти проекты крайне опасны для экосистемы крупнейшей реки Монголии и Бурятии Селенги и для Байкала, крупнейшим притоком которого является Селенга. Сооружение плотин самым негативным образом повлияет на животный мир озера, изменятся его  гидрологический режим и климат, вполне возможно и повышение сейсмичности региона.

Авторы обращения заявляют, что Всемирный Банк игнорирует и недооценивает возможные последствия строительства ГЭС, нарушая установленные им самим правила планирования проектов.

Факты говорят о том, что Банк одобряет противоречивый проект, который экономически не обоснован и несет громадный социальный и экологический риск для Монголии и России, как минимум. При этом Банк нарушает свою политику по доступу к информации и надзору за выполнением проектов, из-за «мер экологической и социальной защиты».

Эта ситуация уже привлекала внимание и Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, который неоднократно обращал внимание Монголии на необходимость соблюдения международного законодательства. Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия требует, чтобы страны-участницы не предпринимали действий, наносящих вред объектам всемирного наследия на территории других стран. Комитет намеревался провести проверку ситуации на месте, но руководство Монголии пока не реагирует должным образом.

Экологи утверждают, что опасным проектам ГЭС есть реальные альтернативы. Электроэнергия может поставляться из России. Кроме того, у Монголии есть громадный потенциал для солнечной и ветряной энергетики.

Природоохранные организации и российские власти уже не первый год выражают крайнюю озабоченность этими проектами, и есть надежда на положительные сдвиги. 1 апреля МПР сообщило, что: «…Россия и Монголия договорились об активном взаимодействии по вопросам изучения возможных последствий для озера Байкал проектов сооружений ГЭС «Шурэн» на реке Селенга и других притоках… В результате переговоров достигнуты договоренности о создании комплексной системы российско-монгольского взаимодействия по проектам ГТС на притоках оз. Байкал, налаживание эффективной работы которых будет способствовать выстраиванию системы оценки рисков для объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО».

Обмеление

Еще одна «горячая» проблема последних месяцев – обмеление Байкала. Из-за маловодья уровень воды в озере упал ниже предельного уровня, установленного законодательством об охране Байкала – 456 метров (тихоокеанская отметка – ТО). Максимальный уровень установлен на отметке в 457 метров (ТО).

Сейчас вода в Байкале упала почти на 10 см ниже допустимого уровня.

По данным МЧС РФ, приток воды в озеро летом и осенью 2014 года из-за маловодья составил лишь 67% от нормы. Однако существую и другие объяснения причин возникновения проблемы. Они связаны с деятельностью энергетиков, которые заинтересованы в максимальном пропуске воды через агрегаты ГЭС, что означает увеличение прибыли.

В данном случае Байкал оказывается не объектом всемирного наследия, а всего лишь водохранилищем Иркутской ГЭС. Пока ситуация складывается таким образом, что интересы бизнеса превалируют над задачей сохранения уникального озера.

По научным данным чрезмерные колебания уровня воды грозят Байкалу множеством неприятностей. К примеру, по оценкам Института общей и экспериментальной биологии СО РАН искусственное понижение уровня на 20 см (особенно зимой) ударит по сообществам донных беспозвоночных и растений. В свою очередь, это может ускорить процессы опаснейшей «скрытой эвтрофикации», которая изучается на Байкале уже больше 10 лет.

По данным доцента кафедры экологии и безопасности жизнедеятельности Восточно-Сибирского госуниверситета технологии и управления Сергея Шапхаева снижение уровня Байкала ниже предельно разрешенного нанесет большой ущерб рыбным ресурсам и вызовет рост социальной напряженности среди населения прибрежных территорий, где рыба является важным продуктом питания и источником дополнительного, а иногда и основного дохода.

По данным ФГУ «Байкалрыбвод», ущерб водным биоресурсам в результате гибели кормовых организмов (только зообентоса) на осушенных участках дна оз. Байкал (34 900 га) составит 1 497,2 тонн.

Турист против природы

Другая примета последних лет – массовый туризм, который буквально уничтожает Байкальские берега. В том числе и на особо охраняемых природных территориях.

Особенно показателен в этом отношении Ольхонский район Иркутской области, а более точно – побережье Малого моря.

Некогда уединенные берега, служившие пристанищем тысячам птиц, редким видам животных и растений, покрылись сплошным «ковром» домиков для отдыхающих. Тысячи туристов буквально втоптали в землю все живое. Голая каменистая почва с редкими пучками травы – все, что осталось от природы.

На острове Ольхон, который входит в Прибайкальский национальный парк, ситуация несколько лучше. Пока. Тем не менее, многие тысячи туристов во многих местах неуклонно превращают побережье острова в пустыню. Даже в заповедной зоне туристы на квадроциклах чувствуют себя весьма вольготно. Они разъезжают по заповедным песчаным дюнам, уничтожая с трудом выживающие растения, в том числе астрагал ольхонский, который растет только здесь и более нигде в мире.

Огромный урон побережью наносят «дикие туристы» с палатками – вытаптывают растительность, уничтожают лиственницы на дрова.

Ситуация складывается таким образом, что неконтролируемый туризм во многих районах Байкала принимает катастрофический характер. Эффективно противодействовать этой угрозе власти пока не могут.

Мост в никуда

Характерный пример общего административного подхода к объекту всемирного наследия – очень странный проект моста через исток Ангары.

Километровый мост должен связать Листвянку с тупиком – портом Байкал. Это конечная железнодорожная станция, куда приходят редкие туристические составы, идущие по остаткам Кругобайкальской ж\д. Дорог здесь нет, и зачем мост непонятно.

Похоже, что строительство может быть оправдано лишь массовым строительством коттеджей, дач и турбаз. На стороне Листвянки все уже освоено.

Порт Байкал – это крохотный кусочек суши. С одной стороны вода – с другой скалы. Осваивать здесь новые площади можно только за счет территории Прибайкальского национального парка, что запрещено законодательством, в том числе международным.

Мост не просто создаст условия для уничтожения всемирного наследия. Он и сам может стать проблемой. Строительство «неудачного» моста нанесет ущерб истоку Ангары, как части всемирного наследия. Похожая ситуация была какое-то время назад в долине реки Эльбы в Дрездене. Из-за «неудачного» строительства моста она была исключена из списка всемирного наследия.

Кроме вышеперечисленных, у Байкала есть и другие проблемы, о которых будет отдельный разговор: угроза освоение Холоднинского месторождения, туристические зоны в Бурятии, пожары и пр. Главная же проблема, как во многих других случаях, видится так – государство не может или не хочет оперативно и эффективно устранять возникающие угрозы.

 

Игорь Ядрошников