Достроят ли Белорусскую АЭС?

2014-11-05 dsae На сооружении белорусской АЭС началось бетонирование внутренней защитной оболочки здания реактора энергоблока №1. Credit: dsae.by

Что привело к задержке?

Как уже писала Беллона.ру, несмотря на недавние официальные заявления о том, что реализация проекта Белорусской АЭС идет в четком соответствии с графиком, появилось документальное подтверждение того, что сроки ввода в эксплуатацию ее энергоблоков переносятся на год и на два.

2 марта этого года Совет Республики Национального собрания (верхняя палата парламента) Беларуси в закрытом режиме ратифицировал протокол о внесении изменений в упомянутое межправительственное соглашение, которое сдвинуло сроки сдачи энергоблоков Белорусской АЭС на 2018-й год для первого энергоблока и 2020-ые годы для второго. В то же время, белорусско-российское межправительственное соглашение «О сотрудничестве в строительстве на территории Беларуси атомной электростанции» от 15 марта 2011 года определяло сроки ввода как 2017-й и 2018-й годы соответственно.

Однако чиновники не торопятся признавать задержку в сооружении станции. «Уже давным-давно речь идет о 2018 и 2020 годах. Эти сроки определены в генеральном контракте на строительство Белорусской АЭС, который был подписан 18 июля 2012 года. Межправительственное соглашение заключалось 15 марта 2011 года. Тогда думали, что, наверное, энергоблоки будут введены в эксплуатацию в 2017 и 2018 годах. Когда стали просчитывать досконально, тогда стали понятны четкие и реальные сроки. То есть, тут речь не идет о смещении сроков. У нас все идет по графику. Нет никаких отставаний», – рассказал Naviny.by представитель Департамента по ядерной энергетике Министерства энергетики Беларуси.

Стоит отметить, что новые сроки сдачи, 2018 и 2020 год, закреплены и в указе Лукашенко «О сооружении Белорусской атомной электростанции» от 2 ноября 2013 года.

По официальной информации, работы по сооружению Белорусской АЭС на Островецкой площадке в Гродненской области идут без остановок. Строительство основных объектов АЭС давно идет выше нулевой отметки. «По реакторному отделению пройдена седьмая отметка бетонирования внутренней защитной оболочки, восьмая отметка – внешней защитной оболочки, установлен корпус устройства локализации расплава активной зоны (так называемой ловушки расплава), в турбинном отделении идет установка устройства внутренних строительных конструкций. Более того, и градирня уже достигла 21-й отметки», – рассказал на пресс-конференции 11 марта главный инженер Белорусской АЭС Анатолий Бондарь.

И все же, каковы причины смещения сроков в документах? Как видно, официальные лица их предпочитают умалчивать. По мнению независимых экспертов белорусского общественного объединения (ОО) «Экодом», задержка может быть связана с тем, что процедура оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), проводимая в соответствии с Эспоо и Орхусской конвенциями Европейской экономической комиссии (ЕЭК), отняла больше времени, чем изначально планировалось.

Также следует учесть тот факт, что органы упомянутых конвенций официально признали, что Беларусь нарушила свои обязательства при строительстве атомной электростанции, и приняли решения, обязывающие страну предпринять определенные действия для исправления нарушений. Такими нарушениями, среди прочих, были: ненадлежащее обсуждение с Литвой проекта Белорусской АЭС, что вынудило последнюю пожаловаться в комитет конвенции Эспоо; нарушение экологических прав граждан Беларуси при реализации белорусского атомного проекта.

Международные процедуры, похоже, оказали влияние на процесс строительства Белорусской АЭС. Это влияние проявилось, в первую очередь в том, что были затянуты сроки подписания кредитного соглашения и выделения первого транша российского кредита, и в том, что белорусская сторона вынуждена была проводить ряд слушаний в соседних странах и дорабатывать ОВОС проекта Белорусской АЭС.

Цена Белорусской АЭС будет расти

На пресс-конференции 11 марта замдиректора Белорусской АЭС Андрей Баркун сообщил журналистам, что из-за ситуации в России экономические показатели российского подрядчика строительства, такие как прибыль и рентабельность, «приказали долго жить». Как пишет белорусский интернет ресурс tut.by, Баркун прокомментировал, что белорусской стороне «пришлось пересматривать стоимость товаров для некоторых поставщиков, выигравших тендеры». Очевидно, стоимость товаров была пересмотрена в сторону увеличения, несмотря на то, что цена контракта зафиксирована в долларах США, кредит выделяется также в долларах, а стоимость работ и поставок определяется в российских рублях и переводится в доллары по курсу на конец месяца.

Баркун пояснил этот казус: «Чтобы не выйти на убытки он [подрядчик] попросил [белорусскую сторону] удержаться на плаву». По его словам, российские поставщики, выигравшие тендеры «объективно не могут поставить оборудование по прежней цене».

Каким образом кризис в российской экономике влияет на стоимость оборудования, фиксированную в твердой валюте? Почему его стоимость в валюте растет, в то время как инфляция ведет к временному удешевлению товаров и услуг, производимых в союзном российско-белорусском пространстве? Ответы на эти вопросы остаются за рамками заявлений для прессы, поскольку ход строительства Белорусской АЭС и сопровождающие его сделки непрозрачны. Проект, финансирующийся из средств налогоплательщиков, реализуется в атмосфере секретности.

По информации «Экодома», представленной органам Орхусской конвенции, решения принимаются без участия общественности, и от нее до сих пор скрывают экономическое обоснование рентабельности этого строительства, как и вопросы ценообразования оборудования для Белорусской АЭС.

Непрозрачность, эксклюзивные преференции от государства, самые высокие среди атомных корпораций риски коррупции характерны для российской атомной госкорпорации, отмечается в недавнем докладе Greenpeace International под названием Rosatom Risks («Риски Росатома»). Эта совокупность дает возможность использования кризисной ситуации для извлечения прибыли отдельными лицами и компаниями, что, кроме всего прочего, может привести к существенному удорожанию проекта.

Следует отметить, что для строящихся АЭС характерно удорожание стоимости. Так цена реализации проекта атомной электростанции в Олкилуото в Финляндии выросла более чем в два раза, что явилось предметом спора подрядчика и заказчика. В случае проекта Белорусской АЭС, где сделки и решения принимаются узким кругом лиц, рост цен, скорее всего, будет направлен, в первую очередь, на защиту интересов этих лиц, а не на повышение качества строительства, которое сегодня, по мнению авторов доклада,  оставляет желать лучшего.

Нарушения окажут влияние

В конце 2014 года Госатомнадзор Беларуси заявил о том, что комплексная проверка c 27 октября по 6 ноября выявила ряд нарушений, допущенных при строительстве Белорусской АЭС.

В частности, начальник Управления надзора за ядерной и радиационной безопасностью ядерных установок Госатомнадзора Александр Приходько сообщил в ходе онлайн-конференции на сайте государственного информагентства БелТа, что «специалистами надзорных органов выявлен ряд нарушений при проведении гидроизоляционных работ, входного контроля оборудования, строительных, бетонных и арматурных работ, при установке и монтаже грузоподъемного оборудования». При этом надзорный орган считает, что данные нарушения могут быть устранены по ходу строительства и не требуют остановки работ.

Госатомназдор не удовлетворил требования белорусских экологов предоставить им Акт проверки для независимой экспертизы и остановить строительство для устранения нарушений и наказания виновных. На свое обращение ОО «Экодом» еще в середине декабря прошлого года получило ответ, в котором говорится: «Госатомнадзором выявлен ряд нарушений, которые, по общему заключению надзорных органов-участников проверки не носят критического характера при условии их устранения в установленные сроки».

И. о. начальника Департамента по ядерной и радиационной безопасности МЧС Леонид Рыдлевский сообщил также, что меры административного характера пока не применялись по отношению к нарушителям, однако они могут последовать в случае «невыполнения предписания или несоблюдения установленных сроков устранения нарушений». По его словам, по ряду выявленных в ходе комплексной проверки нарушений уже приняты меры, и РУП «Белорусская АЭС» представила в Госатомназдор необходимые подтверждающие документы.

Представители ОО «Экодом», тем не менее, не удовлетворены этим ответом и считают, что Госатомназдор отметил далеко не все нарушения, которые были допущены во время реализации проекта Белорусской АЭС. Так, экологи не раз обращали внимание белорусских властей на тот факт, что строительство атомной электростанции под Островцом началось более чем за год до появления архитектурного проекта и лицензии. И это, как отметили в своем обращении экологи, является одной из причин выявленных Госатомнадзором нарушений.

Кроме нарушений технических норм, Беларусь, по информации, излагаемой в решениях Совещаний сторон Орхусской и Эспоо конвенций ЕЭК ООН, допустила нарушения ряда международных обязательств, которые ей предписано исправить.

Как сообщают в своих докладах органам Орхусской и Эспоо Конвенций эксперты ОО «Экодом» и Союза крестьян и зеленых Литвы, Беларусь еще не предприняла никаких существенных шагов по выполнению решений комитетов с 2013 года. Если такие шаги будут предприняты, очевидно, они потребуют дополнительных времени и ресурсов. Так, выполнение одной только рекомендации Совещания Сторон Эспоо по Белорусской АЭС потребует приглашения специальной миссии МАГАТЭ, которая должна будет подробно изучить основания выбора Островецкой площадки и подготовить их экспертную оценку.

Долгострой или отмена?

Международный консультант по вопросам энергетической и атомной политики Майкл Шнайдер в принципе сомневается, что Белорусская АЭС когда-либо заработает. По его словам, экономические трудности России уже повлияли на планы по строительству в ней ядерных ректоров.

«Все четыре из запланированных реакторов Ленинградской АЭС-2 уже официально на год отстают от графика. Кстати, ЛАЭС-2 имеет такой же тип реактора, как и строящаяся белорусская АЭС. Вообще, все девять энергоблоков, которые строятся в России, уже несколько лет отстают от графика», – отмечает эксперт. По его мнению, нет никакой гарантии, что строящийся ядерный реактор в Беларуси когда-либо будет генерировать электроэнергию: «Ядерная история – это история незавершенных проектов. Более 250 заказов на строительство реакторов были отменены на различных стадиях строительства, в том числе и на 100% завершенные блоки, которые так никогда и не были включены».

 

Татьяна Иванова