Проблемы проведения аварийно-спасательных работ в Арктике можно решить законодательно

frontpageingressimage_Ecospas.jpg

Предприятия топливно-энергетического комплекса остаются основными загрязнителями окружающей среды. Экологический ущерб от разливов нефти через несколько лет может сравняться с размерами прибыли от ее добычи. 

По данным ГосДумы РФ, от аварийных разливов нефти и нефтепродуктов ущерб водным объектам и почвам только за I-е полугодие 2014 года оценивается в 6 млрд. Рублей. За аналогичный период прошлого года этот показатель составил 800 млн рублей.

«В ГосДуме работают над ликвидацией пробелов в законодательстве, связанных с необходимостью ужесточения требований к экологически опасным производствам, с экологическим страхованием и ликвидацией последствий нефтеразливов», – подчеркнул депутат Госдумы Олег Лебедев на прошедшем в Мурманске Круглом Столе «Экологические риски при осуществлении работ с нефтью и нефтепродуктами и проблемы ликвидации их разливов». Однако, «прорех» в законодательстве еще много.

Так, по словам генерального директора «ЭКОСПАСа» Андрей Апреленко, до сих пор аварийно-спасательные работы на суше не относятся к виду аварийно-спасательных работ, есть существенные отличия между правым регулированием и обеспечением безопасности на суше и на море.

Кроме того, были существенно ослаблены требования к опасным объектам, расположенным на суше и, естественно, на береговой линии. В соответствии с Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 22-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» в настоящее время товарно-сырьевым складам и базам с хранением горючих жидкостей в объеме менее 1000 тонн теперь не присваивается класс опасности и, как следствие, они не подпадают под категорию опасных производственных объектов.

В связи с этим, многие владельцы опасных производственных объектов стали размещать запасы горючих жидкостей по несколькими местам хранения, иногда занижая их реальные объемы, и уклоняться от регистрации в государственном реестре опасных объектов.

При этом, часто такие объекты располагаются в густонаселенных районах, а риск возникновения аварии и чрезвычайной ситуации от того, что они больше не относятся к категории опасных производственных объектов не уменьшается, а наоборот увеличивается, т.к. фактически ликвидируется необходимый контроль, и не осуществляется планирование мероприятий по предотвращению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов.

Апреленко также рассказал, что до сих пор отсутствуют единые подходы и требования к компаниям, занимающимся аварийно-спасательными работами.

Для эффективного решения задач такие компании должны иметь в наличии собственные силы и средства, эшелонированную систему реагирования на ликвидацию ЧС, то есть – возможность привлечения необходимого количества сил и средств в соответствии с развитием оперативной обстановки.

У компании должна быть оперативная диспетчерская дежурная служба, эффективная система управления, позволяющая координировать действия своих структурных подразделений при реагировании и в ходе ликвидации ЧС, а также  соглашения о взаимодействии с МЧС России и другими ведомственными структурами и соответствующий Регламент такого взаимодействия.

Кроме того, отсутствует целостная система аттестации аварийно-спасательных служб, аварийно-спасательных формирований и спасателей, что создает определенные проблемы. Согласно действующему законодательству, один раз в три года спасательные формирования обязаны проходить периодическую аттестацию, однако ни одна ведомственная аттестационная комиссии не обладает достаточным спектром полномочий для проведения такой аттестации.

bodytextimage_Aprelenko.jpg

Говоря о проблемах не законодательного характера, руководитель «ЭКОСПАСа» отметил, что из-за желания сэкономить на мероприятиях по предупреждению ЧС на опасных производственных объектах, компании заключают договора на «Поддержание в постоянной готовности сил и средств к реагированию и локализации ЧС, связанных с разливом нефти и нефтепродуктов» с аварийно-спасательными формированиями, которые ничего кроме вывески за собой не имеют, а состав сил и средств у них арендован и числится только на бумаге.

Подобные структуры, по его мнению, проводят демпинговую политику, поскольку у них нет затрат на обслуживание техники, приобретение нового оборудования, обучение и содержание персонала. Такие структуры пользуются устойчивым успехом у ряда компаний, занимающихся добычей, хранением, транспортировкой и переработкой нефти и нефтепродуктов. 

«Экономя на профессиональном прикрытии объектов и, формально, соблюдая закон, заключая договоры с «дутыми» аварийно-спасательными формированиями, компании значительно повышают риски тяжелых последствий экологических катастроф», – отметил Апреленко.

По результатам Круглого Стола было рекомендовано Мурманской областной Думе обратиться в Правительство РФ с рядом предложений. В частности, об обязательности нефтедобывающим и нефтетранспортным компаниям страховать экологические риски в полном объеме при работе в Арктической зоне РФ; о создании банка данных по сорту и количеству нефти, запланированной для добычи и транспортировки на месторождениях Арктики; о возмещении денежных средств субъектам РФ, где в отчетном году произошли СЧ и аварии, в результате которых был нанесен вред окружающей среде; а также о возможности создания в акватории Баренцева и Белого морей зон, свободных от нефти.

Кроме того, Мурманской областной Думе рекомендовано обратиться в Правительство Мурманской области для рассмотрения ряда вопросов, в том числе об обеспечении координации действий функционирующих на территории Мурманской области профессиональных аварийно-спасательных формирований; а также разработать положения о порядке обмена, использования информации и взаимодействия в области ведения мониторинга и прогнозирования ЧС техногенного характера на акватории и береговой линии Кольского залива.

Анна Киреева

anna@bellona.ru