Не опасные отходы, но полезное сырье

ingressimage_14611824336_0efa609389_k.jpg Photo: Фото: Jim Chambers

Статья подготовлена специально для нового 56 номера журнала «Экология и право»

Конечно, и численность населения таких городов, как Москва и Омск, неодинакова. Но есть и еще одно важное различие: внимание властей к организации сбора опасных отходов у горожан и организаций. В России на сегодняшний день нет какой-то единой системы сбора и утилизации опасных отходов. Каждый регион выкручивается по-своему. Где-то получается эффективно, где-то не очень.

Активно просвещать население России в вопросах обращения с опасными отходами начали не так давно. Например, проект «Экомобиль» – инициатива по сбору опасных отходов у населения – был запущен в Санкт-Петербурге только четыре года назад. Зато теперь «экологичные» «Газели», принимающие от жителей использованные батарейки, ртутные лампы и другие бытовые предметы, требующие специальной утилизации, курсируют теперь и в Новосибирске, Петрозаводске, Самаре и Свердловской области.

В столице решили обойтись без «экомобилей». Московское правительство 19 мая 2010 года выпустило распоряжение № 949-РП, согласно которому прием отработанных ртутных ламп обязаны осуществлять организации ЖКХ, управляющие многоквартирными домами. В Петербурге, наоборот, приемом опасных отходов управляющие компании в жилом секторе в обязательном порядке не занимаются, хотя список адресов «экобоксов» – терминалов приема опасных отходов, куда петербуржцы могут отнести энергосберегающие лампы, ртутные термометры и батарейки, – включает ряд ТСЖ в разных районах города.

При этом еще четыре года назад, чуть позже московского распоряжения, российское правительство приняло постановление от 3 сентября 2010 года № 681, утвердившее правила обращения с ртутными лампами. Эти правила стали обязательными для всех – и обычных потребителей, и юридических лиц, в том числе для компаний, управляющих многоквартирными домами. Органы местного самоуправления, говорится в постановлении, организуют сбор отработанных ртутьсодержащих ламп и информируют о порядке сбора население и предприятия.

Юрист Экологического правозащитного центра «Беллона» Артем Алексеев оценивает постановление № 681 как «очень правильное»: введенные им правила «необходимы для обеспечения [экологической] безопасности и являются действительно нужным документом в наших российских условиях».

«Но постановление РФ является документом федерального уровня, на основании его никак нельзя запустить нормальную работу органов власти с гражданами и многоквартирными домами по сбору, транспортировке и обезвреживанию ртутных ламп […], пока не будут приняты соответствующие региональные документы», – говорит юрист.

В Москве, поясняет Артем Алексеев, в целях реализации программы по энергосбережению разработаны методики по работе органов власти, назначены ответственные органы, предусмотрено финансирование, и определены контролирующие органы. Без подкрепления постановления № 681 конкретными мерами на местах организовать правильную утилизацию ртутных ламп по всей России не получится.

К тому же ртутными лампами перечень опасных бытовых отходов не заканчивается, а в той же Москве других опасных отходов организации столичного ЖКХ не принимают. Законодательно обращение с опасными отходами частными лицами в России, кроме ртутных ламп, практически не регулируется. Нет документов, которые предписывали бы населению сдавать, например, батарейки в специальные организации и ни в коем случае не выбрасывать их в мусорное ведро, нет соответствующих штрафов. Вся система держится на сознательности и ответственности граждан.

Что же касается юридических лиц – различных учреждений, производств и фирм, то они обязаны, в соответствии с постановлением № 681, сдавать опасные отходы в специализированные компании, которые имеют право на обращение с ними. Эта услуга платная и обязательная, и в законодательстве прописана.

Опасные неопасные батарейки

Может показаться удивительным тот факт, что в России батарейки не включены в реестр опасных отходов. Дело в том, что новые батарейки стараются изготавливать с наименьшим содержанием токсичных кадмия и ртути. На некоторых батарейках можно, например, обнаружить надпись «0% кадмия и ртути». Однако конкретных исследований в этой области не сделано, и проверить достоверность подобной информации невозможно.

Покупая в магазине батарейку, вы увидите на ней специальный предупреждающий символ – перечеркнутый знак мусорного бака. Получается, что опасными отходами батарейки официально не считаются, но все же выбрасывать их вместе с другими бытовыми отходами нельзя.

До недавнего времени в России не существовало завода по переработке батареек – этот вид отходов складировали на специализированных полигонах до «лучших времен». Тем временем, по данным информационно-аналитического агентства Cleandex, которое занимается изучением технологий и рынков сектора «зеленых» научных разработок и инноваций, в большинстве европейских стран перерабатывается 25-45% всех химических источников тока – источников, производящих электроэнергию путем химических реакций, т. е. батарей и аккумуляторов. В 2012 году агентство выпустило «Маркетинговое исследование рынка переработки химических источников тока». В США, по информации Cleandex, перерабатывается около 60% батарей (97% свинцово-кислотных и 20-40% литий-ионных), в Австралии – около 80%. Впрочем, отмечают в агентстве, из всего объема производимых батарей и аккумуляторов в мире перерабатывается всего 3%, и странами с неразвитой системой переработки батареек являются страны третьего мира и Россия, где химические источники тока «практически не перерабатываются, а утилизируются с бытовым мусором».

Но уже в 2013 году в ситуации с переработкой аккумуляторов в России наметились перемены: предприятие «МегаполисРесурс», специализирующееся на переработке оргтехники и электронного лома, запустило на своем заводе в Челябинской области пилотный проект по переработке батареек.

Челябинск: все батарейки России в гости к нам

«МегаполисРесурс» не занимается обезвреживанием и захоронением – по сути, компания делает из отработанных батареек новую продукцию. Первым делом происходит сортировка, где отбираются пригодные для переработки батарейки (большинство из них сейчас марганцево-цинковые). Отдельно складываются аккумуляторы; их продают другим компаниям для дальнейшей переработки.

В процессе переработки отобранных батареек образуется щелочь, которую «МегаполисРесурс» сбывает металлургической компании «Мечел». Также выделяются сульфаты цинка и марганца, которые при нагреве до 120 °C кристаллизуются в соли. Соли марганца можно далее использовать в производстве микроудобрений или для синтеза других веществ. А соли цинка применяются в производстве вискозы, в медицине (из них можно изготовить зубной цемент) и сельском хозяйстве.

Оболочка батарейки – это железо в чистом виде, которое тоже становится «новым» сырьем. Одним из первых из смеси веществ выделяется графит; после того как графит спрессуют, из него можно делать щетки электродвигателей и другое оборудование для троллейбусов.

Из-за отсутствия повсеместной хорошо организованной системы раздельного сбора переработка батареек на предприятии пока не вышла на уровень непрерывного производства – процесс запускается только когда на предприятии накапливается необходимый объем сырья. Но «МегаполисРесурс» старается, чтобы как можно более широкий круг потенциальных клиентов узнал, что теперь в России есть кому отправлять отслужившие свою службу батарейки.

«Сегодня к нам поступает до 10 тонн батареек. Мы ожидаем в конце этого года – начале следующего, что наша кампания принесет свои результаты, и батарейки приедут. С учетом того, что мы единственные занимаемся переработкой батареек – это уровень сбора внутри России на сегодня», – рассказывает директор «МегаполисРесурса» Владимир Мацюк.

По словам Мацюка, в странах Европы батарейки давно перерабатываются в объеме 25-28 тыс. тонн в год.

Сейчас, говорит Мацюк, в Челябинск поставляют батарейки такие крупные торговые сети, как Media Markt, «ИКЕА», «Ашан», магазины мобильного оператора МТС. Еще с несколькими компаниями «МегаполисРесурс» ведет переговоры.

Владимир Мацюк признает, что на данный момент дело не окупается: еще не достигнуты нужные объемы, и поставки непостоянны: «Еще не прошел даже год с того момента, как наши партнеры начали систематически поставлять нам батарейки. Для нас это интересно, мы считаем это перспективным направлением, особенно утилизацию и переработку литиевых батарей и аккумуляторов – такой инфраструктуры в стране нет».

И все же это расчет не на самое близкое будущее: «Для нас эта перспектива достаточно длинная: 3-5 лет. В короткой перспективе переработка батареек не окупается», – говорит руководитель «МегаполисРесурса».

Видимо, работать на длительную перспективу другие компании пока не готовы. И неудивительно: пока процесс сбора опасных отходов у населения не налажен, у перерабатывающих предприятий не будет гарантий успешного функционирования.

Все больше ртутных лампочек

В число самых распространенных в России видов опасных бытовых отходов недавно вошли и ртутные, в частности люминесцентные лампы. Как говорится в брошюре «Методические рекомендации по организации сбора отработанных энергосберегающих люминесцентных ламп у населения города Москвы», подготовленной Ассоциацией предприятий по обращению с ртутьсодержащими отходами в 2014 году, массовое применение люминесцентных ламп «обусловлено их универсальностью, высокой световой отдачей, большим сроком службы (по сравнению с обычными лампами накаливания) и возможностью получения разнообразных спектров излучения, широкого диапазона мощностей и яркости».

В развитых странах, рассказывается в брошюре, ртутные лампы обеспечивают от 50% до 80% световой энергии, генерируемой искусственными источниками света. Теперь доля таких ламп высока и в России: до 65-70%. С 1 января 2011 года, согласно Федеральному закону РФ от 23.11.2009 № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в России стартовал поэтапный отказ от использования ламп накаливания. Как результат, ртутные лампы, особенно люминесцентные, уже перестали быть редкостью, в том числе и в жилом секторе.

Однако ртуть, которая содержится в люминесцентных лампах, чрезвычайно токсична. Отработанные ртутные лампы, таким образом, необходимо правильно утилизировать, чтобы предотвратить попадание ртути в окружающую среду. Что делать предприятиям – понятно: они должны сдавать ртутьсодержащие отходы специальным компаниям (впрочем, далеко не все организации относятся к этой обязанности ответственно). А вот население должно самостоятельно искать пункты приема – если, конечно, об этом не позаботилась администрация города.

В Северо-Западном регионе России переработкой опасных отходов, в том числе ртутных ламп и других ртутьсодержащих отходов, поступивших от организаций и предприятий, занимается компания «Меркурий». Правильнее сказать, лампы там не перерабатывают, а обезвреживают: то есть понижают их класс опасности до IV, бытового, когда отход может отправляться на обычный полигон.

Это происходит в процессе демеркуризации – обезвреживании ртутьсодержащих приборов, при котором на высокотехнологичных установках из изделия извлекается ртуть и ее соединения. Ртуть в дальнейшем возвращается в промышленное производство.

Ртуть: найти и обезвредить

Существует специально разработанный для люминесцентных ламп способ переработки.

Как рассказывает Алексей Горбов, химик-технолог «Меркурия», на предприятии имеется две установки, одна – установка термической возгонки ртути, вторая – установка сортировки по компонентам. Первая предназначена для демеркуризации ламп и способна перерабатывать 100 ламп в час. На ней перерабатываются лампы с повышенным содержанием ртути – такие, как лампы уличного освещения, ультрафиолетовые лампы. Лампы закладываются в бункер-дозатор, который герметично закрывается, а из бункера-дозатора лампы механически передаются в дробилку, перемалываются и попадают в печку. В печке поддерживается температура порядка 400 °С, там бой находится около часа. За это время ртуть успевает испариться. Уже обеззараженные после ртути отходы попадают в контейнер. На этой установке, по словам представителя «Меркурия», разделения по компонентам не происходит, получается отход IV класса опасности, который вывозится на полигон. Испарившаяся ртуть проходит через конденсатор, выпадает в осадок и в дальнейшем возвращается в производство.

На второй же установке происходит разделение по компонентам. Оператор со стола подачи направляет лампу в дробилку. Там лампа измельчается, с помощью вакуумного отсоса извлекаются содержащиеся в ней люминофор и пары ртути. Люминофор оседает в бункере-накопителе, а затем попадает в абсорбер. Через абсорбер проходит воздух, остатки паров ртути оседают, и на улицу выбрасывается уже чистый воздух, объясняет Алексей Горбов. Люминофор впоследствии обрабатывается демеркуризационным раствором, получается продукт минерализации люминофора. Он также относится к IV классу опасности и является отходом, вывозимым на полигон.

По словам Горбова, скорость подачи ламп на этой установке – одна лампочка в три секунды, и, таким образом, за восьмичасовую рабочую смену можно переработать порядка 7 тыс. ламп.

В процессе демеркуризации также образуются стеклобой и цоколи. Цоколи содержат алюминий и прочие металлы, поэтому сдаются на вторичную переработку. Стеклобой же вывозится на полигон.

«Наши организации-переработчики отказываются принимать стекло, так как оно использовалось в ртутных лампах, – поясняет Горбов. – Хотя прежде чем вывезти стеклобой на полигон, мы обязательно проводим анализ на содержание ртути».

По словам исполнительного директора «Меркурия» Александра Рогова, в 2013 году компанией было обезврежено порядка 3 млн ламп. Эти лампы поступили от организаций и предприятий – приемом ртутьсодержащих приборов у населения «Меркурий» не занимается.

В 2012 году в Москве компании-переработчики основали некоммерческое партнерство «Ассоциация предприятий по обращению с ртутьсодержащими и другими опасными отходами». Учредителями ассоциации стали восемь компаний, сосредоточенных в основном в Санкт-Петербурге, Москве и Московской области. Сейчас в ассоциации состоит уже более 30 предприятий по всей России. Такой союз помогает предприятиям-переработчикам в правовых вопросах, методических указаниях, других ситуациях, где нужна взаимопомощь. Члены ассоциации также создают оборудование, которое позволяет перерабатывать ртутьсодержащие отходы.

В сегменте приема и переработки ртутных ламп и прочих опасных отходов, поступающих от населения, работают в основном государственные предприятия. В Петербурге, например, этот вид деятельности осуществляет подведомственное Комитету по природопользованию многопрофильное природоохранное государственное унитарное предприятие «Экострой». По данным Комитета по природопользованию, в 2013 году в рамках петербургского проекта «Экомобиль» горожане сдали на утилизацию более 80 тыс. люминесцентных ламп и 10 тыс. ртутных приборов.

После обезвреживания на демеркуризационной установке от привозимых в «Экострой» люминесцентных и энергосберегающих ламп также остаются стеклобой и алюминиевые цоколи. Цоколи и другие металлические элементы отправляются на специализированное предприятие для дальнейшего возврата в промышленный оборот. Ртутнолюминофорный шлам передают другому специализированному предприятию, где из люминофора извлекают ртуть. Металлическая ртуть, полученная при утилизации ртутных ламп – как и термометров и прочих ртутных приборов, – также пригодна для повторного использования. Что касается стеклобоя, то, как объяснил заместитель генерального директора по радиационной и химической безопасности «Экостроя» Игорь Герус, по крайней мере, в Северо-Западном регионе организации не удалось найти предприятия, работающие со стеклом, где стеклобой от ртутных ламп был бы востребован. По оценке Геруса, для переработки этого вида отхода понадобились бы изменения технологического процесса, которые пока предприятиям не по силам.

Спрос рождает предложение

Как утверждают данные «Ассоциации предприятий по обращению с ртутьсодержащими и другими опасными отходами», сейчас по уровню сбора и обезвреживания ртутных ламп Россия не только не уступает, но и превосходит некоторые развитые страны. В Москве ежегодно собирается и обезвреживается более 85% вышедших из строя ртутных ламп разного типа – примерно 8 млн штук, в том числе более 1 млн из бытового сектора, – а также значительное количество черновой ртути и ртутьсодержащих изделий и приборов.

24 сентября 2014 года Россия подписала – но пока еще не ратифицировала  Минаматскую конвенцию по ртути, созданную в прошлом году. На данный момент документ – названный в память жертв болезни Минамата, впервые диагностированной в 1956 году у жертв сбросов ртутьсодержащих отходов в Японии в начале 1950-х годов, – подписан 128 государствами, хотя ратифицирован только девятью. Конвенция предусматривает поэтапный отказ от использования ртути. К 2020 году запланировано сокращение экспорта и импорта ртутьсодержащих продуктов, ограничения коснутся и ряда отраслей промышленности. Кроме того, из использования должны полностью выйти и люминесцентные лампы, а также аккумуляторы, ртутьсодержащие амальгамы в стоматологии, косметические средства, барометры и ртутные термометры.

Значит, вскоре бурная популярность люминесцентных ламп сойдет на нет, и этот вид опасных отходов исчезнет насовсем.

Однако, во-первых, это длительный процесс. Во-вторых, помимо люминесцентных ламп все мы ежедневно используем в хозяйстве множество привычных предметов, которые когда-то отживут свой срок и потребуют правильной утилизации. Государству необходимо создать полноценную систему приема опасных бытовых отходов от населения в каждом городе. Когда у компаний-переработчиков будет уверенность в том, что отходы будут бесперебойно поступать на предприятия, тогда и система переработки опасных отходов заработает в полную силу.

Ирина Власова