Сельхозпалы портят статистику выбросов

ingressimage_Rise-straw-PIC_47501.jpg

Сельское хозяйство в «рейтинг» загрязнителей не попало

Чиновники утверждают, что учитывать такие выбросы возможно, однако делать этого не позволяет отсутствие утвержденной на федеральном уровне методики расчета.

По данным из официального доклада о состоянии окружающей среды, который ежегодно публикуется министерством природных ресурсов Краснодарского края, суммарный объем выбросов загрязняющих веществ, поступивших в 2013 году в атмосферный воздух на территории Краснодарского края от стационарных и передвижных источников, составляет около 850 тыс. тонн. При этом на долю выбросов от передвижных источников приходится около 76% от суммарного объема выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух.

Количество вредных примесей, поступивших в атмосферный воздух от стационарных источников в 2013 году, составило 205,2 тыс. тонн. Вклад различных секторов экономики в загазованность атмосферы выглядит следующим образом: на добычу полезных ископаемых в прошлом году пришлось 89 тыс. тонн (42 %) выбросов загрязняющих веществ, на долю транспорта и связи – 26,7 тыс. тонн (10%); химическая промышленность поставила в атмосферу 14,6 тыс. тонн (8 %), пищевая промышленность – 14,8 тыс. тонн (8%), переработка нефти (в том числе, за счет сжигания попутного газа) явилась источником выбросов 11 тыс. тонн загрязняющих веществ (6%), а на долю ЖКХ пришлось чуть более 9 тыс. тонн (5%).

Сельское хозяйство в «рейтинг» загрязнителей атмосферного воздуха не попало. Понятно, что стационарных источников загрязнений в том же растениеводстве (главной отрасли сельского хозяйства на Юге России) не так много, однако если бы статистика учитывала тот объем загрязнения, которому подвергается атмосферный воздух в результате несанкционированного сжигания растительных остатков на полях, то картина получилась бы совершенно иной.

В этом году Управление Росприроднадзора по Краснодарскому краю провело любопытные расчеты. Природоохранное ведомство заинтересовалось практикой массового выжигания рисовой соломы и лузги (отходов шлифовки рисового зерна), взяв за основу урожай 2013 года, который в том году составил 800 тыс. тонн зерна. При таком урожае образовалось приблизительно такое же количество рисовой соломы – около 800 тыс. тонн (соотношение «зерно-солома» у большинства зерновых культур составляет 1:1), а также 150 тыс. тонн лузги.

«На практике специалистам Росприроднадзора и других контролирующих ведомств все чаще приходится сталкиваться с фактами утилизации рисовой соломы путем ее сжигания. Подобная антропогенная нагрузка на атмосферный воздух может самым негативным образом отразиться как на окружающей природной среде, так и на здоровье жителей и гостей края. Аналогичная ситуация складывается и с палами пожнивных остатков от производства иных сельскохозяйственных культур. Недобросовестные аграрии ежегодно после уборки урожая таким способом избавляются от отходов сельхозпроизводства», – приводит слова руководителя Управления Росприроднадзора по Краснодарскому краю Романа Молдованова «Российский аграрный портал».

Издание ссылается на расчеты, сделанные специалистами Росприроднадзора. Если предположить, что за сезон на Кубани производится сжигание до 800 тысяч тонн рисовой соломы, то в атмосферный воздух единовременно выбрасывается не менее 16 тысяч тонн одного только углекислого газа (при том, что суммарный годовой выброс углекислого газа от всех источников, расположенных на территории Краснодарского края, по федеральным статистическим отчетам не превышает 36,5 тысячи тонн), не считая  выбросов сажи или черного углерода, которые могут разноситься атмосферными потоками на огромные расстояния.

Роман Молдованов напоминает, что аналогичная ситуация складывается и с палами пожнивных остатков от производства прочих сельскохозяйственных культур. Учитывая, что в Краснодарском крае ежегодно собирают 8-12 млн тонн пшеницы и до 2 млн тонн кукурузы и других зерновых культур, а также тот, не являющийся секретом факт, что немалая часть остающейся на полях соломы попросту сжигается, можно себе представить, каково истинное количество выбрасываемых в атмосферу загрязняющих веществ.

Ясно только, что оно выходит далеко за пределы официальной статистики, не позволяя, в частности, установить, сколько же на самом деле в результате хозяйственной деятельности в регионе образуется углекислого газа – главной причины климатического «парникового» эффекта, выбросы которого наша страна обязана учитывать и контролировать.

Что мешает учету?

Мы уже рассказывали, что в 2011 году Департамент природных ресурсов Краснодарского края заказал Научно-исследовательскому институту прикладной и экспериментальной экологии Кубанского государственного аграрного университета исследование выбросов загрязняющих веществ при сжигании соломы различных типов.

На основе полученных экспериментальных данных Департамент природных ресурсов подготовил проект методики исчисления размера вреда, причиняемого атмосферному воздуху при сжигании растительных остатков, предложив расценивать выбросы от сельхозпалов как «выбросы загрязняющих веществ сверх установленных лимитов выбросов с учетом коэффициента экологических факторов».

В результате расчетов были получены размеры оплаты за сжигание 1 тонны растительных остатков, которые составили: для ячменя – 35,54 рубля за тонну, для овса – 60,1 руб./т., для пшеницы – 23,52 руб./т., для риса – 19,81 руб./т., для сухой листвы – 97,1 руб./т.

Как полагает министр природных ресурсов Краснодарского края, что только введение платы за выброс загрязняющих веществ, также штрафных санкций за несанкционированные поджоги позволит создать для сельхозпроизводителей «экономические стимулы».

«В противном случае никаких стимулов уходить от этой порочной практики у производителей не появится», – говорил министр Вадим Александрович Лукоянов в апреле этого года на заседании регионального Общественного экологического совета.

Напомним, что в прошлом году Законодательное собрание Краснодарского края приняло ряд поправок в региональное законодательство, введя прямой запрет на сжигание пожнивных остатков, а также установив за это штрафные санкции. Максимальный административный штраф, грозящий сегодня сельхозпредприятию-нарушителю, составляет 50 тыс. рублей – сумма не самая впечатляющая, особенно для крупных агрохолдингов (главных виновников масштабных палов).  

Если сельхозпредприятия, уличенные в незаконном сжигании стерни и сломы, будут обязаны выплачивать в бюджет размер ущерба, нанесенного атмосферному воздуху, то, учитывая грандиозный размах сельхозпалов на Юге России, получались бы внушительные суммы, а у самих нарушителей существенно бы увеличились экономические издержки при проведении столь своеобразной «утилизации» послеуборочных остатков.

Однако вся проблема упирается в то, что на сегодняшний день в России нет официально утвержденной методики оценки загрязнения атмосферного воздуха от сжигания сельскохозяйственных отходов, а, самое главное, у Минприроды России нет большого энтузиазма принять такую методику.

«Урожай» пожаров

Уборочная страда, которая на Кубани продолжается с конца июня по ноябрь, в этом году выдалась рекордной по количеству пожаров. Причиной тому явилась аномальная засуха, продолжавшаяся в регионе с середины июля до глубокой осени. Особенно напряженным, судя по данным интернет-ресурса «Пожары. Космоснимки», выдался октябрь: в отдельные дни на сельзозугодьях региона отмечались сотни очагов возгорания. При этом в главных районах производства риса наблюдалась и вовсе катастрофическая ситуация: пользуясь хорошей погодой, рисоводческие хозяйства, собрав урожай, решили по максимуму избавиться от соломы.

Как видно, ужесточение регионального законодательства в части запрета на сжигание пожнивных остатков оказалось неспособным переломить десятилетиями складывающуюся порочную практику, да и контролировать хозяйства-нарушители и налагать на них штрафы зачастую попросту некому.

Очевидно, что первым шагом по борьбе с «экологическим демпингом» должно стать принятие простой и понятной методики оценки загрязнения воздуха в результате сельскохозяйственных палов. В Краснодарском крае это, разумеется, сильно подпортит региональную экологическую статистику, однако позволит вывести из «тени» десятки тысяч тонн загрязняющих веществ, за которые никто из загрязнителей не платит ни рубля.

Дмитрий Шевченко