Российские предприятия ранжировали по энергоэффективности

ingressimage_Nikel_plant-1..jpg Photo: Фото: Григорий Пасько

Аналитики сравнивали объем и качество данных о потреблении всех видов топлива, электрической и тепловой энергии, раскрытых в годовых отчетах компаний. По данным исследователей, оценки сделаны в России и Казахстане для 807 предприятий энергетики (381 генерирующих и 426 сетевых теплосетей), 234 предприятий нефте- и газодобычи, 77 нефтепереработки, 134 угольных, 308 черной и 311 цветной металлургии (в т.ч. 99 золотодобывающих), 288 предприятий химии, 507 машиностроительных предприятий, 153 деревообработки и ЦБК, 344 пищевой, 220 стройматериалов, 160 агропроизводств, 172 строительных, 363 компании всех типов транспорта (включая авиакомпании, морские порты и аэропорты), 365 компаний ЖКХ.

По словам авторов рейтинга, подсчет уровней энергоэффективности складывался из учета ряда показателей. Во-первых, аналитики учитывали показатель технологической эффективности, посчитанный на основе уровня внешнего воздействий на окружающую среду, потребления природных ресурсов, энергии, образования отходов и выбросов на единицу проделанной работы. Вторым показателем стал уровень энерго-ресурсной эффективности производства продукции, посчитанный исходя из соотношения объема выпуска продукции и затрат энергии и ресурсов. Третьим показателем стало изменение динамики эффективности по сравнению с прошедшим годом. Четвертым – уровень прозрачности, посчитанный как доля раскрытых показателей из числа необходимых для оценки энергоресурсной и технологической эффективности. Наконец, эксперты принимали во внимание и показатель экосистемной эффективности, оценивающий способности природных экосистем в регионах присутствия предприятий компании «выносить» воздействия и восстанавливаться после них.

В результате, исследователи составили два списка – 100 лучших предприятий РФ по энергетической эффективности (среди лидеров этого рейтинга – «Фармстандарт-лексредства», Казанский вертолетный завод, «Сибур-ПЭТФ»), и Энергетическая эффективность 150 крупнейших компаний РФ (из списка которых были исключены головные предприятия холдингов) с выручкой более 36 млрд руб (этот рейтинг возглавили ТАИФ-НК, Лукойл-Ухтанефтепереработка, ГАЗ, Камаз, Вертолеты России).

Авторы исследования заявляют, что рейтинг в том числе, создает «новый управленческий инструмент позволяющий верифицировать и подтверждать заявления любой компании о высокой технологичности и эффективности своего бизнеса», отмечая одновременно сложности с получением открытой информации от компаний. «Два десятилетия бизнес при поддержке бюрократии защищал конфиденциальность этой информации», – заявляют аналитики, отмечая, что Концепция публичной нефинансовой отчетности, подготовленная Минэкономразвития и прошедшая первое согласование в аппарате правительства, блуждает по ведомствам уже третий год. Впрочем, в июне 2011 года Дмитрий Медведев на встрече с экологами поддержал идею раскрытия в отчетах акционерных обществ подобных данных, и в октябре 2011 года ФСФР выпустила приказ, задающий форму раскрытия в годовых отчетах. Аналитики, однако, критикуют эту форму, отмечая, что она допускает и двойной счет энергии и «выпадение» отдельных компонентов энергопотребления.

Из прочих проблем с раскрытием и анализом публичной информации эксперты отмечают «расплывчатость понимания сути устойчивого развития и неспособность ряда компаний к работе с фундаментальными данными». Среди прочих наиболее типичных ошибок в отчетности эксперты рейтингового агентства называют двойной учет энергии (тепла и электричества собственной выработки), отчитывание за «чужое энергопотребление» (когда предприятия суммирует свое потребление тепла и энергии с энергопотреблением своих клиентов, которым предприятие оказывало операторские услуги), приводящее в результате к завышению энергоемкости, а также отнесение ряда энергоносителей (например, кокса) к сырью а не топливу, что, в итоге, занижает показатели энергопотребления.

Кроме того, как отмечают аналитики, многие дочерние предприятия «Газпрома» зачастую не учитывают расход «собственного» газа. Упоминают исследователи и опечатку Росстата для пересчета разных видов топлива в ТУТ (тонна условного топлива) по угольному эквиваленту, которую не замечали более 15 лет, и которая повышала оценки энергопотребления более чем в два раза. Из прочих сложностей – проблемы с корректной оценкой реального энергопотребления на ГЭС, когда практически не ведется учет потерь энергии потока воды при прохождении через турбины или в холостых сбросах – в то время как по подсчетам экспертов агентства, даже в каньонных ГЭС в электричество преобразуется только 75-95% потока воды, а в среднем по РФ – от 35% до 55%.

Ангелина Давыдова