РЕПОРТАЖ: На слушаниях в Москве жители боялись радиации и просили вынести циклотрон за МКАД

ingressimage_cc18-9.jpg Photo: niiefa.spb.su

19 ноября в помещении Управы Нагорного района состоялось общественное обсуждение по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) сооружения и эксплуатации нового циклотрона типа СС18/9М в ОАО «Научно-исследовательский институт технической физики и автоматизации» (ОАО «НИИТФА»). Полное название проекта: «Техническое перевооружение лаборатории корпуса ОАО «НИИТФА» для создания центра по разработке, производству и инжиниринговому сопровождению оборудования для синтеза циклотронных радиофармпрепаратов».

bodytextimage_building-3..jpg Photo: vniitfa.ru

Проект предполагает сооружение циклотрона (ускорителя ионов водорода) и опытно-промышленное производство на нём ультракороткоживущих радиоактивных изотопов для медицинских целей, в основном, для диагностики методом позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ). Накануне слушаний корреспондент «Беллоны.Ру» побеседовал с Вячеславом Полищуком, начальником службы радиационной безопасности ОАО «НИИТФА» и ознакомился с выносимым на слушания документом, о чем Беллона уже сообщала. Выносимый на общественное обсуждение документ в сокращённом до 28 страниц варианте за несколько дней до слушаний был опубликован на сайте ОАО «НИИТФА».

Слушания продолжались час с четвертью, в них участвовало около дюжины местных жителей и три муниципальных депутата. Представители муниципалитета активного участия в обсуждении не принимали. Собравшиеся жители вначале выражали недовольство малым количеством участников слушаний, но всё же позволили начать собрание.

Никто не хочет, чтобы радиация была бы рядом

В начале слушаний начальник информационно-аналитического управления института Павел Балакирев рассказал о деятельности ОАО «НИИТФА» и сообщил причину сооружения нового циклотрона: «В прошлом году у нас был демонтирован старый и установлен новый циклотрон. С медициной мы связываем большие надежды, стараемся, пытаемся идти в ногу со временем».

bodytextimage_CIMG0039.JPG Photo: Фото: Андрей Ожаровский / Беллона

Вячеслав Полищук сообщил, что ионизирующие излучения это, конечно, вредный фактор, но им можно умело пользоваться. Однако, вместо рассказа о новом циклотроне он углубился в общие вопросы пользы и вреда радиации, чем весьма запутал собравшихся, которые решили, что обсуждается деятельность научно-исследовательского института в целом.

Очевидно, пришедшие не очень понимали, в чём цель общественных обсуждений. Осознав, что рядом с ними расположен институт, занимающийся радиацией, они предсказуемо выражали несогласие с этим: «Никто не хочет, чтобы радиация была бы рядом! Мы не против прогресса, но не на территории нашего района. Почему не в Новой Москве? В лесах, полях!», «Мы не против прогресса, но выведете это из Москвы! Мы верим, что это хорошо, но мы «против». Может в соседнем районе будут «за». Лучше сделайте нам парк!». Обсуждение превращалось в базар, но всем давали высказаться.

Ядерная медицина без циклотрона в центре Москвы невозможна

Алексей Ядыкин, руководитель проектного офиса ОАО «НИИТФА» пытался без эмоций отвечать на вопросы: «Мы уже размещены на Варшавском шоссе, мы ведём тут научно-исследовательскую деятельность. Сейчас речь идёт о ядерной медицине, диагностике и терапии. В 90-е годы было отставание, и сейчас мы пытаемся нагнать Запад.

bodytextimage_CIMG0028-1..JPG Photo: Фото: Андрей Ожаровский / Беллона

Мы хотим производить радиофармпрепараты и аппаратуру. Производить будем на циклотроне. На циклотроне осуществляется ускорение протонов, они облучают мишени, там образуются новые радионуклиды, которые потом вводятся в соединение с сахаром – это радиофармпрепараты (РФП). При ПЭТ диагностике человек получает их, и раковые клетки захватывают сахар с РФП, они становятся видны на ПЭТ-сканерах. Почему производство в Москве? Из-за малого периода полураспада. Для Фтора-18 – 110 минут. Это ультракороткоживущие радионуклиды. Уже через сутки они сами распадаются и не дают негативного воздействия. Поэтому производство должно быть в непосредственной близости от места использования». «Ядерная медицина без циклотрона в центре Москвы невозможна!», – считает Алексей Ядыкин.

При аварии радиация не выйдет за пределы лаборатории

Отвечая на вопросы Беллоны относительно возможных радиационных аварий, Алексей Ядыкин пояснил, что при производстве радиофармпрепаратов возможны два типа аварий. При каких-либо неполадках на циклотроне, на аппарат перестаёт подаваться электроэнергия, и он просто прекращает работу без каких-либо радиационных последствий.

bodytextimage_CIMG0027.JPG Photo: Фото: Андрей Ожаровский / Беллона

Также может произойти радиационное происшествие, например, повреждение флаконов с радиофармпрепаратами. Но все операции с радионуклидами происходят в защитных шкафах. При происшествии шкаф опечатывается, герметизируется. Далее достаточно подождать сутки, пока наработанные искусственные ультракороткоживущие радионуклиды распадутся. Помещение циклотрона находится в подвале с толстыми бетонными стенами и перекрытиями, что минимизирует последствия возможных происшествий.

По просьбе Беллоны Алексей Ядыкин рассказал о выводе из эксплуатации циклотрона. По его словам, существует возможность появления наведённой активности на деталях устройства, поэтому при его разборке необходим радиационный контроль и сортировка деталей. «Мы недавно демонтировали предыдущий циклотрон, там наведённой активности не было. Но, возможно, это связано с тем, что в 90-е он работал мало», – сказал он.

Остановить проект можно, но надо ли?

В конце слушаний выступили депутаты муниципального округа Нагорный. Елена Королевская сообщила, что оповещения о слушаниях не было, и она случайно о них узнала.

bodytextimage_CIMG0041.JPG Photo: Фото: Андрей Ожаровский / Беллона

«С народом надо работать! Вы обрушили информацию – получили волну негатива! Хотите формальный результат – получите протест!» – сказала она.

Галина Романенко согласилась с коллегой, что жители были не оповещены. «У нас на депутатско комиссии не рассматривали этот вопрос. Мы не могли выработать свою точку зрения! Большая часть муниципального корпуса не в курсе. Это не ваша вина [сотрудников ОАО «НИИТФА»], вина организаторов, – считает она, – Остановить проект можно! Но я не уверена, что это надо останавливать…»

Расходясь, собравшиеся активно записывали своё мнение в опросные листы, скорее всего, высказываясь против медицинского циклотрона. Одна из участниц при этом сказала: «Наука в России умерла, радоваться надо бы новым проектам… Не рубим ли мы на корню что-то хорошее…»

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com