Падающая цена на нефть – главная угроза для Арктических шельфовых проектов

ingressimage_Prirazlomnoe_neft-1..jpg

«Освоение ресурсов Арктической зоны РФ признано одним из основных национальных интересов. Освоение шельфовых месторождений требует серьезного развития арктической инфраструктуры», – отметил специальный представитель Президента РФ по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике, президент Ассоциации полярников Артур Чилингаров на 7-ой международной конференции «Освоение Арктического шельфа: шаг за шагом», прошедшей в рамках III мурманской международной деловой недели.

bodytextimage_Chilingarov.JPG Photo: Photo:Murmanshelf

По словам члена научного совета при Совете Безопасности РФ, академика РАЕН, директора ООО «Гекон» Михаила Григорьева, основываясь на условиях пользования недрами лицензионных соглашений и утвержденных проектах разработки месторождений, можно утверждать, что добыча углеводородного сырья до 2030 года предполагается в трех из десяти зон экономической деятельности на арктическом шельфе и побережье, причем в тех, в которых уже ведется добыча в настоящее время.

Речь идет о севере Тимано-Печорской провинции, севере Западной Сибири (междуречье между Обью и Енисеем) и о шельфе Печорского моря, где отгружен уже третий танкер с нефтью с Приразломного месторождения и планируется вовлечение в освоение еще целого ряда месторождений.

«Интересно, что самая благоприятная, с точки зрения климатический условий, центральная часть Баренцева моря (бывшая серая зона) по условиям лицензионных соглашений будет вовлечена в разработку после 2030 года», – отметил Григорьев.

bodytextimage_Fadeev.JPG Photo: Photo: Murmanshelf

Нефтяники подводят итоги года

По словам Чилингарова, новым шагом в разработке стало бурение пробной скважины «Университетская-1» в Карском море компании «Роснефть». В результате было открыто новое месторождение легкой нефти «Победа».

Чилингаров убежден, что работа выполнялась в соответствии с самыми высокими международными экологическими стандартами. Применялась беспрецедентная система ледового мониторинга, включающая использование нескольких специализированных судов.

«В проекте было задействовано 8 иностранных компаний. К нашему глубокому сожалению, это сотрудничество сейчас прервано из-за введенных санкций. Убежден, что от остановки такого важного проекта пострадают обе стороны», – отметил Чилингаров.

bodytextimage_Grigoryev.jpg Photo: Photo: Gekon

Рассказывая об освоении Долгинского нефтяного месторождения, расположенного в центральной части Печорского моря, начальник управления по обеспечению производства оператора проекта – ООО «Газпромнефть-Сахалин» Алексей Фадеев отметил, что компания столкнулась с рядом сложностей.

В первую очередь, они связаны с суровыми климатическими условиями (льдами и  серьезным волнением  моря в осенний период), только развивающейся инфраструктурой, а также отсутствием конкуренции между подрядчиками и поставщиками.

«Само месторождение имеет сложную геологическую структуру. Оно вытянуто в длину на 90 км. Глубина в районе месторождения составляет от 35 до 50 метров. Первая отгрузка нефти намечена на начало 2020-х гг. Расстояние от береговой поддерживающей инфраструктуры составляет порядка 1000 км, а база обеспечения находится в Мурманском морском рыбном порту», – отметил Фадеев.

Напомним, что первая скважина, открывшая Долгинское месторождение, была пробурена в 1998 году. Месторождение расположено в 120 км к югу от архипелага Новая Земля и в 110 км к северу от материка. На сегодняшний день извлекаемые запасы нефти оцениваются более чем в 200 млн. тонн.

Арктические шельфовые перспективы переоценены

«Далеко не все российские месторождения нефти и газа на Арктическом шельфе являются коммерчески успешными; если использовать норвежскую классификацию, то они частично относятся к открытиям», – подчеркнул Григорьев.

Эксперт уверен, что основная добыча на обозримую перспективу до 2030 года будет сосредоточена на месторождениях арктической суши – в Тимано-Печоре и Западной Сибири, а на шельфе – только в Печорском море. Разработка всех этих месторождений предполагает морскую транспортировку добываемых углеводородов.

bodytextimage_Murmanshelf1.jpg Photo: Photo: Murmanshelf

«Если мы суммируем те проекты, которые имеются в настоящий момент на Арктическом шельфе и побережье, то получится, что к 2030 году на шельфе будет добываться не более 3-х процентов нефти по стране в целом (15 из 500 млн. т). Газа же не шельфе не будет добываться вовсе. То есть, не надо переоценивать перспективы освоения Арктического шельфа», – делает вывод Григорьев.

Разная арктическая нефть

Говоря о развитии арктической нефте- и газодобычи, эксперт разделяет две группы проектов: реализуемые собственно на шельфе и реализуемые на суше, в районах, удаленных от существующей или планируемой системы магистральных трубопроводов и вывоз продукции которых (а также и поставка оборудования, строительных материалов и иных грузов для обустройства месторождений) либо осуществляется, либо планируется морским путем.

То есть мы имеем дело с привычными для российских нефтяников и газовиков месторождениями северных регионов, отличительной особенностью освоения которых является обеспечение морской транспортировки. Но Россия имеет уникальный в мировом масштабе опыт судоходства в арктическом бассейне, опыт эксплуатации Варандейского терминала.

В мире нет опыта создания заводов СПГ в таких климатических условиях, как Ямал, даже образцовый завод в Мелкойя (Норвегия), расположенный в более мягких климатических условиях, не вышел на проектную мощность в плановые сроки.

«Весь норвежский нефтяной бизнес связан именно с шельфом, освоение которого началось с Северного моря. Распространение проектов на Норвежское, а в последующем  и Баренцево море, связано с безысходностью, поскольку потенциал Северного и Норвежского морей исчерпан. Несмотря на все технологические решения, добыча будет падать. В России ситуация иная, Арктика – не только шельф. Это огромная территория, где есть серьезные нефтяные и газовые месторождения на суше. Речь идет, в первую очередь, о месторождениях Ненецкого и Ямало-Ненецкого автономных округов», – прокомментировал Григорьев в эксклюзивном интервью «Беллоне.ру».

Цена вопроса или вопрос цены

По его словам, самой главной угрозой арктическим шельфовым проектам являются даже не введенные санкции, под которые из действующих месторождений попадает месторождение Приразломное, а из планируемых – шельфовые нефтяные проекты «Роснефти» и «Газпром нефти» в Печорском море, а падение мировых нефтяных цен.

«Что страшнее для российских арктических проектов? Да, есть ограничения по использованию западных технологий, ограничение по заимствованию длинных дешевых кредитов, но это в определенной мере можно получить с других рынков. Общая угроза для арктических, более дорогих проектов, причем не только российских, заключается в снижении мировой цены нефти», – отметил Григорьев.

Напомним, что сейчас цена нефти сорта Брент упала ниже отметки в 80 долларов за баррель, в то время как российские арктические проекты (Приразломное, Новый Порт) ориентированы на стоимость 100 долларов за баррель, а рентабельный уровень цены нефти для месторождения Голиаф в норвежском секторе Баренцева моря – 95 долларов за баррель.

Несмотря на это, эксперт не исключает «светлое арктическое будущее», ссылаясь на 1998 год, когда цена нефти равнялась 13 долларам за баррель, но отрасль не была разрушена.

«Цены и санкции, видимо, отодвинут сроки ввода арктических шельфовых месторождений нефти в разработку. Однако если нефть останется основным энергетическим ресурсом, рост цен обеспечит приемлемую рентабельность разработки месторождений, а также будут реализованы экологически безопасные технологии разработки, то открытые и будущие месторождения неизбежно послужат новым источником сырья для мирового рынка – и не только месторождения российского арктического шельфа, но и норвежского, американского и канадского», – убежден Григорьев.

Анна Киреева

anna@bellona.ru