Международная сеть общественных организаций «Декомиссия» представила результаты своей деятельности

frontpageingressimage_Decom.jpg Photo: Фото-А.Павлов

Сеть «Декомиссия» образовалась в результате сотрудничества общественных организаций – «Кольского экологического центра» (ранее – «Гея»), «Норвежского общества охраны природы» и «Зеленого мира» из Соснового Бора (Ленинградская область). Позднее к ним присоединились челябинское движение «За природу», литовская организация «Атгайя», «Центр ядерной экологии и энергетической политики Москвы» и Климатический секретариат «Российского социально – экономического союза». Миссия сети – продвижение безопасного вывода из эксплуатации энергоблоков АЭС, выработавших проектный ресурс. В 2013 году Декомиссия начала реализовывать свой главный проект – «От закрытости к открытости». Поводом для его появления стала ситуация с Ленинградской и Кольской АЭС, старейшие энергоблоки которых достигли проектного ресурса, но продолжают работать. Общественники решили подвигнуть Росатом к закрытию этих реакторов через привлечение на свою сторону широких слоев общественности.

Борьба с атомными мельницами

10 лет сеть экологических НКО добивалась большей открытости атомных предприятий и общественного участия в вопросе будущего ядерных реакторов.

– Главным фокусом было своевременное планирование вывода из эксплуатации атомных блоков. Но такие планы у наших АЭС отсутствовали, что являлось препятствием для начала диалога. Дополнительные сложности вызывала проблема отсутствия финансовых средств, недостаточная прозрачность и открытость предприятий. Во многом поэтому до конечной цели мы ещё не дошли, однако на этом нелёгком пути нам удалось довольно многое, – сообщил координатор Сети Декомиссия в Мурманске Виталий Серветник.

Самым главным достижением этого проекта можно смело назвать Концепцию вывода из эксплуатации устаревших энергоблоков, которую подготовила Декомиссия. Благодаря этому документу общественникам удалось завязать диалог с атомщиками. Концепция получила хорошие отзывы экспертов атомной промышленности и обсуждалась на специальных заседаниях в Росатоме и МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии). Росатом тогда даже согласился подумать о своей Концепции.

 Интерес атомщиков можно объяснить – неожиданно для себя и абсолютно бесплатно они получили конкретные решения, которые должны были подготовить сами. Ведь согласно российскому законодательству, для каждого энергоблока должен быть разработан план вывода его из эксплуатации. Но по сложившейся традиции нашей атомной отрасли, такие планы имели формальный характер. Вместо закрытия старым энергоблокам повсеместно продлевали ресурс после модернизации. Но при этом все понимали, что так не может продолжаться до бесконечности. А значит реальный план вывода из эксплуатации каждого блока должен существовать.

– Также мы работали над анализом ситуации с финансированием вывода из эксплуатации, потому что без него сделать ничего невозможно. Это огромные суммы, близкие к стоимости строительство новых АЭС. Также мы участвовали в различных мероприятиях Росатома, ездили вместе с его работниками и нашими чиновниками за границу, на выведенные из эксплуатации АЭС, посещали хранилища радиоактивных отходов. Таким образом мы хотели, чтобы россияне познакомились с иностранным опытом и применяли его, – продолжает Виталий Серветник.

И целой жизни мало

Однако в последние годы диалог с атомщиками в рамках этого проекта затруднился.

bodytextimage_10let_decom_2.jpg Photo: Фото-А.Павлов

Экологи связывают эти изменения с общеполитической ситуацией в стране, ужесточением отношения к НКО и наличию в Росатоме влиятельных сил, тормозящих попытки проявления открытости. Продление сроков эксплуатации реакторов Ленинградской и Кольской АЭС за 10 лет происходили столько раз, что впору уже опустить руки.

– Но проект будет продолжаться! Ведь его целью является вывод реакторов из эксплуатации. Надежду дает факт того, что Росатом начал задумываться об этом и обсуждать процесс. Нам очень хочется, чтобы реакторы были закрыты, а новые не построены, и мы перешли на безопасную возобновляемую энергетику. То есть, нам есть к чему стремиться и надеюсь, что жизни на это хватит, – подводит итог 10 летнего труда мурманский эколог.

Алексей Павлов