«Энергетический поворот»: кому и зачем это нужно?

ingressimage_13348107925_f778ae1d4f_o_2.jpg Photo: Фото: Michaela/flickr.com

Статья написана специально для нового 55 номера журнала «Экология и право»

 

Еще два-три десятилетия назад усилия таких стран, как Дания, выглядели исключением из мирового энергетического порядка, которое вряд ли станет правилом для больших экономик. Ископаемое топливо окончательно подчинило себе мир, несмотря на то, что запасы его могут закончиться. На роль будущего энергетического чуда была назначена атомная энергетика. Не та, опасная, что нам известна и сейчас, а некая сказочная, являющаяся чистой, бесконечной и полностью контролируемой, гораздо более эффективная, которую в будущем разработают и запустят.

Сказочной эта версия была пятьдесят с лишним лет назад, когда верили, что ученые скоро решат проблемы безопасности, надежности и экономической эффективности, а мощная безоговорочная государственная поддержка военным ядерным технологиям обеспечивала значительные субсидии гражданским, пользующимся привилегированным положением и сейчас в таких странах, как Россия. Сказочной эта версия осталась и сегодня – только мы уже знаем, что теория полувековой давности радикально не совпадает с практикой. Замкнутый цикл на основе плутония на поверку оказался не вечным источником чистой и дешевой энергии, а чрезвычайно дорогой и гораздо более опасной технологией, чем традиционная урановая. И далеко не все технические проблемы, препятствующие массовому промышленному применению плутониевого цикла, уже решены. Довольно красивая в теории идея термоядерных реакторов до сих пор не по зубам исследователям, несмотря на гигантские вложения и десятилетия экспериментов. Атомная промышленность за более чем полувековую историю даже не смогла найти решение для проблемы скапливающихся радиоактивных отходов атомных станций. Что уж говорить о фантастических проектах будущего. Неудивительно, что в мировой энергетике ископаемое топливо пока что на первых ролях.

Традиционная энергетика меняет климат

В XXI веке все могло идти ровно так же, как и раньше – люди жгли бы ископаемое топливо, да продолжали исследования в области «ядерных сказок». Но уже в конце XX века появились весомые предпосылки для изменений в мировой энергетике, которые, впрочем, немногие поначалу восприняли всерьез. Речь идет о неоспоримых доказательствах ускоряющегося изменения климата на планете, которое уже в течение нынешнего столетия способно уничтожить значительную часть населения Земли.

К настоящему времени в мире сформировался научный консенсус о том, что изменение климата ускоряется и представляет собой значительную угрозу для человечества. Более того, доказана и прямая связь между изменением климата и растущими выбросами парниковых газов. И именно сжигание ископаемого топлива приводит к накоплению в атмосфере выбросов, способствующих повышению температуры на планете. По данным Межправительственной группы экспертов по изменению климата, на основе данных которой работает ООН, чтобы избежать наиболее катастрофических последствий изменения климата, необходимо удержать рост глобальной температуры в пределах двух градусов по Цельсию. Это означает сокращение глобальных выбросов парниковых газов на 25-40% к 2020 году и на 50-80% к 2050 году. Очевидно, что продолжение нынешней энергетической политики, основанной на сжигании угля, газа и нефти, несовместимо с подобным сокращением.

В XX веке данных об изменении климата было меньше, однако некоторые страны уже в конце прошлого столетия разработали стратегию, которая позволяет уйти от зависимости от конечного ресурса ископаемого топлива и перейти на возобновляемые источники энергии. Так старые добрые возобновляемые источники вернулись в энергетический мэйнстрим и к настоящему моменту чувствуют себя все увереннее, оставаясь чемпионом по привлечению инвестиций в энергетике на протяжении нескольких лет. Уже в 2009 году возобновляемые источники вытеснили уголь с третьего места по количеству произведенной электроэнергии.

Борьба с выбросами CO2 как государственная политика

Фактически, наиболее радикальную политику провозгласила Германия, долгосрочная программа которой по развитию возобновляемой энергетики оценивается в 263 млрд евро. Наравне с угрозой изменения климата, необходимостью снижать выбросы и экологические издержки углеводородного топлива, а также сокращать его импорт, развитие возобновляемой энергетики подталкивает то, что страна выключит последний атомный реактор приблизительно в 2020 году. До того момента, как в 2011 году, после аварии на Фукусиме, Германия вывела из эксплуатации половину атомных реакторов, АЭС обеспечивали в четвертой по величине экономике мира около 30% потребления. Сегодня возобновляемая энергетика обеспечивает около 27% немецкого электричества (с учетом биомассы и гидроресурсов), а атомная энергетика – около 18%.

За Германией устремился весь Европейский союз, который планирует получать более 20% всей энергии за счет возобновляемых источников к 2020 году, и на данный момент идет по своему графику с опережением. По данным Европейской комиссии, в прошлом году этот показатель уже приблизился к 14%. Потенциал ведущих европейский стран в значительной степени реализован, однако в тех странах, которые вступили в ЕС не очень давно, потенциал для развития этого вида энергетики остается довольно высоким.

В США планы развития возобновляемой энергетики также предполагают долю в 20% через 5 лет. Нужно упомянуть, что 30 лет назад в США начался бум возобновляемых источников энергии, нечто аналогичное сегодняшним событиям в Германии. Однако волна банкротств американских компаний в конце 1980-х на какое-то время охладила пыл инвесторов. По сути, сейчас мы видим еще одну, более успешную попытку развивать возобновляемую энергетику в США, где постоянно подключаются новые мощности, а цена на возобновляемую энергию на рынке может быть ниже, чем на энергию от традиционных источников, за исключением разве что газа. В последние несколько лет Китай также активно развивает возобновляемую энергетику, хотя, если не учитывать крупную гидроэнергетику, у него в этом секторе все еще довольно скромные показатели.

Все три тяжеловеса мировой экономики стремятся к первенству в экспорте оборудования для получения возобновляемой энергии. Необходимо отметить, что цены, в частности на оборудование для солнечных станций, значительно упали за последние несколько лет не только благодаря инвестициям в Германии, но также из-за того, что производство дешевых солнечных панелей в Китае масштабно субсидировалось правительством.

Неравномерность развития ВИЭ в мире – политическая проблема

Очевидно, что возобновляемая энергетика на сегодня является одним из наиболее перспективных направлений, привлекая во всем мире свыше $250 млрд капитальных вложений ежегодно. Ее потенциал далеко не исчерпан, и многие страны уже устанавливают амбициозные цели на будущее. Например, Германия планирует обеспечивать около 80% необходимой энергии за счет возобновляемых источников к 2050 году. По мнению ООН, к середине века возможно будет обеспечивать более половины потребностей человечества в энергии за счет возобновляемых источников.

Вместе с тем в настоящее время существует слишком большая разница в развитии возобновляемой энергетики в разных странах, которая зависит не только от экономических, но и от политических реалий. Например, внутри ЕС далеко не все страны настолько же активны как Германия, а там, где все еще делают ставку на атомную энергетику, как правило, не очень-то стремятся развивать возобновляемые источники. Что или кто играет определяющую роль в этом развитии?

Несомненно, природные особенности стран играют важную роль, однако ее сложно назвать определяющей. Не самая солнечная страна в мире – Германия – входит в число мировых лидеров в солнечной энергетике, а, например, богатый потенциал возобновляемой энергетики в России практически не используется.

Безусловно, для развития возобновляемой энергетики необходимо соответствующее политическое решение. И здесь многое зависит от правительств. Необходимо проделать значительную законотворческую работу, чтобы обеспечить возобновляемым источникам выгодные условия для развития – выгодные тарифы, обязательство сетей покупать возобновляемую энергию, субсидии, привлекающие бизнес в этот сектор, и пр. Все это требует времени, сил и финансовых затрат, не говоря уже о понимании современных тенденций в энергетике. Нелишним было бы и понимание чиновниками необходимости перехода на экологически чистые источники энергии. Возобновляемую энергетику недаром называют «зеленой» – это наиболее благоприятное для окружающей среды использование природных ресурсов для получения энергии. И для России внимание к возможностям возобновляемой энергетики более чем актуально, ведь в Сибири и на Дальнем Востоке около 50% всей энергии вырабатывается за счет угля, что серьезно вредит как окружающей среде, так и здоровью населения. Жаль, что это чрезвычайно мало волнует власти в регионах, а если и волнует, то почему-то не приводит ни к каким действиям.

Бизнес реагирует на сигналы правительства

Может ли более серьезную роль сыграть бизнес? В теории – да. Однако на практике в сегодняшних российских реалиях вряд ли стоит ожидать от бизнес-структур активных действий. Бизнес стремится занять ту нишу, где на пути к успеху меньше всего препятствий, он реагирует на сигналы правительства и готов идти и вкладывать средства туда, где правительством созданы наиболее благоприятные условия. Сложно себе представить ситуацию, в которой крупные бизнесмены начнут вкладываться в проекты по возобновляемой энергетике, когда власти демонстрируют к ней пренебрежение. Аргумент об изменении климата и необходимости снижать выбросы в России правительство встречает с максимально возможным скепсисом, а нефтяные, угольные и газовые компании с удовольствием подпитывают этот скепсис. Количество субсидий, выделяемых в России на ископаемое топливо и атомную энергетику, весьма велико, а средств, выделяемых для развития возобновляемой энергетики, настолько ничтожно мало, что для любого бизнесмена выбор очевиден. Плюс ко всему, российские власти и крупный бизнес поддерживают слишком тесные отношения, чтобы крупные компании могли бы принимать решения без учета настроений правительства. Кроме того, Россия не зависит от импорта энергоресурсов, в отличие, например, от Европы. Богатые запасы природных ресурсов, позволяющие сводить бюджетные концы с концами, действуют успокоительно на российскую власть и укрепляют в уверенности, что с обеспечением энергией и пополнением казны еще долго не будет никаких проблем. Поколебать эту уверенность может только «энергетический поворот» в масштабах более крупных, чем в нескольких странах ЕС, – когда и если вдруг станет понятно, что угроза резкого сокращения закупок российских энергоносителей не просто реальна, а уже осуществляется. Например, если определенные решения будут приняты как властями ЕС, так и властями Японии, где после катастрофы на Фукусиме вырос импорт российского угля, а дебаты в отношении стратегии энергетического развития так и не привели ни к какому решению.

Кстати, вопрос о том, что выберет Япония – далеко не праздный. Пока что атомные реакторы так и не удалось перезапустить, несмотря на очень серьезное давление крупной промышленности – в частности, компаний, опасающихся повышения цен на энергию и других трудностей, связанных с переходом к возобновляемой энергетике, и, кроме того, предприятий в отрасли тяжелого машиностроения, заинтересованных в том, чтобы реабилитировать репутацию атомной энергетики и продолжать получать заказы на производство реакторного оборудования. Текущие потребности японской экономики компенсируются за счет дорогого импортируемого ископаемого топлива. Вроде бы совершенно очевидное решение о курсе на развитие возобновляемой энергетики в небогатой ископаемыми ресурсами и тяжело пострадавшей от ядерной катастрофы стране активно тормозится крупным бизнесом. Впрочем, известен диапазон обсуждаемых властями целей развития возобновляемых источников – от 25% до 35% к 2020-2030 годам. Утверждение этих целей в том или ином объеме – лишь вопрос времени.

Для развития ВИЭ необходимо участие граждан в принятии политических решений

От правительств зависит многое – от них зависит, насколько дальновидной будет политика в области энергетической безопасности и насколько целенаправленной – поддержка возобновляемой энергетики. Но являются ли они тем самым механизмом, который инициирует развитие? В конечном итоге – скорее нет, чем да. Если проанализировать ряд успешных примеров развития возобновляемой энергетики, то можно увидеть, что правительства оказываются лишь ведомыми – теми, кто реагирует на запрос общества. Это ярко демонстрируют примеры Германии, Дании и ряда других демократических стран, в которых граждане способны влиять на энергетическую политику. Напротив, в тех странах, где есть значительный потенциал для развития и экономическая мощь, но нет активной общественности, способной влиять на решения властей, – развитие возобновляемой энергетики идет медленно или вообще не заметно.

В Германии граждане могут не только влиять на принятие государственных решений, но им отдана в этом процессе ведущая роль. Чудо немецкого «энергетического поворота» основывается на гражданских кооперативах, устанавливающих возобновляемые станции и продающих энергию от них в сети, которые обязаны эту энергию покупать. Количество этих кооперативов за последнее десятилетие возросло почти на порядок – с шести десятков до почти шести сотен. Помимо того, что вкладывало в возобновляемые источники энергии само правительство, немецкие граждане активно инвестировали через кооперативы, и сегодня мы видим превосходный результат этой политики – растущую энергетическую независимость и увеличивающуюся долю возобновляемых источников энергии, которые демонстрируют прибыльность и безопасность. Немаловажно и то, что законы Германии не позволяют крупным компаниям устанавливать на рынке свои правила, если граждане принимают активное участие в данном сегменте рынка. Система работает, когда небольшие гражданские кооперативы имеют такие же права, что и крупные компании.

Напротив, в Японии, где роль общественности в принятии решений крайне ограничена, развитие возобновляемой энергетики идет крайне медленно. То же самое и в Китае, несмотря на активные инвестиции в возобновляемый сектор со стороны государства. В США есть активная общественность, однако массовой поддержкой, набирающей обороты сейчас, возобновляемая энергетика в США еще какое-то время назад не пользовалась. Сегодня эта ситуация изменилась, что и привело к повторному буму возобновляемой энергетики. Тем не менее рынок возобновляемой энергетики в США контролируют крупные компании, что тормозит развитие в этой сфере.

В России же граждане и вовсе отстранены от принятия решений в области энергетики, что создает даже более негативную ситуацию, чем в Китае. Ориентация на сжигание ископаемого топлива и атомную энергетику означает дальнейшее ухудшение состояния окружающей среды, здоровья населения, а также экономических показателей страны. Российскому правительству пора наконец понять две крайне важные вещи – без развития возобновляемой энергетики у страны нет будущего в XXI веке, а само развитие возобновляемой энергетики тесно связано с демократическими стандартами и участием граждан в принятии решений. Иначе наше место – задворки не только Европы, но и Азии. Впрочем, еще есть время все изменить.

Владимир Сливяк

ecodefense@online.ru