Здоровье граждан могут сжечь вместе с несортированными отходами

По данным Министерства природных ресурсов и экологии, ежегодно в России образуется 70 млн тонн твердых бытовых отходов. Из них только 7 млн тонн возвращается в хозяйственный оборот.

Особенно тяжелая ситуация с утилизацией отходов производства и потребления складывается в мегаполисах.

Как сообщает Комитет по природопользованию и охране окружающей среды Санкт-Петербурга в ежегодном государственном докладе об экологической ситуации в городе, два больших городских полигона для размещения твердых коммунальных отходов – «Южный» и «Новоселки» – практически исчерпали свой ресурс и должны быть закрыты. Вследствие этого, полагают чиновники, и без того сложная ситуация с размещением отходов города может резко обостриться.

Правительства Москвы, Петербурга и других крупных городов России пытаются найти выход из ситуации в строительстве мусоросжигательных заводов, полагая, что этот метод позволит быстро снизить объем бытовых и промышленных отходов для захоронения.

Опасный мусор

Однако распространенное мнение о том, что сжигаемый мусор просто исчезает, является заблуждением. На самом деле он всего лишь видоизменяется и превращает сравнительно безопасные материалы в высокотоксичные отходы.

В мусор зачастую попадают батарейки, люминесцентные лампы, аккумуляторы, электронный лом. В государственном докладе об экологической ситуации в Санкт-Петербурге чиновники констатируют: в городе отсутствует система сбора и обезвреживания опасных компонентов, находящихся в бытовых отходах, содержащих ртуть, пестициды, просроченные лекарства, отработанные химические источники тока.

Ученые показали, что сжигание подобных отходов негативно воздействует на окружающую среду и здоровье населения.

При сжигании несортированного мусора, в состав которого входят пластмасса и другие хлорсодержащие вещества, образуются диоксины, которые являются страшными ядами, экотоксикантами. Попав в организм человека даже в самых незначительных количествах, диоксины вызывают рак, врожденные дефекты у потомства, поражают печень, подавляют иммунную систему.

Также в выбросах мусоросжигательных заводов (МЗС) содержатся полихлорированные бифенилы, нафталины, хлорбензолы, ароматические углеводороды, летучие органические соединения, тяжелые металлы, в том числе ртуть, кадмий, свинец. Многие из этих веществ токсичны, не разлагаются и способны к накоплению в живых организмах. Эти свойства делают их наиболее опасными для окружающей среды. Некоторые из них вызывают онкологические заболевания и разрушают гормональную систему человека.  Другие вещества, такие как диоксид серы и диоксид азота вместе с мелкими дисперсными частицами вызывают респираторные заболевания.

Доказано, что стойкие органические загрязнители, такие как диоксины и фураны, а также ртуть, могут распространяться на расстояния, значительно превышающие территории не только районов, но и стран, в которых они производятся. Пищевые продукты, произведенные в непосредственной близости от МСЗ, могут поступать как на местные, так и на удаленные рынки сбыта. Таким образом, население, не проживающее вблизи от источников загрязнения, также подвергается их негативному воздействию.

18 тысяч смертей в год

В опубликованном недавно государственном докладе Роспотребнадзора «О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения РФ в 2013 году» официально заявлено, что «смертность населения от новообразований ассоциирована с загрязнением атмосферного воздуха канцерогенными веществами – бензапиреном, формальдегидом и рядом тяжелых металлов в 25 субъектах РФ»,

В 2013 году загрязнение атмосферного воздуха стало причиной более 18 тысяч случаев смерти и почти 4 миллионов заболеваний занятого населения, говорится в документе.

В число субъектов РФ, о которых идет речь в докладе, входит и Санкт-Петербург. Однако на направленный в сентябре «Беллоной» в Комитет по природопользованию Петербурга запрос по поводу осуществления контроля содержания диоксинов в городских средах был получен ответ, в котором  сообщается, что «ни в одной из 30 обследованных точек на территории города не были зафиксированы вещества, относящиеся к группе стойких органических загрязнителей… в концентрациях, превыщающих принятые в РФ нормативы».

Также в ответе говорится, что «вопросы контроля содержания диоксидов в атмосферном воздухе, водных объектах и почве на территории Санкт-Петербурга, а также – публикации результатов данного контроля, входят в полномочия федеральных органов исполнительной власти профильных министерств РФ и федеральных служб». Насколько более эффективно выполнять контроль на федеральном, а не региональном уровне, весьма спорный.

В странах ЕС практикуется постоянный мониторинг здоровья населения, проживающего в зоне действия мусоросжигательных заводов.

Согласно докладу Гринпис «Сжигание отходов и здоровье человека», исследования, проведенные во многих европейских странах в 90-е годы, показали превышение содержания опасных токсикантов в крови людей, проживающих и в 4 км от МСЗ, и в непосредственной близости от них.

Была выявлена корреляция между частотой заболеваемости раком и расстоянием проживания от мусоросжигательных заводов (у проживающих вблизи МСЗ она была достоверно выше на 27-44%). Установлено, что смертность мужчин от рака легких вблизи МСЗ в 6,7 раза выше, чем в контроле. В Бельгии выявлено на 26% больше врожденных уродств у детей от матерей, живущих в городе, в 800 м и 1200 м от которого расположены два МСЗ, поэтому оба завода были закрыты.

В Москве на сегодняшний день действуют несколько МСЗ. По данным эколога, профессора РАН Алексея Яблокова, один МСЗ в московском Кожухове выбрасывает столько диоксинов, сколько Германия за год. Когда же экологи обращаются с просьбой предоставить сведения о состоянии здоровья населения вокруг МЗС, им отвечают, что у властей таких данных нет. Яблоков уверен, что эти данные будут страшными, но экологам не дают с ними ознакомиться.

Кстати, в соответствии с российскими СанПиНами, санитарно-охранная зона вокруг мусоросжигательного завода составляет всего 1000 м.

Выход – вторичная переработка

Сторонники сжигания отходов говорят, что сейчас существуют новые технологии, которые позволяют эти мусоросжигательные заводы сделать экологически чистыми. Да, на Западе это можно сделать, у нас – нельзя, заявил недавно Алексей Яблоков в эфире радиостанции «Эхо Москвы».
Причина, по его словам, в том, что 30% стоимости завода – это фильтры, которые должны работать как часы, а у нас они так не работают. Например, не работают по ночам.

Другая причина – отсутствие предварительной сортировки мусора. В Европе сжигается совсем небольшая часть мусора, пригодная для сжигания. В основном отходы подлежат переработке – в среднем перерабатывается 60-70%, а в некоторых странах, таких как Германия и Швейцария – 90%. В России в среднем перерабатывается лишь 4% мусора. И это несмотря на то, что по данным государственной корпорации «Ростехнологии», не менее 40% от всего накопившегося в стране мусора представляет собой ценное вторичное сырье.

Экологи предлагают идти по пути цивилизованного обращения с отходами – осуществлять их раздельный сбор с последующей переработкой и возвратом в хозяйственный оборот. Не сжигать их и не захоранивать, а именно перерабатывать.

Странная арифметика

Однако такой подход Правительство Санкт-Петербурга считает экономически нецелесообразным. Как следует из разработанной Комитетом по благоустройству Программы по обращению с твердыми бытовыми отходами на период 2012-2020 г.г., «затраты на вывоз раздельно собранных потенциальных вторичных ресурсов с имеющихся площадок для сбора ТБО существенно превышают затраты на обычный вывоз ТБО».

Естественно, при раздельном сборе мусорных контейнеров станет больше, следовательно, возникнет необходимость в большем числе специализированных автомашин, – поясняют в документе. Чиновники также просчитали, что «эксплуатация мусоровоза в собирающем режиме существенно дороже, чем в транспортном», и в целом внедрение селективного сбора «требует не только обновления значительного количества контейнерного хозяйства, но и значительных затрат на модернизацию автопарка спецтехники». Да, требует. И экологи убеждены, что именно в это надо вкладывать деньги, а не экономить на здоровье петербуржцев.

Вместо этого, в соответствии с Программой, к 2020 г. в Петербурге планируется построить два новых и реконструировать два существующих мусороперерабатывающих завода, на которых будет внедрена технология получения альтернативного топлива RDF из отходов производства и потребления.

Активисты протестуют

Для изготовления альтернативного топлива годятся любые отходы, в том числе пластик, автомобильные покрышки и полимеры. Эти отходы измельчают, обрабатывают и формуют в брикеты, которые затем используют как топливо преимущественно в цементном производстве.

Получается, что огромному 5-миллионному городу разработчики региональной программы предлагают отказаться от экологически безопасной системы обращения с отходами на базе раздельного сбора и вторичной переработки в пользу уничтожения мусора путем превращения его в топливо и дальнейшего сжигания.

Не удивительно, что планы строительства МСЗ вызывают социальный протест.

Не так давно активисты общественных экологических движений «Петербург без мусоросжигания» и «РазДельный сбор» обратились к губернатору Георгию Полтавченко с требованием «внести изменения в действующую Региональную целевую программу по обращению с отходами», полностью отказаться от сжигания ТБО и «разработать комплекс мероприятий по внедрению системы раздельного сбора отходов и переработки вторсырья».

Виновата коррупция?

Опыт работы перерабатывающих предприятий показал, что переработка пластиковых отходов может стать весьма прибыльным бизнесом с рентабельностью, доходящей до 50%. Из 1 кг отсортированных пластиковых отходов «выходит» 0,8 кг вторичного полиэтилена, востребованного в технике, строительстве, при производстве полимерно-песчаной черепицы и тротуарной плитки. Также потребляют продукцию мусоропереработчиков любые предприятия, производящие пластиковый ширпотреб.

Однако власти предпочитают внедрять технологии сжигания и травить горожан смертельно опасными выбросами. Не исключено, что явное сопротивление переходу к мусоропереработке, которая проверена практикой других стран, технологически осуществима и приемлема с экономической и экологической точек зрения, связано с беспрецедентно высоким уровнем коррупции в этой сфере. Очевидно, сложившиеся группы, боясь потерять высокие прибыли, препятствуют внедрению безопасных технологий.

Научный подход

«Россия должна форсированно осваивать технологии переработки отходов», – считает заместитель председателя Правления Экологического правозащитного центра «Беллона» Юрий Вдовин.

По мнению Вдовина, для решения этих проблем нельзя доверяться ни чиновникам, ни радикально настроенным экологам, которые готовы все запретить.

Вдовин предлагает создать межведомственную комиссию с включением в нее экологов, ученых разных специальностей, юристов, социологов, экономистов, технологов по процессам переработки отходов, политиков для скорейшего решения проблем раздельного сбора и организации переработки разных отходов.

К работе комиссии необходимо привлечь иностранных специалистов по переработке, специалистов по сжиганию допустимых к сжиганию отходов, владеющих методиками использования полученного тепла в энергетике, а оставшихся продуктов горения в строительной и дорожной индустрии.

«Без такого научно-обоснованного подхода к выбору стратегии работы с отходами Россия будет традиционно засыпаться отходами, травя людей в любом случае – сжигая отходы или накапливая их на санкционированных полигонах, или на огромном количестве несанкционированных зловонных ядовитых свалок по всей территории страны», – убежден Вдовин.

Лия Вандышева