Необходимо принимать решение по затопленным в Арктических морях ядерным объектам

ingressimage_K-159.jpg Photo: IBRAE

По данным Института безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ), интерес к обеспечению радиоэкологической безопасности, в частности, к открытой части Карского моря, определяется расширяющимися возможностями освоения нефтегазовых месторождений в центральной его части,

bodytextimage_map-12..jpg Photo: Photo: IBRAE

где на удалении от 10 до100 км от участков разведки и последующей добычи находятся объекты с отработавшим ядерным топливо (ОЯТ) и твердыми радиоактивными отходами (ТРО), а отдельные из них попадают внутрь этих участков.

Суда с ТРО

Всего в Новоземельской впадине (Карское море) вблизи районов нефтедобычи на глубине до 300 метров захоронено пять судов с ТРО: «Леопард», «Могилев», «Хосе Диас», «Саяны», «Курейка», а также реактор АПЛ с ОЯТ (заказ 421).

По данным старшего научного сотрудника ИБРАЭ Валерия Осминова, в период до 2040 гг. потеряют конструктивную устойчивость тонкостенные внешние оболочки реакторных отсеков, а также аналогичные им корпуса барж и понтонов с ТРО. В этот же период времени морская вода станет попадать внутрь реакторных отсеков в результате образования микроотверстий через торцевые переборки, и начнется коррозия внешних поверхностей ядерных энергетических установок (ЯЭУ).

«Поступление радионуклидов за пределы затопленных судов с ТРО можно ожидать в 2020-2030 гг., а интенсивный выход начнется в 2060-2080 гг. и завершится в 2100-2150 гг. Следовательно, по необходимости поднимать их целесообразно не позднее 2030-50 гг.» – рассказал Осминов на Круглом столе об обеспечении ядерной и радиационной безопасности в Арктике в рамках 10-го Северного социально-экологического конгресса в Архангельске.

«Подъем возможен в течение нескольких столетий. В 2080-2160 гг. торцевые переборки реакторных отсеков (толщиной 10 мм) существенно разрушатся, и морская вода будет свободно омывать ядерные энергетические установки. Одновременно потеряют прочность окружающие крепления реакторов АПЛ, что станет предпосылкой для их опрокидывания.

bodytextimage_containers-4..jpg Photo: Photo: IBRAE

Возрастет вероятность механического разрыва трубопроводов первого контура. Тем не менее, в этих условиях прочный корпус (27 мм), хотя и будет иметь большое количество сквозных отверстий, до 2200-2250 гг. еще сохранит свои прочностные свойства», – уверен Осминов.

Что касается контейнеров с ТРО, то из 17 тысяч более чем 4000 контейнеров находятся в неудовлетворительном состоянии и количество их со временем, естественно,  возрастает.

Международные экспедиции

По словам Осминова, эксперты Международного Агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и Европейского союза, оценив радиоэкологические последствия удаления радиоактивных отходов российского военного и ледокольного атомных флотов в арктические моря, пришли к заключению о пренебрежимо малом дополнительном их воздействии на население и биоту.

Норвежские и российские специалисты в результате многолетних наблюдений также подтвердили, что сброшенные радиоактивные отходы не представляют реальной опасности и могут определенное время оставаться на дне, однако, учитывая высокую потенциальную опасность отдельных объектов, особенно с ОЯТ, они считают необходимым проведение постоянного радиоэкологического контроля и мониторинга районов их затопления.

Радиоэкологическое состояние районов их затопления характеризуется как удовлетворительное. Наблюдаются только локальные зоны радиоактивного загрязнения донных отложений вблизи контейнеров на удалении нескольких метров от каждого из них и до десятков – сотен метров в местах их скопления. Однако, для получения такого заключения потребовалось провести более 40 морских экспедиций, включая около 10 международных.

Подобного типа мониторинг, в случае оставления наиболее опасных (содержащих ОЯТ) из них на дне необходимо будет осуществлять в дальнейшем по мере коррозионного разрушения защитных барьеров, вплоть до 2500—2700 гг. Кроме того, результаты расчетов скорости коррозионных процессов защитных барьеров затопленных объектов, полученные в  ИБРАЭ, дают основания полагать, что при определенных условиях деградация этих барьеров может идти значительно быстрее, и их разрушение может наступить значительно раньше, чем первоначально предполагалось.

К-27

Информация, полученная в ходе последних работ по выгрузке ядерного топлива из реакторов АПЛ с жидкометаллическим теплоносителем, и расчеты, проведенные специалистами Физико-энергетического института имени Лейпунского, показали, что  при определенном стечении обстоятельств не исключено попадание воды в активную зону затопленной в бухте Новой Земли АПЛ К-27 и возникновение самоподдерживающейся цепной реакции. Это может привести к разрушению защитных барьеров реактора и значительному выбросу активности в окружающую среду.

По словам Председателя правления ЭПЦ «Беллона» (Санкт Петербург) Александра Никитина, необходимо как можно быстрее принимать решение о подъеме и утилизации затопленных АПЛ.

«У нас есть зазор в пять лет для решения проблемы с К-27, пока не закрыта база в Гремихе, иначе потом у нас не будет соответствующей инфраструктуры», – отметил Никитин.

По данным ИБРАЭ, затопленные объекты с ОЯТ и ТРО по степени реальной и потенциальной опасности для окружающей среды и человека можно разделить на три группы, первая из которых примерно в 10 раз превосходит вторую и примерно в 100 раз третью. К первой группе относятся объекты с ОЯТ, ко второй – ТРО в контейнерах и судах, к третьей – реакторные отсеки без ОЯТ.

На ком ответственность?

«В настоящее время сложилась парадоксальная ситуация – в РФ не определено ведомство, ответственное за эти объекты, в связи с чем, ни одно из них не готово взять на себя решение этой проблемы», – отмечает Осминов.

bodytextimage_price.jpg Photo: Photo: IBRAE

Необходимость решения этой проблемы уже была поддержана Министерством обороны РФ, МЧС, Минприроды, ГК «Росатом» и другими ведомствами. Были даны поручения по разработке плана действий по решению проблемы затопленных объектов. Однако, еще ничего не было сделано.

«Сегодня нет единого общепринятого мнения о том, что же надо делать с затопленными объектами: поднимать и утилизировать, консервировать на дне или оставить все, как есть? Нет и общего представления о масштабе средств и времени, необходимых для ее решения тем или иным способом», – отмечает сотрудник ИБРАЭ.

Анна Киреева

anna@bellona.ru