Мексиканский залив погряз в канцерогенах

frontpageingressimage_BP_02.jpg Photo: Автор фото: AP / Дэвид Банда

Канцерогены к обеду

После нефтяной катастрофы в Мексиканском заливе  в рыбацкие сети стали попадаться креветки и крабы с огромными наростами, лишними конечностями и отсутствующими глазницами, а также рыбы с опухолевидными образованиями.

Белую креветку с опухолевидными разрастаниями обнаружил в улове Дин Бланшар (Dean Blanchard). Его компания – крупный поставщик  креветок на рынок морепродуктов. Это существо пополнило его растущую коллекцию «жутких тварей», которую он собирает с 2012 года, когда были обнаружены первые морские мутанты.

bodytextimage_coral-malignancies-porter.png Photo: Фото: Charles Digges/Bellona

«Мы никогда не видели ничего подобного до разлива нефти», – сказал «Беллоне» помощник Бланшара Райан Пеник (Ryan Penick).– «Мутировавших креветок легко обнаружить в процессе сортировки, но большинство предпринимателей этого не делают и отправляют все подряд в магазины. Поэтому нет никаких гарантий, что вредные вещества, вызывающие эти ужасные болезни, не попадают в организм человека».

По мнению ученых, подобные отклонения возникают вследствие совместного воздействия сырой нефти и корексита – диспергента, с помощью которого корпорация ВР (British Petroleum), недавно официально признанная основным виновником утечки нефти, пыталась растворить нефтяную пленку на поверхности Мексиканского залива.

По словам биолога и токсиколога Рики Отт (Riki Ott), корексит известен своими мутагенными свойствами и высокой токсичностью. У креветок настолько короткий жизненный цикл, что с момента катастрофы сменилось уже несколько поколений, давая возможность химическим веществам проникнуть в геном, считает ученый.

Джим Коуэн (Jim Cowan), профессор Университета Океанографии в Луизиане, начал изучение негативного влияния нефтяного разлива на морские организмы еще в ноябре 2010 года. Коуэн пришел к выводу, что нарушения возникают под влиянием  полициклических ароматических углеводородов, высвобождающихся из осевших на дно нефтяных сгустков.

Исследования, проведенные Университетом Южной Флориды в 2012 году, показали, что около 20% из более чем 20 видов рыб, обитающих в зоне загрязнения, имели пороки развития. Более поздние исследования, проведенные научным центром Университета, выявили опасную тенденцию: поражено 50% подводных обитателей залива.

Устрицы вымирают

Стэнли Энклейд (Stanley Encalade), житель прибрежного городка Делакруа, штат Луизиана, 40 лет из прожитых 54-х занимается сбором устриц, но такого плохого урожая, как в последние 2-3 года, не припомнит. «Я всегда вытаскивал 70-80 мешков в день, – рассказал он «Беллоне», – а сейчас – не больше 11».

Чтобы хоть как-то свести концы с концами и прокормить семью, Энклейд перебивается случайными заработками. «ВР подставила нас, убила все в океане, а теперь уже и люди начали вымирать… Как жить дальше?» – недоумевает он.

Численность популяций устриц в Мексиканском заливе катастрофически сокращается под воздействием нефти и диспергентов, которые, по свидетельству ученых, в огромном количестве содержатся в толще воды и на морском дне. Химикаты уже погубили значительную часть устричных рифов, создававшихся веками, на которых при благоприятных условиях могли бы появиться на свет миллионы крохотных моллюсков.

В то время как ученые и общественные активисты пытаются добиться правды о причинах резкого сокращения численности устриц в регионе, власти не спешат обнародовать данные исследований, проводимых Департаментом дикой природы и рыболовства штата Луизиана.

Как сообщили чиновники Департамента «Беллоне» по электронной почте, «исследование воздействия разлива нефти на природные ресурсы (в том числе на устриц) продолжается, окончательные результаты будут обнародованы позднее».  В то же время в ответе ведомства прозвучало, что «уменьшение воспроизводства устриц совпадает по времени и локализации со взрывом нефтяной платформы Deepwater Horizon».

Кораллы – индикаторы беды

Биолог, аквалангист Скотт Портер (Scott Porter) поделился с «Беллоной» информацией о последствиях разлива, которую скрупулезно собирал в течение четырех лет. Ученый готов бросить вызов Национальному управлению океанических и атмосферных исследований (NOAA), утверждающему, что сегодня залив полностью очищен от нефти и корексита.

Наличие в воде вредоносных веществ Портер определяет по состоянию кораллов, самым чутким, по его словам, барометром неблагополучия окружающей среды. С их помощью можно обнаружить нефтяные шлейфы, состоящие из мельчайших частиц нефти и корексита, способные мигрировать на сотни миль от источника разлива. Под действием токсичного шлейфа коралл изменяет цвет на грязно-серый и постепенно погибает.

bodytextimage_crab.jpg Photo: Charles Digges

Портер исследовал территорию залива площадью 1000 кв. миль к западу от нефтяного месторождения Макондо и обнаружил неоспоримые доказательства того, что остатки нефти все еще находятся в толще воды.
«60-70% образцов кораллов, собранных в феврале, не прошли карантин, – рассказал Портер «Беллоне», – они покрылись черными наростами, злокачественными образованиями и деформировались».

В своей небольшой лаборатории ученый пытается выяснить способы очищения кораллов от токсичных веществ и возможные пути их восстановления.

По подсчетам Портера, примерно 70% коралловых рифов на сегодняшний день представляют собой «мертвые зоны» – регионы с пониженным содержанием в воде кислорода, не пригодные для жизни сложных организмов.

Как отметил Скотт Портер в разговоре с «Беллоной», он не претендует на полноту исследования и не намерен выполнять работу государственных структур; его цель – подтолкнуть правительство к тщательному изучению последствий катастрофы.

Между тем в Национальном управлении океанических и атмосферных исследовании, в котором по долгу службы обязаны следить за состоянием залива, подобной работы не проводят и выводы Портера игнорируют.

«Они ни о чем не хотят знать и делают вид, что не происходит ничего страшного, – с горечью говорит Портер. – Их больше интересует политика, а не наука, поэтому они состряпали свою методику определения наличия нефти, чтобы показать, что залив чист». (Согласно этой методике, по словам Портера, исследованию подлежат только поверхностные слои воды и не затрагиваются те, что расположены глубже).

Тест на запах

Четырехлетнее изучение кораллов позволило Скотту Портеру сделать два вывода.

Во-первых, нефть по-прежнему присутствует в толще воды и на дне.
Во-вторых, смесь нефти и диспергента накапливается в морепродуктах и может вызывать непредсказуемые последствия у потребителей.

По словам Джорджа Бериша (George Barisch), председателя Ассоциации рыбаков Луизианы, власти разработали универсальный критерий для определения качества морепродуктов – «тест на запах».

В соответствии с правилами, установленными  Управлением  по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), специально обученные инспекторы проверяют случайным образом отобранные мешки с рыбой и креветками  на наличие химических запахов. Если таковые не обнаруживаются, морепродукты считаются пригодными и поступают на рынок. В противном случае образцы направляются в лабораторию. Но, как говорят рыбаки, это происходит крайне редко.

bodytextimage_shrimp.jpg Photo: Charles Digges

Такой способ определения канцерогенов в рыбе вызвал явное замешательство у эксперта «Беллоны» по промышленным отходам Карла Кристенсена (Karl Kristensen). «Неужели правительство Соединенных Штатов не способно найти более точное доказательство безопасности продукции, нежели человеческий нос?» – возмутился он.

«Даже если бы мы приобрели 10 или 100 тысяч фунтов морепродуктов и определили в них отсутствие угроз для потребителя, то мы не могли бы быть уверены в том, что  другие морепродукты безопасны», – добавил Кристенсен.

Худшая из катастроф

По мере того как американские власти продолжают хранить молчание по поводу вредного воздействии нефти и корексита, все больше людей заболевают и появляется все больше доказательств разрушения экосистем Мексиканского залива,  приходит осознание того, какое нагромождение лжи и дезинформации создают NOAA и подобные государственные службы, чтобы скрыть правду.

«Мы должны объединиться и открыто говорить о своих проблемах, тогда наш голос будет услышан», – считает Вильма Сабра, исследователь антропогенного воздействия на Мексиканский залив.  «Правительство стремится держать жертв разлива разобщенными, поэтому », – сказала она.

Природоохранная сеть Луизианы LEAN много сделала для организации сбора сведений о разливе нефти. За свою четверть вековую историю LEAN прошла сквозь горнило разрушительных ураганов, в частности, «Катрины» в 2005 году, неоднократно была свидетелем уничтожения природы, бюрократических проволочек и некомпетентности властей.

«Но все, что мы пережили раньше, теперь кажется мелочью по сравнению с разливом нефти в апреле 2010 года», – считает создатель и руководитель LEAN Мэрили Орр (Marylee Orr). «Утечка нефти из скважины ВР – самое плохое, что могло случиться с Мексиканским заливом, – сказала она «Беллоне». – «Мы до сих пор испытываем ее последствия и конца края этому не видно».

По мнению представителя «Беллоны» Карла Кристенсена, «сокрытие правды и игра в прятки со стороны властей просто невыносимы».

«Правительство обязано обеспечить прозрачность и предоставить научные данные, подтверждающие, что последствия разлива нефти ликвидированы и опасности для людей больше нет, – убежден Кристенсен. – Пока же их действия не вызывают ничего, кроме дальнейшего беспокойства».

В Национальном управлении океанических и атмосферных исследований (NOAA), куда «Беллона» позвонила с вопросом «Почему вы скрываете информацию о здоровье населения в районе нефтяной катастрофы и как долго вы намерены держать общество в неведении относительно последствий разлива?», ответили: «Мы не можем разглашать эти данные в связи с участием нашей организации в судебном процессе».

Врыв нефтяной платформы в Мексиканском заливе показал, что человечество не в силах обеспечить безопасность добычи нефти с морского дна, а известные методы борьбы с  разливами нефти  не эффективны и опасны для окружающей среды и здоровья людей.

Чарльз Диггес

charles@bellona.no