ИНТЕРВЬЮ: «С проблемой полигона «Красный Бор» практически ничего не делается»

ingressimage_Krasniy-Bor-111.jpg Photo: Фото: redbor.narod.ru

Экологическое партнерство Северного измерения Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) работает в нашей стране с 2001 года. Его концепция была разработана Европейским Союзом и Россией во время председательства в ЕС Финляндии и Швеции. Фонд поддержки ЭПСИ, управляемый ЕБРР, принимает от правительств стран-доноров и ЕС средства, которые используются для предоставления грантов на осуществление приоритетных экологических проектов и проектов в области ядерной безопасности.

С первого же года существования ЭПСИ стал активно работать с ГУП «Водоканал» для того, чтобы эффективно очищать сточные воды нашего мегаполиса. Без этого невозможно было улучшить экологическую ситуацию в Балтийском море. Гранты ЭПСИ в размере 40 миллионов евро наряду с кредитами ЕБРР, ЕИБ, НЕФКО и СИБ на общую сумму в 220 миллионов евро помогли привлечению инвестиций в размере свыше 860 миллионов евро.

Они включают крупные кредиты, поступившие из местных и федерального бюджетов России. Начиная с 2011 года все основные сооружения в Санкт-Петербурге чистят сточные воды в полном соответствии с рекомендациями ХЕЛКОМ. В прошлом году уровень очистки сточных вод в городе достиг рекордного показателя – 98,4%.

bodytextimage_IMG_7987.JPG Photo: Фото: Виктор Терешкин

– Яакко, мы встречались в конце февраля на пятом международном форуме «Экология», где было объявлено о начале «Года Финского залива». Как за это время шел процесс выделения денег из фонда? Не сказались ли на этом процессе события на Украине?

– Все уже начатые работы продолжались по плану. Но с начала августа все новые проекты не развиваются именно из-за событий на Украине.

­– Вы больше двадцати лет работаете в нашем городе. Какие «горячие точки» в Петербурге и Ленинградской области были, и какие из них остались?

– Самая большая и удачная работа у нас получается с «Водоканалом». В прошлом году закончили главную часть Северного тоннельного коллектора, и этим добились того, что чистят уже больше 98% стоков Петербурга. И это, можно сказать, – героическая работа. Завершается работа по сооружению десяти очистных сооружений в десяти пригородных районах города.

Что волнует сейчас больше всего – это Ленинградская область. В области есть национальная программа мер по реабилитации экосистем Балтийского моря, в 2009 году собирались российские представители, пришли к выводам – в области есть 184 населенных пункта, в которых очистка плохая, либо ее нет совсем. И вот в этом огромная разница между Петербургом и Ленинградской областью. Петербург решает проблему, а область нет. Мне совершенно непонятно, как такое может до сих пор быть? Почему областные власти не обращают на это внимание?

Мы работаем с Гатчиной, Кировском, Пикалево, Тихвином и другими городами. А вот в Кингисеппе и Выборге почти ничего не получается. Когда я был в Выборге в первый раз, думал, что уж в этом городе все должно получиться хорошо, тут будет легко работать. Коллеги из области мне жаловались – там невозможно работать, там такая коррупция.

– В июле я прошел по берегу Финского залива от Зеленогорска до Курорта. Водорослей на берегу и в воде стало больше чем двадцать лет назад. А на ваш взгляд – как изменился Финский залив?

– Как раз этим летом я встречался со своими друзьями в Хельсинки, Котке, и они в один голос говорили – Восточная часть Финского залива стала очень чистой. Думаю, что та картина, которую вы видели у Зеленогорска, сложилась потому, что там залив очень мелководный. У Выборга залив глубже, но  когда сточные воды Петербурга не чистили, это влияние очень ощущалось даже в финских территориальных водах.

Тут еще нужно учитывать, что долгими десятилетиями осадки из сточных вод выпадали на дно залива и у Зеленогорска, и у Репино, и это очень влияло и влияет на экосистемы. Но все же ситуация улучшается. Помните, когда прямо в городе были прямые выпуски из канализации в Неву? В 90-ых годах их было порядка 400.

– Хотелось бы услышать ваше мнение о такой для всей Балтики «горячей точке» как полигон «Красный Бор». В его котлованах сосредоточено несколько миллионов тонн токсичных отходов. И если произойдет авария – яды попадут в Неву. А она стремительно вынесет все это в Финский залив.

На международном форуме «Экология» я спросил – когда на полигоне, наконец, будет построен завод по переработке токсичных отходов? Глава комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности правительства Петербурга Валерий Матвеев очень бодро мне ответил – в следующем году.

– Советские академики утверждали, что в районе, выбранном под полигон, такие мощные слои кембрийской глины, что это совершенно безопасно. И только спустя долгие годы выяснилось, что эта глина не однородна, что через нее идет просачивание токсичных отходов. В реке Ижора не раз проводили замеры, убеждались – идут большие превышения.

Проблему полигона очень легко решить. Построить завод по переработке токсичных отходов. Такой как финской фирмы Ekokem, который работает в Риихимяке. Это будет стоить приблизительно 250 миллионов евро. Технологии, которые применяют на заводе, настолько надежны, что недавно на нем переработали тонны отходов сирийского химического оружия. И никто против этого не протестовал.

Но в Петербурге просто нет желания работать в этом направлении. Все желания какие-то виртуальные. Был начальником комитета по природопользованию Голубев, сейчас Матвеев, говорили – да, нас волнует эта проблема, завод нужно строить. Но практически ничего не делается.

Недавно из Республики Коми привезли на «Красный Бор» пестициды с просроченным сроком. И заплатили за их захоронение 2 600 долларов за тонну. А если бы эти пестициды переработали в Риихимяки, это бы стоило не больше 1200 долларов за тонну. Но они были бы не захоронены в каньонах, а полностью обезврежены.

 

Статья подготовлена в рамках серии публикаций, посвященных «Году Финского залива»

Виктор Терешкин