Новое производство гексафторида урана планируется создать на ОАО «СХК» к 2016 году

Ранее в СМИ, в частности в «Российской газете», было опубликовано объявление о проведении «общественных обсуждений (в форме общественных слушаний) материалов обоснования лицензии на осуществление деятельности в области использования атомной энергии (включая материалы оценки воздействия на окружающую среду) ОАО «Сибирский химический комбинат» по объекту «Создание нового конверсионного производства в ОАО «СХК». Под понятием «конверсионное производство» подразумевается производство гексафторида урана (UF6), вещества опасного как из-за радиоактивности входящего в него урана, так и в силу химических свойств. Гексафторид урана при температуре свыше 57 градусов Цельсия переходит в газообразное состояние и используется в центрифугах, предназначенных для обогащения урана. По официальным данным в настоящее время на ОАО «СХК» уже имеются мощности по производству гексафторида урана на Сублиматорном заводе.

Отвальный гексафторид урана («урановые хвосты») ранее завозился на ОАО «СХК» из Германии и Франции. [picture2]Хранение этого опасного вещества осуществляется в металлических контейнерах под открытым небом. Общественные организации, в том числе «Беллона», считали это импортом радиоактивных отходов и добились прекращения ввоза «урановых хвостов» из Германии.

В объявлении о слушаниях сообщается, что заказчиком проведения слушаний является ОАО «Сибирский химический комбинат». Основной продукцией комбината являются гексафторид урана, обогащённого изотопом U235 до 5 % и гексафторид урана для обогащения. В настоящее время ОАО «СХК» входит ОАО «ТВЭЛ», Топливную компанию Росатома. В состав комбината входят четыре завода по обращению с ядерными материалами: сублиматный завод (производство оксидов и гексафторида урана из природного и регенерированного урана), [picture1 right]завод разделения изотопов (обогащение урана по изотопу U235 по центрифужной технологии), радиохимический завод (извлечение урана и плутония из облученных урановых блоков, закачка под землю жидких радиоактивных отходов), химико-металлургический завод (производства металлических изделий из урана и плутония, переработка и очистка высокообогащенного оружейного урана), завод гидроэнергоснабжения, а также несколько вспомогательных подразделений.

В объявлении о слушаниях сообщается: «вид намечаемой деятельности – размещение, сооружение, эксплуатация и вывод из эксплуатации ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранилищ радиоактивных отходов; цель намечаемой деятельности – создание современного, экологически безопасного конверсионного производства, способного перерабатывать различное урановое сырьё».

Материалы обоснования лицензии и входящая в них Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) в открытом доступе в сети Интернет опубликованы не были, поэтому судить об опасности или безопасности предлагаемой деятельности, о её последствиях, о количестве и качестве новых радиоактивных отходов затруднительно.

На официальном сайте Администрации Томской области опубликована листовка ОАО «СХК» под заголовком: «Вы хотели узнать у специалистов СХК». В ней приводятся некоторые данные о новом производстве:

«Решение о создании современного завода по конверсии на базе ОАО «СХК» было принято в 2011 году. Конверсионный завод по производству гексафторида урана является необходимым звеном ядерно-топливного цикла в процессе создания топлива для АЭС. Современный центр по конверсии призван повысить эффективность продукции Топливной компании Росатома «ТВЭЛ» на мировом рынке. Конверсионный завод по переработке урана, который планируется построить в 2016 году на территории ЗАТО Северск в Томской области, станет одним из самых передовых производств в атомной промышленности».

[picture3]В листовке сообщается, что местом расположения нового конверсионного производства выбрана территория, прилегающая южнее к площадке 3 (Радиохимический завод).

Данных о технологии, об объёмах производства и об образовании отходов в листовке не приводится. Ранее производство гексафторида урана было организовано на Кирово-Чепецком химкомбинате (КХЧК). В результате этой деятельности образовалось около двух миллионов тонн ртутьсодержащих химических отходов и примерно 440 тысяч тонн радиоактивных отходов (РАО), часть которых размещена в глиняных траншеях в пойме реки Вятка, хранилища заливают дожди, размывают грунтовые воды, опасные радионуклиды попадают в окружающую среду. «Беллона» подробно рассказывала об этом «радиоактивном наследии» и о планах по приведению отходов в менее опасное состояние.

Следует ожидать, что производство гексафторида урана в Северске тоже приведёт к образованию отходов и вызовет существенное воздействие на окружающую среду. Хочется наняться, что в Северске будут применены более совершенные технологии и количество химических и радиоактивных отходов будет меньше, чем в Кирово-Чепецке, и что атомщики откажутся от практики размещения отходов в глиняных траншеях. По данным ОАО «ТВЭЛ» в настоящее время на территории СХК уже находится несколько десятков хранилищ радиоактивных отходов, в том числе бассейны открытого типа и пульпохранилища.

Слушания в закрытом режиме

Анонс слушаний был опубликован в СМИ за месяц до их проведения. Официально организатором общественных обсуждений и слушаний является администрации закрытого административно-территориального образования (ЗАТО) Северск. Объявление было размещено на сайте администрации Северска за три дня до слушаний, 8 сентября 2014 года. В нём говорится: «Для въезда в г. Северск на общественные слушания необходимо оформить пропуск. Для этого до 10 августа 2014 г. необходимо направить заявку на имя заместителя Главы Администрации ЗАТО Северск». Получается, что участие в слушаниях для граждан, не проживающих в ЗАТО Северск, почти невозможно. Ведь подать заявку для участия в слушаниях следовало до публикации объявления о слушаниях. Вызывает удивление и то, что в публикации в «Российской газете» информация о необходимости получать специальное разрешение на въезд в Северск отсутствует.

Ситуация выглядит абсурдной. С одной стороны атомщики выполнили все требования закона: объявления о слушаниях опубликованы в «Российской газете» за 30 дней. Но подавать заявку на въезд в ЗАТО Северск было уже поздно. Таким способом на слушаниях создаются наиболее благоприятные условия для одобрения любого атомного проекта. Ведь большинство жителей Северска так или иначе зависит от ОАО «СХК», а участие в слушаниях даже для жителей соседнего Томска крайне затруднено.

Закон не запрещает публиковать объявления о слушаниях заранее, это можно делать хоть за два, хоть за три месяца. Тогда у желающих была бы реальная возможность обратиться за разрешением на въезд в закрытое административно-территориального образование. Закон не запрещает публиковать материалы, выносимые на общественное обсуждление, в сети Интернет, так уже поступают многие подразделения госкорпорации «Росатом», например, ПО «Маяк» и ОАО «Росэнергоатом». Закон не запрещает провести также слушания вне закрытой территории — в Томске, находящемся всего в десяти километрах от Северска. Но ни заказчики, ни организаторы слушаний на это не пошли. Очевидно, что для ОАО «СХК» и администрации ЗАТО Северск удобнее проводить обсуждение в домашней обстановке, с домашней общественностью.

В распространённой перед слушаниями листовке ОАО «СХК» утверждается: «Цель слушаний – максимальный учет мнения широких кругов общественности». Жаль, что это лишь декларация и «широкие круги общественности» для атомщиков ограничены лишь жителями ЗАТО Северск.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com