Леса все горят и горят…

ingressimage_forestfire_14.jpg Photo: Фото: mnr.gov.ru

По информации сайта, лидирующие позиции по числу пожаров и площади возгорания занимает Якутия: огнем охвачены 815 121 га земель лесного фонда.

На всей территории Якутии, Бурятии, республики Тыва, Нижегородской и Иркутской областей, а также в отдельных районах Забайкальского и Приморского краев, Амурской и Тверской областей введен режим ЧС.

От огня страдают особо охраняемые природные территории: сразу 4 пожара возникли в природном заповеднике «Азас» в республике Тыва, в Красноярском крае горит заповедник «Саяно-Шушенский», а в Иркутской области – национальный парк «Прибайкальский», – говорится на сайте.

В ряде регионов огонь подошел вплотную к населенным пунктам. Площадь пожаров продолжает увеличиваться, в связи с чем «есть угроза восьми населенным пунктам в пяти муниципальных районах Якутии», – цитирует ИТАР-ТАСС слова руководителя департамента по лесным отношениям республики Вячеслава Попова.

Густым смогом из-за пожаров покрыта Тверская область, задыхаются города Клин, Зеленоград и Солнечногорск, а также мелкие населенные пункты в этом направлении. По данным МЧС, на сегодняшний день здесь с начала пожароопасного периода зафиксировано 170 очагов природных пожаров.

Повседневной практикой стало занижение масштаба бедствия.

Лесной форум Гринпис России, в частности, отмечает разрыв между официально публикуемыми оперативными данными о площади действующих в Якутии лесных пожаров и реальной ситуацией. По данным Гринпис России, основывающимся на визуальном дешифрировании космических снимков MODIS, площадь действующих лесных пожаров, приводимая в официальных сводках, более чем вдвое отличается в меньшую сторону от реальной площади этих пожаров, определяемой по космическим снимкам.

Также существует возможность и для обычных граждан следить за ситуацией с лесными пожарами. Несколько лет функционирует проект Яндекс.Пожары, позволяющий при помощи спутниковой карты отслеживать пожары в режиме онлайн. Кроме карты на странице проекта можно найти сводку новостей из СМИ и публикаций в блогах, а также советы попавшим в зону пожара. Карта и спутниковые снимки пожаров также доступны на соответствующей странице проекта Космоснимки.

Как говорится в докладе Гринпис России, опубликованном в материалах постоянной комиссии по экологическим правам при Президенте РФ, – «Катастрофические лесные и торфяные пожары происходят в России ежегодно».

Авторы доклада считают, что «такая высокая частота пожаров может вести к коренному изменению облика таежных лесов, снижению их устойчивости, необратимой деградации биологического разнообразия».

Для того справиться с ситуацией, к тушению огня привлекаются добровольцы и волонтеры.

В частности, такие дружины работают в Якутии, где на настоящий момент зафиксировано наибольшее количество лесных пожаров. Они создаются на базе студотрядов Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова. По сообщению ИА YakutiaMedia, первый отряд добровольцев выехал на тушение 26 июля. Впрочем, как сообщил заместитель начальника студотрядов СВФУ Максим Павлов, «Добровольцы не будут работать в непосредственной близости от пожара, их задача не допустить его распространения, локализовать его».

Также добровольцы помогают справиться с пожарами в Московской, Воронежской и Тверской областях. В республике Чувашия волонтеров для помощи в борьбе с пожарами на лесной территории с начала пожароопасного сезона приглашает заповедник «Присурский».

Однако этих усилий пока недостаточно – состояние лесных ресурсов в России постоянно ухудшается. И этому способствуют не только лесные пожары, но и лесозаготовки и воровство леса, отмечается в докладе Гринпис. Однако пожары, по имеющимся данным, выходят на первое место: к примеру, в 2012 году в России официально заготовлено 191млн кубометров древесины, украдено еще 70 млн кубометров, а объем древесины, сгоревшей или погибшей в результате пожаров равен, оценочно, не менее 500 млн кубометров.

Среди причин катастрофического положения дел с лесными пожарами авторы доклада называют нарастающие изменения климата, захламленность лесов мертвой древесиной, невозможность обеспечения достаточной численности работников леса в рамках существующей системы лесных отношений, отсутствие правового статуса у значительной доли лесов.

Лия Вандышева