Российско-норвежская экспедиция исследует затопленные ядерные объекты

frontpageingressimage_photo-4..jpg

Беллона уже сообщала, что К-159 – единственная затопленная атомная подводная лодка (АПЛ), у которой есть собственник, который несет за нее ответственность. Она принадлежит Министерству Обороны.

По словам начальник лаборатории НИЦ «Курчатовский институт» Алексея Казеннова,  именно АПЛ К-159 представляет максимальную потенциальную опасность радиационного загрязнения. Активность отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) в реакторах АПЛ составляет около 5319,7 ТБк (143,8 кКи) по оценке на 2012г. и превосходит активность всех других затопленных объектов.

На подлодке отсутствуют дополнительные защитные барьеры между ОЯТ и морской средой, что увеличивает риск возможного загрязнения. Лодка затонула аварийно, и не была специально подготовлена к затоплению.

Не стоит забывать о том, что АПЛ затонула на выходе из Кольского залива, рядом с судоходными трассами и районами рыбного промысла. Последнее обследование лодки проводилось в 2007 году, на тот момент лодка была безопасна, и герметичность первого контура реактора не была нарушена.

«Все может сильно усложниться, если первый контур разгерметизируется, но его нынешнее состояние нам пока не известно. Летом состоится новая российско-норвежская экспедиция к затопленным объектам. Мы попробуем получить новые данные по этой лодке», – отметил Казеннов месяц назад в Мурманске, подчеркнув, что лодку необходимо поднимать в любом случае, хоть это и будет гораздо сложнее в случае разгерметизации первого контура.

Цели и задачи экспедиции

Российско-норвежской экспедиции, стартовавшей сегодня из Архангельска, и состоящей из 15 человек, предстоит оценить радиологическую угрозу для окружающей среды, которую может представлять затонувшая субмарина.

«Мы уверены, что необходимо провести оценку риска и экологических последствий операции по подъёму. На АПЛ имеется большое количество радиоактивных материалов, и рано или поздно начнётся их утечка. Нам нужна достоверная картина того, в каком состоянии всё находится на сегодня, чтобы провести глубокий анализ возможных экологических последствий такой идеи», – рассказал в телефонном интервью Беллоне сотрудник норвежского комитета по защите от радиационной опасности (NRPA) Ингар Амундсен (Ingar Amundsen).

Говоря о том, будет ли Норвегия участвовать в работах по подъёму подлодки, он сказал, что «это российская подводная лодка, и ответственность лежит на них».

К-159 ушла на дно в шторм с 800 килограммами отработавшего уранового топлива в двух реакторах. Погибло девять моряков. На сегодня эта АПЛ считается одним из самых радиационно-опасных объектов на дне арктических морей.

«На момент катастрофы подводная лодка была в очень плохом состоянии, и были неподтверждённые слухи, что русские замерили уровень радиоактивности на месте, – говорит Нильс Бёмер (Nils Bohmer), ядерный физик, генеральный директор «Беллоны». – Поэтому важно, чтобы норвежские власти провели теперь свои собственные замеры.

АПЛ находится у самого устья Кольского залива, у выхода в море, которое является одним из важнейших рыбопромысловых районов мира».

По его словам, даже простые слухи об радиоактивных утечках могут навредить норвежской рыбопромысловой промышленности, отметил он.

Арктические моря завалены затопленными ядерными объектами

Кроме Баренцева моря, атомные АПЛ и другие объекты тонули или специально затапливались (после проведения специальных работ) в Карском море. Там, в частности, захоронено 17 000 тонн твердых радиоактивных отходов (ТРО), АПЛ К-27, реакторный отсек АПЛ 901 с двумя реакторами.

Там же покоится АПЛ «Комсомолец», которая затонула аварийно, и чьи реакторы не были подготовлены к затоплению. Это единственная лодка, из которой был зарегистрирован выход радионуклидов, поскольку произошла разгерметизация первого контура реактора.

Анна Киреева

anna@bellona.ru

Чарльз Диггес

charles@bellona.no