Обзор экоблогов за апрель

ingressimage_blog.jpg

Хоперские будни

В апреле противники добычи никеля в Прихоперье продолжили штурмовать органы власти в надежде свернуть начатые Уральской горно-металлургической компанией (УГМК) на двух никелевых месторождениях района геологоразведочные работы. Так, в начале месяца, как отмечается в одном из постов в блоге «В защиту Хопра!», местные жители обратились в ОМВД и прокуратуру с заявлениями о том, что работы на месторождениях ведутся с нарушениями природоохранного и земельного законодательства.

Кроме того, активисты организовали шествие, митинг и одиночные пикеты против добычи никеля.

«6 апреля в Воронеже при участии около 2 тысяч человек прошло шествие и состоялся митинг против добычи цветных металлов в Черноземье. Участники митинга – воронежцы, жители нескольких регионов Центральной России, донские казаки – обратились к Президенту РФ с требованием принять меры по отказу от планов разработки медно-никелевых месторождений в Центральном Черноземье», – сообщает также движение «В защиту Хопра!»

Также в апреле защитники Хопра снова высказали свою позицию главе Министерства природных ресурсов и экологии Сергею Донскому, с которым уже встречались в марте. Тогда, на рабочем совещании, посвященном проблемам вокруг проекта добычи никеля в Воронежской области, министр принял обе стороны и обещал проверить выполнение природоохранного законодательства на месторождениях. На этот раз, как рассказывает блог движения в подробном посте от 14 апреля, на прием к Донскому пришли ученые и представители хоперского казачества. После встречи, отмечает блог, министр распорядился разобраться в правомочности действий подрядчиков УГМК.

bodytextimage_hoper-060414-Voronezh.jpg Photo: Фото: savekhoper.ru

Между тем, местный житель, «доведенный до отчаяния», в конце апреля протаранил на своем грузовике ворота лагеря геологов. Один из охранников базы, сообщает еще один пост в блоге движения за спасение Хопра, получил травму предплечья.

Михаил Боярищев, как сообщается в блоге, «в настоящее время проходит по делу о поджогах буровых на этом же поле 22 июня 2013 года. 16 апреля суд отклонил подробные фото и видеодокументы, доказывающие его невиновность в поджоге».

«[…] Боярищев, доведенный до отчаяния несправедливым судом, сказал приехавшим на место сегодняшнего происшествия активистам, что совершил свой поступок, чтобы не быть несправедливо осужденным и «теперь хоть будет за что сидеть», – отмечается в посте.

Коллега Боярищева по борьбе, Игорь Житенев, уже находится за решеткой по обвинению в вымогательстве денег у УГМК. 22 апреля суд продлил активисту арест на три месяца до 22 июля.

Жители Прихоперья настроены решительно: как сообщает движение «В защиту Хопра!», на встрече у Донского «[п]редставители казачества уверили министра, что местные жители намерены не допустить добычу никеля на Хопре, о чем неоднократно заявлялось на многочисленных митингах и других акциях протеста, проходящих практически каждую неделю уже на протяжении двух лет».

Пожары пошли

Каждую весну Гринпис бьет тревогу, но реагируют на эти замечания только те, с кем рядом горят леса, степи и поля.

В конце апреля руководитель лесной программы Гринпис Алексей Ярошенко написал в одном из постов на Лесном форуме Гринпис России: «Важнейшей причиной разрастания лесных пожаров до катастрофических масштабов является лесопожарная ложь – сокрытие сведений о количестве и площадях действующих пожаров […]».

В качестве примера Ярошенко опубликовал спутниковый снимок с комментарием, объясняющим, что на 28 апреля в Амурской области действовал лесной пожар на площади 109 тыс. гектаров. Между тем, как показывают приведенные Ярошенко сведения с официального сайта Федерального агентства лесного хозяйства, на ту же дату в Амурской области было зарегистрировано два пожара на землях лесного фонда на площади 414 гектаров. Ярошенко утверждает, что «о пожаре зна[ли] не только в Министерстве лесного хозяйства и пожарной безопасности Амурской области, но и как минимум в некоторых федеральных органах исполнительной власти». Однако в официальной статистике МЧС по Амурской области данные о пожаре отсутствовали, пишет автор поста.

Как объясняет Ярошенко в следующих комментариях на форуме, одна из причин проблемы – в особенностях оперативного учета пожаров: крупный пожар показан не единым очагом, а несколькими маленькими участками. В результате, «в официальной отчетности не отражается реальная площадь, пройденная огнем», сообщает Ярошенко.

bodytextimage_fires-podmoskovie14.jpg Photo: Источник: Владислав Залевский/ Гринпис России/ forestforum.ru

На Лесном форуме Гринпис Ярошенко также публикует материал с анализом обводнительных проектов в Подмосковье.

«Очередной торфяной пожар в Подмосковье подтвердил, что после освоения «обводнительных» денег подмосковные власти и работники пожарной охраны боятся признавать наличие длительно действующих торфяных пожаров – а без такого признания они не могут направить на борьбу с этими пожарами необходимые силы (которых, к тому же, в регионе еще и не хватает)», – говорится в материале.

Газарян и премия

В апреле Сурен Газарян – сотрудник Экологической Вахты по Северному Кавказу, известный эколог-активист, выступавший против нарушений при строительстве олимпийских объектов в Сочи, а также вырубки и застройки уникальных природных уголков Кавказа, – получил ведущую мировую премию «зеленых» активистов, Премию Голдмана. Всего награждаются шесть лауреатов, каждый из которых получает по 150 тыс. долларов.

Как отмечается в материале «Беллоны», кроме Газаряна еще семь активистов из России были ранее удостоены этой премии. Достаточно взглянуть на список лауреатов предыдущих лет и описание их деятельности на сайте премии (на англ. яз.), чтобы увидеть: как и Газарян, его коллеги и из России, и из других стран противодействовали действиям чиновников и крупных компаний в попытке отстоять права граждан на сохранение окружающей среды.

На вопрос «Беллоны» о том, что он чувствует, став лауреатом, Газарян ответил: «Я знал об этом заранее, так что всепоглощающей радости нет». Но, помолчав, добавил: «Конечно, рад».

Из-за преследования в России Газарян был вынужден покинуть страну и в настоящее время живет в Германии. Его коллега по Экологической Вахте Евгений Витишко отбывает срок в колонии-поселении. В конце апреля заключенный Витишко получил выговор.

«Евгению #Витишко занесли в дело выговор за нарушение [Правил внутреннего распорядка] колонии – передачу другому заключенному одежд[ы]. Один из «поселенцев», пытавшийся сбежать около двух недель назад из [Колонии-поселения]-2 п. Садовый, был пойман в Жениной куртке», – говорится на страничке Витишко в Фейсбуке.

Витишко также отмечает, что сотрудники колонии постоянно угрожают ему посадкой в ШИЗО. Но, как уточняет заключенный, никак не поясняют свои мотивы.

Между тем, публикации о застройках в Краснодарском крае, против которых, настаивая на их незаконности, боролись активисты ЭкоВахты, продолжаются: в блоге anqmic «ПУТёвые заметки» вышел пост о продолжении истории с тем самым злополучным забором, – вокруг дачи губернатора Краснодарского края Александра Ткачева, – обвинение в порче которого послужило основой уголовного преследования Газаряна и Витишко.

Годовщина Чернобыля

26 апреля любого года после 1986-го – повод поговорить об атомной энергетике. Разговоры эти чаще грустные и тревожные, потому что вызванные «мирным атомом» радиационные катастрофы, как отмечает на сайте «Беллоны», в статье, посвященной 28 годовщине трагедии, эксперт «Беллоны» Андрей Ожаровский, случаются намного чаще, чем «обещанные» атомщиками раз в миллион лет: Кыштым в 1957 году, Три Майл Айленд – в 1979, Чернобыль в 1986, Фукусима в 2011.

Текст Ожаровского (опубликованный также в блоге автора на сайте радиостанции «Эхо Москвы») начинается процитированным мнением одного из участников недавнего форума Росатома в Москве: «Недоверие и неприятие атомной энергетики во многом определяется памятью о Чернобыле. Только когда умрут все, кто помнит Чернобыль, на чьей памяти произошла эта катастрофа, только тогда атомная энергетика сможет нормально развиваться».

«Неважно, кто именно так рельефно описывал одну из проблем атомной энергетики. Действительно, в обществе нет доверия к атомной промышленности и атомных экспертам. И это недоверие вполне обоснованно», – продолжает Ожаровский, анализируя деятельность российской атомной госкорпорации и риски, связанные как с эксплуатацией действующих реакторов, так и с планами по строительству новых.

Наталья Парамонова