Сурен Газарян: вынужденная эмиграция

ingressimage_Gazaryan2011.jpg

Все началось с рукокрылых

С Суреном Газаряном я познакомился в 2000 году на собрании туристов и спелеологов. Сурену на тот момент был 26-летним аспирантом Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН.

В спелеоклубе Сурен был старожилом – обретался здесь еще со времен учебы в середине 1990-х на биофаке Кубанского госуниверситета. Собственно, увлечение пещерами и подземным экстримом и определило его научные интересы: изучение рукокрылых, то есть летучих мышей. В 2002 году Газарян защитил кандидатскую диссертацию по теме «Эколого-фаунистический анализ населения рукокрылых Западного Кавказа» и получил научную степень. А годом ранее был избран председателем комиссии по охране пещер Российского союза спелеологов – уже тогда у него проявился деятельный интерес к природоохране, который спустя несколько лет станет смыслом его жизни.

Испытание Суреном

Образ Сурена-ученого и серьезного общественного деятеля никак не вязался с его характером. Он везде и всюду был душой компании, шутил, смеялся и дурачился по любому поводу. Незнакомым людям казалось, что с этим человеком вообще невозможно говорить о чем-то серьезном. От его шуток и розыгрышей особенно доставалось новичкам: руководитель спелеоклуба Андрей Остапенко честно признавался всякому неофиту: мол, будут две тяжелые вещи: первый поход и Сурен. Притом, что «испытание Суреном» иной раз не выдерживали даже те, кто пережил первый поход…

Выезды в горы с участием Сурена превращались иной раз в поток приключений и забавных историй. Помню, как однажды на Первомай мы стояли лагерем неподалеку от одной глухой станицы, куда Сурен после заката решил наведаться, с целью наловить летучих мышей.

Для этого занятия он использовал хитроумное приспособление: два телескопических удилища, соединенных рыболовной сетью, натянутой в виде экрана. С такой невидимой для себя преградой мыши, летающие в погоне за насекомыми, сталкивались и запутывались в сетке, попадая далее в чуткие руки зоолога – тот производил замеры, определял пол, возраст и иные характеристики рукокрылого «подопечного», надевал на животное легкое алюминиевое кольцо с номером и – выпускал с миром.

Так вот, когда Сурен, с рюкзаком и налобным фонарем, вышагивал со своим чудо-орудием по главной станичной улице, случилась непредвиденное. У одного из местных жителей сдали нервы – он выскочил со двора с заряженным ружьем. Ему показалось, что этот странный незнакомец, с двумя качающимися телескопическими удочками, задумал что-то страшное…

Как Газарян спас пещеры…

С 2004 года, до вынужденного отъезда в Эстонию в конце 2012 года, Газарян работал в Институте экологии горных территорий Кабардино-Балкарского научного центра (КБНЦ) РАН в должности старшего научного сотрудника лаборатории разнообразия позвоночных животных, успев за это время опубликовать более 60 научных работ.

В 2004 же году случился и другой знаковый поворот в судьбе Сурена: он вошел в состав общественной организации «Экологическая Вахта по Северо-Западному Кавказу», став годом позже членом Совета этой организации. Начиная с 2005 года Сурен Газарян плотно занимается «зеленой» общественной деятельностью, сходу влившись в малознакомую для себя сферу. И сразу рванул в бой – вступился за две расположенные в Хостинском районе города Сочи пещеры с памятниками археологии эпохи палеолита. Уникальному природно-историческому комплексу грозило уничтожение из-за коммерсантов-арендаторов, которые брали с туристов плату за посещение пещер и «благоустраивали» палеолитические стоянки, выгребая вместе с грунтом культурный слой с археологическими артефактами.

…и заказник «Черногорье»

Примерно в тот же период развернулась активная общественная кампания в защиту ландшафтного заказника «Черногорье» в Апшеронском районе с уникальной пещерой «Каньон» (одной из глубочайших пещер Краснодарского края), в которой располагалась крупнейшая в мире колония европейских широкоушек – редких летучих мышей, занесенных в региональную Красную книгу. Воспользовавшись тем, что в перестроечную неразбериху об учрежденном в советское время заказнике карстового массива и пихтово-букового леса, все благополучно забыли, местный лесхоз устроил здесь рубки главного пользования.

Общественная кампания, в которой активнейшее участие принял Сурен Газарян, увенчалась успехом. Лесопромышленники не ожидали, что получат мощный отпор, и были вынуждены подписать акт, подтверждающий статус заказника, и прекратить рубки леса в его границах.

Борьба за Утриш и Мзымту

«Экологическая Вахта по Северо-Западному Кавказу» (с 2009 года – «Экологическая Вахта по Северному Кавказу») на тот момент представляла собой группу энтузиастов-единомышленников, которые активно осваивали компьютеры и интернет-технологии, надеясь хотя бы за счет технической «продвинутости» биться на равных с коррупцией и криминальным бизнесом, которые к середине 2000-х цвели в Краснодарском крае пышным цветом.

Здесь, в «ЭкоВахте», в 2007 году я снова встретился с Суреном Газаряном. Это был все тот же легкий на подъем человек, правда, уже не столь веселый и жизнерадостный – сыграли свою роль годы общественной деятельности, далеко не всегда успешной и радостной.

Зимой 2008-2009 года мы бились за Утриш, сумев сорвать строительство дороги к будущей резиденции президента Медведева. Летом 2009-го развернулась борьба за спасение сочинской реки Мзымты и самшитового леса, через который прорубался самый дорогой и грандиозный объект Олимпиады-2014 – совмещенная автомобильная и железная дорога Адлер-Красная Поляна. Сурену тогда серьезно поранили ногу бензопилой, и дважды его и Андрея Рудомаху милиция и пограничники выдворяли с лесоповала с составлением протоколов.

Антидачная кампания

В конце 2010 года бизнесмен из Санкт-Петербурга Сергей Колесников опубликовал открытое письмо президенту России Дмитрию Медведеву, в котором рассказал о коррупционных схемах строительства «дворца» Владимира Путина близ села Прасковеевка на Черноморском побережье. Сурен загорелся туда попасть. В феврале 2011-го нам это удалось: воспользовавшись временным отсутствием охраны при въезде на территорию «путинского» комплекса, мы вчетвером промчались на машине Сурена к самому дворцу, вызвав там такой переполох, что по тревоге была поднята районная полиция, пограничники, сотрудники ФСБ и ФСО… Тогда у нас изъяли всю цифровую аппаратуру и телефоны и под полицейским конвоем выдворили с территории. К счастью, обошлось баз задержаний.

Так нежданно-негаданно «ЭкоВахта» начала «антидачную» кампанию, которую и вызвался курировать Сурен. Сделали инспекционные вылазки на дачу патриарха, на «виноградники Путина», провели «разведку боем» на даче губернатора Краснодарского края Александра Ткачева, после которой стало понятно: резиденцию местного губернатора охраняют пуще путинского VIP-объекта, задерживая и направляя в «обезьянник» всякого, кто к ней осмелится приблизиться.

История с забором

Собственно, произошедшая в конце 2011 года история с «испорченным» забором у дачи Ткачева явилась жестом отчаяния: получив пустые отписки из прокуратуры и краевого департамента лесного хозяйства, не усмотревших нарушений в том, что посреди общедоступного леса установлен глухой забор, Сурен Газарян, Евгений Витишко вместе с группой гражданских активистов демонтировали одну из его секций. А затем провели общественную инспекцию внутри огороженного периметра. У кого-то из активистов появилась мысль нанести протестные надписи на внешнюю строну ограждения…

Самое интересное, что следователь, который расследовал уголовное дело в отношении Газаряна и Витишко, наверняка прекрасно знал, что они этих надписей не наносили (в деле нет ни одного неопровержимого доказательства обратного). Единственное, в чем можно было обвинить экологов, это в том, что они раскрутили десяток шурупов. Но десяток шурупов никак не тянул на «крупный ущерб», впрочем, как и уголовное дело. Не поэтому ли следствие пошло по пути фальсификации всех материалов, начиная от свидетельских показаний губернаторских охранников, заканчивая строительно-технической псевдо-экспертизой «ущерба»?

Удивительно, но на незаконный характер самого забора полиция не обратила никакого внимания…

Эмиграция

Дальше события развивались молниеносно: вынесенный летом 2012 года приговор, оставленная без удовлетворение жалоба в Краснодарский краевой суд и, как итог, условный срок обоим экологам. Затем был новый инцидент с участием неугомонного Сурена – на сей раз на пляже «дворца Путина», где его и группу активистов попытались задержать сотрудники ЧОПа.

В отношении Газаряна возбудили еще одно уголовное дело – за то, что якобы «угрожал убийством» вооруженному охраннику. Уголовное дело в условиях уже имеющегося условного срока автоматически означало бы заключение под стражу…

Испытывать на себе особенности российского правосудия активист не стал. В конце 2012 года Сурен отключил телефон и перестал отвечать по электронке. В декабре того же года объявился в Таллине, где и живет по сей день, получив вид на жительство в Эстонии.

Самый главный вопрос: стоило ли потерять все – семью, работу, дом, свою прежнюю жизнь из-за злосчастного губернаторского забора? Не думаю, что на него есть однозначный ответ. Просто всегда были и есть люди, которые не могут оставаться равнодушными, видя несправедливость в любых ее проявлениях, и им все равно, какую цену придется заплатить за свои принципы. Ясно лишь одно: российское «зеленое» сообщество лишилось одного из самых ярких и самобытных представителей. Хочется надеяться, что не навсегда.

Дмитрий Шевченко