Климат меняется… продолжаем бездействовать?

ingressimage_00-3..JPG Photo: Фото: Ron Nichols / USDA Natural Resources Conservation Service / Wikimedia Commons

В пятницу в Санкт-Петербурге состоялся круглый стол, посвященный обсуждению мероприятий по снижению последствий изменения климата. Особое внимание было уделено перспективе внедрения возобновляемых источников энергии, развитию энергоэффективности и обсуждению сценариев низкоуглеродного развития для России.

Медлить больше нельзя

Круглый стол на тему «Изменение климата – что делать?» прошел в рамках информационной кампании Российского Социально-экологического Союза (РСоЭС ) «Энергоэффективность – самый большой, чистый и дешевый источник энергии в России».

Собравшиеся обсудили третью часть Пятого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) (на англ. яз.), представленного в Берлине 13 апреля. Третья часть пятого доклада МГЭИК, – описание основных выводов которой представлено в документе, опубликованном Климатической сетью НКО стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии, – посвящена вариантам смягчения последствий изменения климата и содержит доказательства таких последствий глобального потепления как поднятие уровня мирового океана, нарушение системности выпадения осадков, таяние морского льда и окисление воды в океане.

«Избежать катастрофических последствий изменения климата возможно при условии срочных мер для долговременного снижения выбросов парниковых газов», – говорится в пресс-релизе, посвященном мероприятию.

Выступая на круглом столе в минувшую пятницу, специалист по изменению климата Дорин Стабински (Doreen Stabinsky, США) привела данные о том, что «изменение климата происходит быстрее, чем мы полагали ранее». Важнейшими параметрами изменения климата, по мнению Стабински, являются объем выбросов парниковых газов и связанное с этим повышение температуры поверхности земли. Стабински привела данные ученых, согласно которым в последние 10 лет выбросы стали увеличиваться быстрее – на 2,2% в год, в то время как в течение тридцатилетнего периода с 1970 по 2000 год выбросы составляли 1,3% в год.

«Все это приведет к серьезным последствиям, – считает Стабински, – следует ожидать сокращения мест, пригодных для жизни, ухудшение морских и сухопутных экосистем».

bodytextimage_01-7..JPG Photo: Фото: Лия Вандышева

Согласно второй части пятого доклада МГЭИК, – описывающей последствия изменения климата для различных регионов мира и представленной в Йокогаме 31 марта, – изменения климата уже ощутимы на всех континентах, и в дальнейшем от них пострадают все страны, включая северные. Среди наиболее серьезных экологических последствий – растущий дефицит воды, подъем уровня моря, таяние ледников, увеличение числа опасных метеорологических явлений – в том числе периодов жары, засух, штормов, наводнений, сильных осадков.

В качестве одного из доказательств изменения климата ученые из МГЭИК приводят данные о сокращении урожайности кукурузы, – культуры, которая чувствительна к изменению температурного режима и режима осадков, – на 1-2% за последнее десятилетие.

«Мы можем ожидать разрушения продовольственной системы», – вслед за ученым сообществом делает вывод Стабински. – Чтобы избежать серьезного изменения климата, нам необходимо совершать конкретные действия – и делать это незамедлительно».

Кто виноват?

Отвечая на вопрос о доле антропогенных факторов в глобальном потеплении, специалист из США ответила: «Ученые на 95% уверены в том, что это обусловлено деятельностью человека». Как следует из доклада МГЭИК, повышение температуры связано напрямую с увеличением концентрации парниковых газов, особенно углекислого газа: за последние четыре десятилетия общее количество СО2 в атмосфере удвоилось.

«В первую очередь увеличение выбросов парниковых газов связано с использованием ископаемого топлива, также имеет значение повышение производства риса и мяса», –добавила Стабински.

Директор Русско-немецкого бюро экологической информации Ангелина Давыдова привела конкретные данные об изменении климата в России, содержащиеся в отчете Росгидромета «О последствиях изменения климата на территории РФ».

Среди тревожных звоночков, говорящих о неблагополучии в данной области, Давыдова назвала температурные скачки и повышение средней годовой температуры на 1,5°C за последнее десятилетие. Кроме того, в 2013 году МЧС зарегистрировало 545 опасных природных явлений в 80 регионах страны, что в 1,5 раза превысило их среднемноголетнее значение.

Один из ярких примеров усиливающейся погодной и климатической неустойчивости в России в последнее время – приведенные в конце марта Алексеем Кокориным, руководителем программы «Климат и энергетика» WWF России, данные о повышении температуры в Москве в январе-марте нынешнего года на 3,5°C выше нормы.

«[…] Скорее всего, тренд на будущее продолжится, если не станет хуже. Поэтому к вопросу снижения влияния человека на климатическую систему, к снижению выбросов парниковых газов надо подойти со всей серьезностью», – сказал тогда Кокорин, комментируя выводы второй части пятого доклада МГЭИК и данные Росгидромета по России.

По информации Давыдовой, Россия занимает четвертое место в мире по объему выбросов парниковых газов в атмосферу после Китая, США и Индии, следом идут Бразилия и Индонезия.

Согласно оценкам международного научного сообщества, повышение средней температуры атмосферы Земли на 2°C обозначит для человечества «точку невозврата» – порог, за которым последствия изменения климата на планете станут необратимыми.

Что делать?

Представители общественных экологических организаций и ученые уверены, что безотлагательные меры по адаптации к происходящим в климате изменениям могут снизить негативное влияние глобального потепления.

Среди первоочередных мер – снижение выбросов парниковых газов. Главное средство ограничения выбросов – это меры в области энергетики и, прежде всего, энергоэффективность, считает Давыдова; также необходимо стимулировать развитие возобновляемой энергетики, сокращать потребление ресурсов и объема вырубки леса.

На сегодняшний день доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в России составляет менее 1%, что, как показывают эксперты из Международной группы «Экозащита!» в опубликованном в марте 2014 года докладе «Обзор возможностей для внедрения возобновляемой энергетики в Российской Федерации», ниже, чем уровень в 1,5%, заявленный распоряжением российского правительства в 2009 году.

«В настоящее время ВИЭ в России оказываются неконкурентоспособными из-за так называемого «низкого старта»: по ряду […] причин условия для различных технологий производства электрической энергии оказываются неравноценными», – пишут авторы доклада.

Более того, продолжают авторы, « [о]стается неясным, какая цифра в отношении уровня развития ВИЭ была бы реалистична в условиях, когда у ряда экспертов есть сомнения даже в отношении нынешних 4,5% […]» – которых, согласно правительственному распоряжению 2009 года, предполагается достигнуть к 2020 году.

«Практически во всех регионах России имеется возможность экономически целесообразного использования нескольких типов возобновляемых источников энергии», – говорят авторы доклада «Экозащиты!», приводя данные о том, что технический потенциал ресурсов ВИЭ в пять раз превышает годовое потребление первичных энергоресурсов в России, а экономический способен обеспечить ежегодные энергетические потребности российской экономики на треть.

Предлагая ряд рекомендаций по улучшению условий для возобновляемой энергетики в России, эксперты также указывают на то, что без развития ВИЭ стране, «помимо технологической отсталости, […] грозят значительные экономические издержки [и] увеличение и без того катастрофической нагрузки на окружающую среду […].

«Энергоэффективность – реальный источник энергии»

Возможностям энергоэффективности уделила внимание председатель общественной организации «Друзья Балтики» Ольга Сенова.

«Энергоэффективность – не дополнительная мера в электроэнергетике, а реальный источник энергии, – сказала Сенова в ходе круглого стола.

bodytextimage_02-7..JPG Photo: Фото: Лия Вандышева

По данным Международного энергетического агентства, приведенным в информационных материалах РСоЭС, подготовленных к круглому столу в Санкт-Петербурге, «энергия, полученная за счет энергоэффективности и энергосбережения, обходится вчетверо дешевле, чем энергия, полученная за счет постройки новых энергетических станций. Эта энергия более безопасна для природы и людей, позволяет снизить загрязняющие выбросы в атмосферу и выбросы парниковых газов, которые усугубляют изменение климата».

С 2010 года в России осуществляется государственная программа энергосбережения и повышения энергоэффективности на период до 2020 года, обновленная распоряжением правительства от 25 апреля 2014 года в рамках новой версии государственной программы «Энергоэффективность и развитие энергетики». Согласно ожидаемым результатам программы, в редакции, опубликованной в декабре 2010 года, экономия электрической энергии за весь период реализации программы – с 2011 по 2020 год – должна составить 630 млрд кВт⋅ч. Если условно разделить этот показатель по годам осуществления программы, то получаемый годовой объем сэкономленной электроэнергии, 63 млрд кВт⋅ч, оказывается выше суммарной годовой выработки одной из крупнейших российских АЭС – Ленинградской или Курской, каждая из которых вырабатывает 28 млрд кВт⋅ч в год, – или крупнейшей российской ТЭЦ, Сургутской ГРЭС-2 (до 39 млрд кВт⋅ч в год).

«Таким образом, – делает вывод Сенова, – высвобождаемая за счет энергоэффективности электроэнергия может полностью заменить огромную топливную станцию».

Но, по словам эколога, «это только первый шаг в снижении энергоемкости ВВП, которая на сегодняшний день в России в 2,5-3,5 раза выше, чем в развитых странах».

Антиуглеродная стратегия

Перспективы снижения выбросов парниковых газов в России с помощью мер энергетики были представлены в презентации Сеновой на круглом столе. Опираясь на данные Игоря Башмакова, исполнительного директора Центра по эффективному использованию энергии, эксперт рассказала о трех группах возможных дальнейших сценариев углеродной политики в России.

Первые, осуществимые в «мягком» варианте, укладываются в требования Указа Президента №752 «О сокращении выбросов парниковых газов», где зафиксирована цель достижения к 2020 году уровня антропогенных выбросов из сектора энергетики на 25% ниже уровня 1990 года.

Далее, учитывая возможный рост экономики, необходимо удержать выбросы от дальнейшего повышения (которое, при соответствующем экономическом росте, могло бы, по словам Сеновой, составить «все 90%»). Уже сейчас, как указывает эксперт, «мы потихонечку растем». Вторая группа сценариев с высокой вероятностью потребует реализации не только уже утвержденных, но и новых, «решительных» мер, чтобы поддержать развитие России в низкоуглеродной траектории.

Третья группа сценариев, по «жесткому» варианту, предполагает целевую установку на обеспечение в 2021-2030 годах среднегодовых выбросов на уровне не выше 70% от значения 1990 года.

Даже вторая группа сценариев требует новых мер в дополнение к существующим программам, считает Сенова. К числу таких мер эколог относит запуск системы так называемых «белых сертификатов», – сертификатов, удостоверяющих достижение целевых показателей энергосбережения поставщиками электроэнергии, – предоставление субсидий малым промышленным предприятиям, осуществляющим мероприятия по повышению энергоэффективности, стимулирование покупок электромобилей.

А для третьей группы сценариев, – предполагающей остановку роста выбросов и начало их снижения, – нужно задействовать все имеющиеся ресурсы, среди которых энергоэффективность – один их ключевых приоритетов. Для реализации таких сценариев, считает Сенова, нужны еще более жесткие меры – введение «налога на углерод» и финансирование возобновляемой энергетики.

«Энергоэффективность и переход на возобновляемые источники энергии должны идти рука об руку, – заключила в ходе круглого стола 25 апреля специалист по изменению климата Стабински. – Общественные организации должны подумать о том, как оказать давление на государство, чтобы оно принимало меры по повышению энергоэффективности».

Лия Вандышева