Будущее «энергетического поворота» в Германии: Не ведет ли в тупик коррекция курса?

ingressimage_germany-001-14.jpg Photo: Фото: Dirk Seifert/ robinwood.de

В первую неделю апреля кабинет канцлера Германии Ангелы Меркель одобрил изменения, которые затронут принятый 14 лет назад Закон о возобновляемой энергии и целью которых, как утверждает новая правящая коалиция, является сокращение расходов на беспрецедентную программу полного перехода Германии от ядерной и ископаемой энергетики к возобновляемой.

Эта программа получила название Energiewende или «немецкий энергетический поворот» – комплекс мер, направленных, среди прочего, на борьбу с изменением климата, сокращение импорта энергии и повышение энергетической безопасности, стимуляцию технологических инноваций и укрепление локальной экономики. (Подробнее о политике Energiewende можно прочесть в докладе, опубликованном в 2012 году немецким Фондом Генриха Белля).

Апрельский законопроект предусматривает сворачивание субсидирования и внедрение ограничений на ввод новых наземных ветрогенераторов и фотоэлектрических установок (до 2,5 ГВт вводимых мощностей в год) и оффшорных ветростанций (до 6,5 ГВт до 2020 года), передает Reuters (на англ. яз.) в статье от 8 апреля. Лимит для новых станций, работающих на биомассе, составит всего 100 МВт в год.

Неделей ранее, как следует из сообщения Bloomberg (на англ. яз.), главам федеральных земель Германии удалось отчасти ослабить планы правительства по сокращению субсидий для новых ветроэнергетических проектов в рамках грядущей реформы закона о возобновляемой энергетике.

На встрече Меркель с главами 16 федеральных земель, которая состоялась в Берлине 1 апреля, Шлезвиг-Гольштейн, Бремен, Гамбург и Нижняя Саксония настояли на отмене урезания государственной поддержки для проектов, которые заменяют старые ветровые турбины. Также не подпадут под сокращение субсидирования турбины, установленные в областях с низкой ветровой активностью, то есть на юге страны.

Формальной причиной реформ стала парадоксальная ситуация, сложившаяся в энергетическом секторе Германии: чем больше возобновляемых энергетических мощностей вводится в стране, тем выше становится цена электроэнергии для потребителя. Принятый в 2000 году Закон о возобновляемой энергии обеспечил зеленому электричеству приоритет в энергосетях и гарантировал ему субсидии, финансовым источником которых является дополнительная надбавка к розничной цене электроэнергии для конечного потребителя. Сейчас «зеленая наценка» для потребителя составляет 6,24 евроцента за кВт⋅ч.

Правда, законодатели практически освободили от уплаты наценки крупные энергоинтенсивные предприятия: эта категория потребителей платит символические 0,05 евроцента за кВт⋅ч. Это было сделано для того, чтобы не подрывать конкурентоспособность немецких предприятий на международном уровне и не ставить под угрозу рабочие места в промышленном секторе. С приходом к власти канцлера Меркель в 2005 году список компаний-«льготников» вырос с 500 до 2000. В результате эта ноша – объемом более 5 млрд евро в год – легла на плечи населения и малого и среднего бизнеса.

Energiewende – народное движение

В прошлом году наценка вновь увеличилась, однако люди не выходят протестовать против зеленой энергетики. Напротив, общественность Германии обеспокоена реформой энергетического поворота, который успешно осуществляется, в основном, силами кооперативных и частных малых энергетических установок: именно они вырабатывают почти половину возобновляемой энергии в стране. В этом и состоит причина терпимости немцев к росту цен – за чистое электричество они платят самим себе, своим соседям, своим общинам, а не экспортерам и корпорациям.

bodytextimage_Germany-energy-01.jpg Photo: Диаграмма: energytransition.de

Как следует из информации, опубликованной (на англ. яз.) Крейгом Моррисом (Craig Morris) в августе прошлого года на вебсайте Фонда Генриха Белля, посвященном немецкому энергетическому повороту, 69% немцев в ходе опроса высказали мнение, что преимущества энергетического поворота перевешивают его недостатки. В марте нынешнего года в Ганновере и других городах Германии состоялись демонстрации под лозунгом «Сохраним Energiewende! Солнце и ветер вместо фрекинга, угля и атома».

«Общество поддержало этот закон, и многочисленные граждане стали частью энергетической революции – децентрализованной, социальной и экологической. Мы не позволим правительству похоронить энергетическую революцию! – прокомментировала «Беллоне» Керстин Рудек (Kerstin Rudek), антиядерный активист, член совета директоров общественной организации «Гражданская экологическая инициатива Lüchow-Dannenberg» (Bürgerinitiative Umweltschutz Lüchow-Dannenberg). – 30 ноября прошлого года демонстрация в поддержку энергетического поворота в Берлине собрала 16 тысяч человек. 22 марта 2014 года на улицы столиц федеральных земель вышли более 30 тысяч человек. Очередная демонстрация в Берлине запланирована на 10 мая».

«Очевидно, что Energiewende по-прежнему остается курсом, который продвигают вперед граждане, и встречает сопротивление, по большей части, лишь со стороны тех, кто проигрывает в этом процессе, – крупных поставщиков энергии», – пишет Моррис в одном из постов (на англ. яз.) на вебсайте Renewables International, где эксперт ежедневно анализирует немецкую энергетическую политику. Моррис также является одним из соавторов выпущенного Фондом Генриха Белля доклада «Немецкий энергетический поворот: Аргументы за возобновляемое энергетическое будущее».

Кому не выгодна энергетическая революция

Однако для промышленности в законопроекте, по договоренности с Еврокомиссией, опять предусмотрены исключения, сообщается в блоге о немецкой энергетике (на англ. яз.) German Energy Blog. Крупные потребители энергии, которые производят собственную энергию на станциях, вступивших в эксплуатацию до 1 августа 2014 года, будут освобождены от уплаты дополнительной наценки на электроэнергию. Что касается новых станций, то их владельцы будут обязаны платить лишь 15% наценки (в настоящее время, от 6,24 евроцента за кВт⋅ч, эта сумма составляет 0,94 евроцента). Впрочем, список крупных промышленных «льготников» сократится с 2100 компаний до 1600, сообщает (на англ. яз.) Reuters.

Экологи критикуют вносимые в закон изменения как политический патронаж немецких энергетических корпораций, так называемой «Большой четверки»:

«Корпорации – EnBW, Vattenfall, E.on and RWE – лоббируют правительство. Ради собственной выгоды они хотят сохранить монополию на энергию, противопоставляя себя децентрализации и муниципальной собственности», – говорит Рудек.

В ходе энергетической революции немецкий энергетический сектор становится не только более экологичным, но и более демократичным: чем больше электричества вырабатывается малыми частными производителями, чем больше энергетических мощностей находится под общественным контролем, тем меньше контроля над энергетическим сектором у крупных корпораций.

Субсидирование возобновляемой энергетики и отказ от ядерной энергии в Германии и других странах угрожают бизнес-моделям централизованного производства энергии таких компаний как E.ON и RWE, говорится еще в одной статье Reuters (на англ. яз.). Стремительное расширение сектора возобновляемой энергетики, о котором пишет Reuters в статье от 8 апреля, послужило одним из факторов снижения оптовой цены на электроэнергию этих производителей в течение последних четырех лет.

По сообщению Bloomberg (на англ. яз.), оптовая цена на электричество упала на 32% с 2010 года на фоне рекордной выработки ветровых и солнечных мощностей и самого низкого спроса за четыре года. По прогнозам аналитиков, пишет Bloomberg, производителей E.ON и RWE ожидают более низкие прибыли по итогам этого года. Эти два энергетических гиганта и шведская Vattenfall AB также планируют закрыть более 16 ГВт убыточных мощностей в Центральной и Западной Европе до конца 2015 года, а RWE объявила о планах сокращения 10% рабочих мест. По информации The Economist (на англ. яз.), акции крупнейшего немецкого поставщика энергии, E.On, упали на три четверти от пиковой цены, а доход от производства электроэнергии из традиционных источников – более чем на треть с 2010 года. Bloomberg также сообщает (на англ. яз.), что из-за спада оптовых цен на электроэнергию E.ON и RWE – впервые со времени образования ФРГ в 1949 году отчитавшаяся с убытками за полный год – вынуждены продавать активы для снижения задолженности.

«Мы должны начать заново. В некоторых областях царит анархия. Все присоединяются, но никто не знает, в каком направлении двигаться», – выразил свое мнение о процессе Energiewende вновь назначенный вице-канцлер и министр экономики и энергетики Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) в интервью еженедельнику Bild am Sonntag, сообщила Deutsche Welle (на англ. яз.) в конце декабря прошлого года.

По мнению экологов, именно спасение большого бизнеса является приоритетом так называемой коррекции энергетического поворота:

«Пугает, что в будущем, с 2017 года, только крупные корпорации смогут участвовать в тендерах по проектам в рамках закона о возобновляемой энергии. Это может предоставить простор для продления срока эксплуатации атомных станций после 2022 года и гарантировать существование угольной энергетики на все столетие», – отметила Рудек в переписке с «Беллоной».

Угольный ренессанс

Что касается угля, в ноябре прошлого года Bloomberg сообщил (на англ. яз.) о начале крупнейшего проекта в угольном энергетическом секторе Германии с 1998 года: запуске первой из десяти запланированных к строительству в течение двух лет новых угольных станций общей мощностью 8 ГВт, что составляет 10% пикового потребления энергии в стране (80 ГВт).

Нынешний министр экономики и энергетики возглавляет Социал-демократическую партию Германии (SPD), которая традиционно пользуется поддержкой угольной промышленности, и их прочные связи вызывают тревогу сторонников возобновляемой энергетики, пишет журнал pv magazine (на англ. яз.).

Как пишет Моррис в одном из постов (на англ. яз.) на сайте об энергетическом переходе Фонда Генриха Белля, Габриэль занимал пост министра окружающей среды в кабинете Меркель 2005-2009 годов. В 2009-м, пишет Моррис, ссылаясь на опубликованные в различных источниках заявления политика, Габриэль утверждал, что, «если мы хотим покончить с ядерной энергией, нам нужны 8-12 новых угольных станций». В 2011-м он подтвердил свою позицию, заявив: «Мы не должны действовать так, как будто можем отказаться от атома, угля и газа одновременно», и добавив, что «нам нужны эти 8-10 станций, которые сейчас строятся».

В октябре уже 2013 года, в своей первой речи после парламентских выборов и формирования новой правящей коалиции, Габриэль сказал, что новому правительству нужно осознать, что уголь должен быть частью энергетического баланса, сообщило агентство Bloomberg (на англ. яз.). «Нельзя отказаться от ядерной и угольной энергии одновременно», – повторил он в конце 2013 года в интервью еженедельнику Bild am Sonntag, уже приступив к обязанностям министра экономики и энергетики. Моррис приводит и еще одну цитату, опубликованную уже в январе 2014 года, в которой министр назвал призывы к такому отказу «безответственными». 

bodytextimage_Germany-energy-02.jpg Photo: Диаграмма: Robert Wilson/ theenergycollective.com

«В период между 2011 и 2015 годами в Германии будет введено в строй 10,7 ГВт новых угольных электростанций. Это больше новых угольных мощностей, чем было построено за два десятилетия, последовавших за падением Берлинской стены», – пишет один из авторов (на англ. яз.) блога об энергетике The Energy Collective Роберт Уилсон (Robert Wilson).

Ожидаемый годовой объем электричества, производимого этими станциями, будет примерно равен общему объему выработки всех установленных солнечных и ветровых мощностей Германии, пишет Уилсон, добавляя, что проектный срок эксплуатации солнечных панелей и ветровых турбин не превышает 25 лет, в то время как угольные станции обычно работают по 50 и более лет.

«Такое развитие событий в немецком электроэнергетическом секторе можно назвать, в лучшем случае, противоречивым», – подытоживает Уилсон.

Ветроэнергетика: народная или корпоративная?

За последние 25 лет Energiewende была народным движением, инициативой «снизу»: примерно половина инвестиций в зеленую энергетику приходится на частные и кооперативные проекты, а большие энергетические корпорации только сейчас начинают присоединяться к новым веяниям, пишет (на англ. яз.) в одном из постов эксперт Моррис.

Нынешние же реформы, по мнению Морриса, ведут к тому, чтобы, продолжая ввод новых возобновляемых мощностей, оказать поддержку терпящим убытки корпорациям, предоставив им этот сектор.

К концу 2013 года в Германии было введено в строй 33,8 ГВт ветровых мощностей, из которых лишь 1 ГВт приходился на оффшорные ветростанции. К 2020 году планируется запустить 6,5 ГВт оффшорных ветровых турбин. В отношении наземных ветровых мощностей, напротив, предусмотрены ограничения слишком быстрого их роста. При этом утверждается, что реформа направлена на удержание дальнейшего роста цен на электроэнергию, хотя стоимость оффшорной ветроэнергии в Германии превышает стоимость наземной примерно вдвое, пишет Моррис.

«Одно из главных различий между оффшорной и наземной ветроэнергетикой состоит в том, что местное население не проявляет столь же большого интереса к оффшорной ветроэнергетике, как к наземной. Немецкая Ассоциация ветроэнергетики BWE, представляющая, в основном, частных владельцев наземных ветроустановок, в высшей степени равнодушна к оффшорным […]», – продолжает Моррис.

Таким образом, согласно Моррису, ограничение роста наземного сектора ветроэнергетики затормозит малые частные и кооперативные проекты, в то время как для оффшорной ветроэнергетики зарезервировано такое пространство для развития, которое обеспечит крупным инвесторам защищенную рыночную нишу.

«Целевые коридоры»

Новый план правительства, как сообщил в прошлом ноябре pv magazine, предусматривает как некоторое увеличение, так и ограничение доли возобновляемой энергетики: предлагается законодательно установить «коридор» развития возобновляемой энергетики между 40% и 45% к 2025 году и между 55% и 60% к 2035 году. В настоящее время доля возобновляемой энергии в Германии составляет 25% всего объема производимой энергии.

Уровень в 45% означает увеличение доли возобновляемой энергии всего лишь на 1,67% в год, в то время как в течение последних пяти лет доля возобновляемой энергии увеличивалась в среднем на 2%, по данным немецкой Федерации возобновляемой энергетики (BEE), в которой, согласно статье в pv magazine, установку «коридора» считают ошибкой в энергетической и экологической политике.

Резкой критике новые планы подвергли и другие сторонники возобновляемой энергетики и представители экологических организаций. По их мнению, предлагаемый план способен сорвать реализацию энергетического поворота и не позволит достичь установленных целевых показателей по сокращению выбросов парниковых газов, гарантируя дальнейшее существование угольного сектора энергетики и затрудняя развитие возобновляемого.

В частности, по словам Стефана Круга (Stefan Krug), руководителя политического отдела немецкого Гринписа, нововведения ставят крест на ведущей роли Германии в борьбе с изменением климата, а «законодательный коридор на развитие» возобновляемой энергии является не чем иным как лимитом на чистую энергетику. В то же время, сказал Круг, гарантируется эксплуатация наносящих вред угольных электростанций.

«Это ставит с ног на голову всю идею энергетической революции», – процитировало Круга издание.

член совета директоров общественной организации «Гражданская экологическая инициатива Lüchow-Dannenberg» (Bürgerinitiative Umweltschutz Lüchow-Dannenberg)

Галина Рагузина

ragunna@gmail.com