За что осудили Евгения Витишко

ingressimage_ozCtls-saFA.jpg Photo: Фото: vk.com/e.vitishko

Кормили ли супом избирателей?

Евгений Витишко – человек неуемной энергии, не представляющий жизни без общественной активности. Сразу после вынесения приговора по «заборному делу», осенью 2012 года, он баллотировался кандидатом в депутаты Заксобрания Краснодарского края и одновременно – пытался зарегистрироваться кандидатом на пост мэра города Крымска, в котором за несколько месяцев до этого работал волонтером по оказанию помощи местным жителям, пострадавшим от катастрофического наводнения.

В Заксобрание не прошел – одним из главных пунктов официальной пропаганды стало то, что в первой партийной тройке кандидатов значатся два уголовника – Евгений Витишко и Сурен Газарян. До выборов главы Крымска Витишко не допустили по нелепому обвинению в «подкупе избирателей» – якобы кто-то от его имени кормил супом местных жителей.

Под наблюдением «топтунов»

После безуспешных выборных кампаний власти дали понять: «зеленые», занявшись политикой, пересекли «красную линию», за которой последует неизбежная расправа. И уже в день выборов в Заксобрание Уголовно-исполнительной инспекции не понравилось, что Витишко слишком долго находился в территориальной избирательной комиссии, а не у себя дома. Аналогичное замечание Евгению вынесли и во время его попыток зарегистрироваться кандидатом на пост мэра Крымска.

Итог: Туапсинский районный суд удовлетворяет требования УФСИНа, продлив для эколога условный срок и обязав не выезжать за пределы Туапсинского района без заблаговременного уведомления исполнительной инспекции. За квартирой активиста было установлено наблюдение – с «топтунами» у подъезда, «профилактическими» визитами полицейских, регулярными опросами соседей.

Афера на строительстве трассы «Формула-1»

Впрочем, даже эти ограничения не помогли «нейтрализовать» активность эколога. Как раз наоборот: весь прошлый год Евгений активно занимался экологическими проблемами олимпийского Сочи и своего Туапсинского района, развернув кампанию по спасению черноморских рек от расхитителей песка и гравия – один раз даже поучаствовал в спецоперации ОБЭПа, сотрудники которого с поличным поймали «черных» гравийщиков на реке Пшиш.

Благодаря Витишко, например, была вскрыта афера со строительством гоночной трассы «Формула-1» на территории Олимпийского парка в Адлерском районе Сочи: Евгения привлекали как эксперта в рамках расследования уголовного дела по отсыпке трассы незаконно добытым гравием из пограничной с Абхазией реки Псоу. Витишко пригнал на трассу собственную буровую установку, пробурил шурфы и выяснил, что галька под асфальтом по своим характеристикам соответствует той, что добывается из Псоу.

Впрочем, самым громким успехом «гравийной» кампании Витишко стала ликвидация карьеров на реке Шахе в Лазаревском районе Сочи, где добывали песчано-гравийную смесь для олимпийских строек. Масштабная добыча из русла реки инертных материалов привела к падению уровня воды в реке и грунтовых вод в населенных пунктах компактного проживания шапсугов – коренного малочисленного этноса Черноморского побережья.

Евгений Витишко, как мог, поддерживал шапсугов: выступал на сходах, писал заявления в правоохранительные органы, проводил общественные инспекции незаконных карьеров. В январе 2014 года Центральный районный суд г. Сочи запретил добычу в русле Шахе инертных материалов, поставив точку в затянувшейся истории.

Еще Евгений занимался в Сочи проблемами отвалов «олимпийского» грунта и строительных отходов, анализировал геологические последствия строительства автомобильной и железной дороги Адлер – Красная Поляна, выступал в защиту мыса Видный, где от прокладки железнодорожной ветки пострадала реликтовая растительность.

Как особо опасного преступника

Накануне Олимпиады кто-то руками уголовно-исполнительной инспекции решил окончательно «нейтрализовать» эколога. В тот свой последний день на свободе – 3 февраля 2014 – Витишко, как условно осужденный, пришел отметиться в Туапсинском филиале уголовно-исполнительной инспекции УФСИН по Краснодарскому краю, а заодно подать уведомление о выезде в Сочи, где его ждали иностранные журналисты.

До олимпийской столицы он, как известно, не доехал. Прямо на выходе из инспекции его ожидали полицейские. Витишко был задержан по подозрению в «нецензурной брани» на остановке общественного транспорта. В тот же день мировой суд назначил экологу наказание в виде ареста на 15 суток по статье «мелкое хулиганство».

Пока адвокат Александр Попков сбивался с ног в поисках той самой остановки, где Евгений Витишко якобы совершил «хулиганство», Краснодарский краевой суд провел заседание по жалобе эколога на решение Туапсинского районного суда по поводу изменения меры наказания. В судебном заседании эколог участвовал по видеосвязи из полицейского спецприемника. Ожидаемый итог – отказ в удовлетворении жалобы.

Была небольшая надежда, что после административного ареста Евгения ненадолго отпустят домой собрать вещи и попрощаться с родными. Однако арестанта не выпустили даже на минуту: из спецприемника его тайно вывезли в СИЗО г. Краснодара, ничего не сообщив родным и близким. Около недели о судьбе Евгения ничего не было известно, пока адвокаты наконец-то не выяснили его местонахождение. Оказалось, что его, как особо опасного преступника, держат в блоке усиленного режима, где, например, во время следствия сидели головорезы из банды Сергея Цапка.

18 февраля Витишко снова пропал – опять о его передвижениях «забыли» уведомить родственников и адвокатов. Пять дней о нем вообще ничего не было известно, пока адвокат Марина Дубровина не выяснила, что осужденного зачем-то этапировали в Тамбовскую область. Еще две недели ушло на то, чтобы выяснить, что арестант находится в карантине исправительной колонии №1 УФСИН Тамбовской области, откуда его перевели в колонию-поселение №2 в поселке Садовый Кирсановского района Тамбовской области.

Эколога уже успели посетить его гражданская жена и правозащитники, в том числе известная защитница прав осужденных Ольга Романова, лидер движения «Русь сидящая». «Женя просил передать, что настроение у него хорошее, здоровье тоже. Он трудоустроен работником подсобного хозяйства за 3329 руб. в месяц. Просвещает зеков, помогает им писать жалобы и всякие касатки, нашёл контакт с замначальника КП и теперь они совместно борются со свалкой неподалёку», – пишет она на сайте «Руси сидящей».

Кто мстит экологу?

Помогать другим, когда у самого хоть кричи караул, бороться с экологическими нарушениями даже из тюремных застенков – это все действительно в характере Евгения Витишко. Но непонятным остается главное: кому и зачем понадобилось устраивать показательную спецоперацию по изоляции активиста в разгар Олимпиады?

Не стоит думать, что это было сделано по отмашке Кремля, которому вовсе не была выгодна лишняя шумиха во время Олимпиады. Вряд ли инициатором расправы выступил и губернатор Краснодарского края Александр Ткачев – хозяин незаконного забора, из-за которого и был осужден Евгений Витишко. Ткачеву выгодно, чтобы «заборное дело» было поскорее забыто.

Кто же тогда? Есть версия: с Женей сводят личные счеты крупный бизнес и криминал, которым эколог все последние годы переходил дорогу. Это и «гравийные» дела в Сочи и Туапсе, и громкая кампания против «Роснефти» с ее нефтезаводом Туапсе, и проблема свалки в Туапсинском районе, где долгое время нелегально захоранивали нефтесодержащие отходы – не без участия, опять же, «Роснефти»… Скорее всего, какая-то криминальная тусовка, воспользовавшись своими обширными связями в судебной системе, правоохранительных органах и удобным случаем, под олимпийский «шумок» закрыла «вопрос с Витишко».

Насколько долго он будет «закрыт», пока неизвестно. Основные надежды адвокаты и правозащитники возлагают на условно-досрочное освобождения или на помилование. Отмечая при этом, что первый вариант – более вероятен, нежели второй. Но как бы то ни было, российскому «зеленому» сообществу нужно приготовиться к длительной позиционной борьбе за освобождение Евгения Витишко. И фразу «все за одного» в данном случае следует воспринимать не как красивый эвфемизм, а принцип выживания. Ведь завтра в такую же ситуацию может попасть любой эко-активист, перешедший дорогу грязному бизнесу, криминалу или местным зарвавшимся чиновникам.

Дмитрий Шевченко