Натуральный мех: опасно для жизни?

ingressimage_19-fox.jpg Photo: Фото: vita.org.ru

Одежда из меха – самая неэкологичная

Независимые исследования, проведенные в 2011 году в Нидерландах, выявили, что мех является самым неэкологичным материалом для изготовления одежды – сообщает вебсайт Центра защиты прав животных «Вита». По информации сайта, голландская некоммерческая организация CE Delft проанализировала влияние процесса производства меха на окружающую среду по 18 экологическим показателям, среди которых – изменение климата, эвтрофикация, выбросы токсичных веществ, окисление почвы, расход энергии и воды.

Результаты, рассказывает сайт «Виты», продемонстрировали, что натуральный мех по 17 показателям из 18 оказался значительно вреднее для экологии, чем остальные материалы, с которыми проводилось сравнение (шерсть, полиэстер, полиакрил, хлопок). Например, согласно полученным данным, воздействие производства 1 кг меха норки на изменение климата почти в пять раз выше, чем от производства 1 кг текстильного материала, имеющего ближайший наиболее высокий показатель по этому параметру – шерсти. Лишь в одном мех уступил первенство – по количеству потребляемой воды в процессе производства; здесь первое место занимает хлопок.

Искусственный мех (как правило, состоящий из 72% акрила и 28% хлопка), а также одежда из хлопка, акрила, полиэстера, по сравнению с животным мехом, оказывают гораздо меньшее влияние на окружающую среду, пишет «Вита» о выводах голландского исследования.

Опасное производство

Данные об экологическом ущербе от производства меха приводит также Олег Андрос, киевский активист, занимавшийся защитой животных. В записи в Живом Журнале об акции протеста против использования кожи и меха, проведенной в Киеве в 2010 году, Андрос пишет, что «выбросы звероферм отравляют близлежащие территории на километры, загрязняя почву, воду и воздух». По информации Андроса, которую эколог подтвердил в беседе с «Беллоной», уточнив, что данные были собраны им из других источников в ходе зоозащитной деятельности, «для одной-единственной шубы с пушной фермы необходимо произвести и скормить 3,3 тонны пищи, утилизировать около 1 тонны отходов».

А по данным эколога Мауро Леиви, приведенным на вебсайте «Виты», в Финляндии, где находятся 65% всех ферм по разведению лисиц, количество отходов, производимых пушными животными, равно количеству продуктов жизнедеятельности миллиона человек.

Загрязнение грунтовых вод и водоемов, говорится в материалах «Виты», происходит за счет соединений фосфора и азота в большом количестве содержащихся в отходах жизнедеятельности животных. С дождями и талыми водами эти соединения могут попадать в грунтовые воды, реки и другие водоемы.

Финские специалисты из Института окружающей среды SYKE, изучавшие состояние почвы и грунтовых вод на зверофермах, обнаружили в них высокую концентрацию нитратов и аммония. Нитрификация увеличивает распад тяжелых металлов, считают ученые; в результате содержание никеля и алюминия в грунтовых водах многократно превышает стандарты качества питьевой воды.

bodytextimage_fur14-00.jpg Photo: Источник: vita.org.ru

По данным (на англ. яз.), опубликованным на сайте Общества защиты животных Соединенных Штатов (The Human Society of the United States), эксперты Университета штата Мичиган (США), проводившие исследование водоемов вблизи звероферм, отметили повышенное содержание в реках и озерах азота и фосфора. Они подсчитали, что с американских звероферм, занимающихся разведением норки, ежегодно в окружающую среду выбрасывается 1000 т соединений фосфора. Значительное превышение концентрации азота стимулирует процессы эвтрофикации, что, в свою очередь, приводит к снижению уровня кислорода в воде и гибели рыбы.

Выбросы токсичных веществ, осуществляемые в процессе производства натурального меха, являются также причиной сильного загрязнения воздуха. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), на которые ссылается публикация на сайте Общества защиты животных США, со звероферм в атмосферу попадает масса токсичных для человека веществ: окись углерода, оксиды азота, диоксид серы, соляная кислота, летучие органические соединения, диоксины, частицы тяжелых металлов.

В России же, по итогам комплексной экологической проверки подмосковных производств в 2002 году, Крестовский пушно-меховой комплекс вошел в число 22 предприятий, получивших от Министерства природных ресурсов и экологии предписание о приостановлении деятельности. Сейчас, по информации «Виты», Крестовская звероферма не функционирует.

Канцероген в шкафу

«Производство меха крайне неэкологично, – пишет Андрос в записи, рассказывающей о киевской акции 2010 года. – В природе шкура погибшего животного разлагается довольно быстро, поэтому для сохранения меха при его выделке используется масса токсических веществ: формалин, формальдегид, производные каменноугольной смолы, масла и краски на основе цианида, каустик и т.д.».

Как поясняет материал о киевской акции, «в состав формалина, которым обрабатывают меха, входит формальдегид (40%) и метиловый спирт (8%), кроме того, при производстве меха используют такие вещества, как нафталин, бензол, толуол, цианид и многие другие, большинство из которых являются сильнейшими токсическими ядами, канцерогенами и имеют ряд негативных последствий для здоровья человека, вплоть до влияния на генетический материал». В записи также говорится, что «частота заболевания лейкемией среди тех, кто живет недалеко от дубильной мастерской, в 5 раз выше средней».

bodytextimage_fur14-01.jpg Photo: Источник: vita.org.ru

Долой капканы!

На зверофермы приходится 85% мирового производства меха, говорится на сайте центра защиты прав животных «Вита». Остальные 15% добываются в природной среде, в основном с использованием капканов. Помимо гуманистических соображений – применение капканов вызывает мучительно болезненную и не всегда моментальную смерть попавшего в ловушку животного, – важен и ущерб экосистемам: капканы наносят огромный вред популяциям животных, охота на которых запрещена.

«Капканы не различают животных, в них часто попадают представители тех видов, которым грозит уничтожение», – рассказывает сайт «Виты». Так, в 1973 году в штате Невада (США) в капкан попалось 2500 белоголовых и золотых орлов, 630 особей погибли, сообщает сайт.

По данным «Виты», в районе Скалистых гор в США из-за использования капканов «с трудом восстанавливается численность куниц, пеканов и росомах». Эти звери, охота на которых запрещена, также очень часто попадают в капканы, установленные для других видов животных. Невозможно подсчитать число подобных жертв, потому что большая часть американских охотников, боясь ответственности, просто закапывает трупы в землю, пишет сайт.

Россия является единственным разводчиком и экспортером на мировой рынок меха соболя, которого разводят и отлавливают в дикой природе с применением капканов, – говорится на вебсайте воронежского альтруистического сообщества «Рассвет», занимающегося, в том числе, защитой прав животных. В год в России с помощью капканов отлавливается около 2 млн животных, рассказывает вебсайт, уточняя, что данные, возможно, устарели и сейчас эта цифра может быть несколько ниже.

Не случайно 88 стран мира отказались от применения капканов. С 2013 года, запрет, введенный Минприроды на «использование стандартных ногозахватывающих удерживающих капканов со стальными дугами», действует и в России. Правда, «запрет не распространяется на широко применяемые в промысловых районах традиционные деревянные ловушки (кулемки и плашки)», сообщает пресс-релиз ведомства. 

«Прощай, шуба!»

В ноябре 2012 года в Москве прошла пресс-конференция на тему «Прощай, шуба! или Новые технологии на службе у этического прогресса», пишет портал Newsland, цитируя выступление президента Центра защиты прав животных «Вита» Ирины Новожиловой: «Сегодня 75 миллионов животных ежегодно убивают ради их шкур, и это только согласно официальным цифрам. По подсчетам международных зоозащитных организаций, речь идет о 100 миллионах. На самом деле, цифра намного больше, потому что очень многие категории животных не учитываются. Не учитываются частные хозяйства, а они очень много животных убивают в Сибири. Не идет речь о цифрах в кролиководстве. Не затрагивается тема каракульчи и карчи […]».

По словам представителя «Виты» Агеевой, проблемой является и то, что люди просто не знают, что имеются пушные зверофермы, наносящие непоправимый вред природе и уничтожающие – методами, по описаниям Агеевой, причиняющими страдания животным, – тысячи зверьков.

Как сказала Агеева в беседе с «Беллоной», прекратить уничтожение животных и ущерб окружающей среде не удается из-за сильного мехового лобби, заинтересованного в прибылях. По словам Агеевой, производители мехов также не хотят распространяться на тему загрязнений, связанных с использованием химикатов в дубильных производствах.

В ходе подготовки материала «Беллона» неоднократно связывалась с представителями десятка различных звероводческих ферм в Ленинградской области с вопросом о том, какого рода меры предпринимаются в производстве для минимизации экологического ущерба. Однако получить конкретные комментарии от предприятий не удалось.

Одним из возможных выходов представитель «Виты» считает проведение инспектирования звероводческих хозяйств. По словам Агеевой, «оно постепенно подготовит почву для запрета звероферм в России».

 

Материал обновлен 22 апреля в 18:05 МСК: Уточнен источник цитат киевского активиста Олега Андроса, а также источники данных, приведенных Андросом. «Беллона» приносит извинения за неточности, допущенные в предыдущей версии статьи.

Лия Вандышева