Красный Бор утопает в токсичных отходах

Полигон забит до отказа

Критическую ситуацию на полигоне «Красный Бор» обсуждали на состоявшемся 8 апреля 2014 года расширенном заседании постоянной Комиссии по экологии и природопользованию Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

Выступавший на заседании председатель комиссии Виктор Ложечко заявил, что полигон полностью исчерпал ресурс для дальнейшего размещения токсичных промышленных отходов. По словам депутата, вредные вещества хранятся в открытых картах – траншеях для складирования мусора, – заполняющихся атмосферными осадками, из-за чего постоянно возникает угроза их переполнения, загрязнения грунтовых вод и водосборного бассейна Невы.

Тревогу у населения, экологических организаций и депутатов Законодательного собрания вызывает вероятность неконтролируемого возгорания размещенных в открытых картах полигона отходов, загрязнение атмосферного воздуха и отсутствие должного мониторинга состояния окружающей среды.

Работа полигона незаконна и опасна

В открытом письме депутатам ЗакСа жители поселка Красный Бор называют работу полигона незаконной, поскольку «предприятие осуществляет свою деятельность на землях лесного фонда, не имеет лицензии, срок договора аренды земельного участка истек». Срок действия пятилетней лицензии полигона закончился 28 января 2014 года.

Жители также пишут, что полигон нарушает нормы санитарно-эпидемиологического законодательства, так как в санитарно-защитную зону полигона попадает часть жилой застройки поселка Красный Бор (более 2000 человек), и еще несколько населенных пунктов. Ссылаясь на положения СанПиНа, жители утверждают, что это «нарушает конституционные права граждан, проживающих на этой территории».

В открытом письме отмечается также, что «карты-котлованы полигона переполнены», и в случае возникновения климатических катаклизмов либо техногенных аварий «огромное количество токсичных веществ может попасть в Неву».

«Карты полигона негерметичны, – сообщают жители в открытом письме. – Следы захороненных веществ обнаруживаются на соседних с полигоном полях и в верховьях рек. […] значительная часть принятых жидких промышленных отходов и значительная часть фильтрата принятых для закрытия карт твердых и пастообразных промышленных отходов (по самым скромным оценкам специалистов – 14 млн м куб.) попали в поверхностные и подземные воды».

Надежда Коковина, муниципальный депутат г. Колпино, – находящегося в нескольких километрах от красноборского полигона, – в газете «Красный Бор» от 5 апреля 2014 года, выпущенной на правах листовки, рассказывает: «Когда на полигоне идет плановая термическая обработка содержимого карт, дым и запах достигают квартир, им дышат дети в детских садах и школах».

По словам Коковиной, зачастую транспорт, перевозящий опасные отходы, следует по улицам Колпино. Коковина приводит пример нескольких чрезвычайных происшествий, когда смертоносный груз оказывался на проезжей части, на обочинах дорог.

Завод устарел еще до открытия

Как заявил председатель Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Петербурга Валерий Матвеев на заседании комиссии, «сейчас мы предпринимаем реальные меры по ликвидации экологической катастрофы». Чиновник считает, что говорить о первых положительных результатах можно будет только тогда, когда «начнется реальная утилизация накопленных отходов» – после реализации строительства завода по переработке отходов, запланированного на 2015 год.

Глава Красноборского городского поселения Тимур Катков не разделяет оптимизма председателя природоохранного комитета Матвеева и считает, что запуск завода, в строительство которого за 20 лет уже вложено 1,5 млрд бюджетных рублей и на достройку которого планируется потратить еще около 1 млрд, крайне неэффективен: «Чтобы переработать накопленные на полигоне 2 млн тонн опасных отходов, мощность установок должна составлять не менее 500-600 тонн в сутки, – поясняет Катков в интервью газете «Красный Бор». Мощность же строящегося завода – 100 тонн в сутки. – «Получается, – продолжает Катков, – что такому заводу потребуется до 50 лет, чтобы переработать накопленные опасные отходы, и это при условии, что не будут завозиться новые».

Катков уверен, что за 20 лет, прошедших с момента начала строительства, проект завода устарел: технологии переработки высоких классов опасности в мире сильно изменились. Поэтому, делает вывод Катков, «проект завода уже неактуален и требует корректировки».

Аналогичного мнения придерживается и председатель правления Санкт-Петербургского экологического союза Семен Гордышевский. Выступая на заседании комиссии, он заявил, что «строительство завода по старому проекту усугубит негативную экологическую обстановку».

«Сжигание – крайне опасный способ решения проблемы», – сказал на заседании комиссии Вячеслав Смирнов, директор регионального токсиколого-гигиенического информационного центра «ТОКСИ». По мнению Смирнова, завод, бесспорно, нужен, но с современными технологиями. Он предлагает обратиться к опыту зарубежных стран, применяющих гидроволновой (Саудовская Аравия) и мембранные методы переработки отходов.

Полигон расширяется

Возмущение населения и общественных организаций вызывает тот факт, что, в соответствии с Планом мероприятий по развитию полигона на 2014 год, утвержденным Губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко, летом этого года полигон возобновит прием опасных отходов и будет развиваться. В марте 2014 года закуплены 2 карты площадью 7 кв. км и мощностью 125 тыс. тонн для размещения отходов 1-3 классов опасности.

В открытом письме депутатам жители Красного Бора пишут, что «незаконное расширение полигона для строительства двух новых карт, предпринимаемое сегодня Комитетом по природопользованию [Санкт-Петербурга], – это не решение проблемы, а лишь усугубление и без того катастрофической ситуации», и предлагают деньги на обустройство новых карт направить на утилизацию отходов на действующих предприятиях в России либо за рубежом.

Медотходы – в нагрузку!

Руководство Петербурга также не исключает расширение деятельности полигона за счет размещения на его территории завода по сжиганию медицинских отходов. Ранее такой завод предполагалось построить в Горелово, в Красносельском районе, но местные жители провели несколько акций протеста, после чего в середине января 2014 года Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко объявил об решении отменить размещение установки в Горелово и подготовить документы к переносу объекта на территорию полигона «Красный Бор» в Ленинградской области.

Впрочем, по информации ИА REGNUM от 9 апреля 2014 года, губернатор «в ответе на запрос депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга Елены Киселевой сообщил, что правительством мегаполиса не принималось решение о размещении на полигоне «Красный Бор» производства по термическому обезвреживанию медицинских отходов».

Председатель природоохранного Комитета Петербурга Матвеев на заседании постоянной комиссии 8 апреля пояснил, что «сейчас медицинские отходы, которых в Петербурге образуется 6 тыс. тонн ежегодно, утилизируются в центре города» и «существует поручение губернатора найти альтернативное место в Ленобласти». Пока идеальное место вдали от населенных пунктов не определено, поэтому «сегодня сказать, что завод в Красном Бору строиться не будет, я не могу», – заключил Матвеев.

Впрочем, постоянная Комиссия по экологии и природопользованию ЗакСа, по итогам заседания 8 апреля, решила рекомендовать правительству Петербурга, в том числе, «не планировать строительство нового завода по термическому уничтожению опасных медицинских отходов на территории полигона».

В то же время, по свидетельству местных жителей, «установка по сжиганию медотходов уже на полигоне и ждет своего часа», – сообщает газета «Красный Бор».

«Отстоять свое право на здоровую жизнь»

Судя по комментариям на страницах колпинских сайтов и групп в Интернете, общественное мнение накалено до предела. Жители не только протестуют против строительства завода по сжиганию медицинских отходов, но и вообще не желают более соседствовать с полигоном.

Татьяна Андрусова, общественный активист из поселка Красный Бор, возмущена отсутствием точных данных о содержимом карт-хранилищ. По ее словам, «это колба с химическими реактивами». Об этом Андрусова написала в апрельской газете «Красный Бор», позже подтвердив свою позицию в переписке с «Беллоной».

«За все время существования полигона – а это почти 45 лет,– говорит Андрусова, – более половины накопленных отходов не подвергались обезвреживанию».

«Мы должны сплотиться и отстоять свое право на здоровую жизнь», – призывает Андрусова.

Присутствовавший на расширенном заседании Комиссии по экологии заместитель председателя правления Экологического правозащитного центра «Беллона», правозащитник Юрий Вдовин так прокомментировал ситуацию: «То, что я услышал, вселяет пессимизм».

Вдовина удивляет отсутствие мониторинга параметров загрязнения воды и почвы. «В лучшем случае переработать все безобразие, которое накопилось, можно за 25-30 лет, – сказал Вдовин «Беллоне». – В ближайшее время решения проблемы я не вижу».

Закрыть нельзя эксплуатировать

Ряд общественных экологических организаций и депутаты муниципальных образований считают, что единственно приемлемый путь сегодня – это закрыть полигон, прекратить прием любых отходов, утилизировать скопившиеся на полигоне опасные отходы и рекультивировать территорию полигона и прилегающих отравленных земель.

По мнению главы Красноборского городского поселения Каткова, закрыть полигон возможно только в рамках программы, которая «должна пройти все необходимые экспертизы, должна быть широко опубликована, а затем реализована под контролем компетентных органов и общественных институтов».

Так или иначе, как следует из «Плана мероприятий по развитию полигона на 2014 год», руководство Петербурга пока не намерено прекращать эксплуатацию полигона а, наоборот, планирует продолжать в Красном Бору сбор и переработку отходов 1-4 класса опасности в течение не менее пяти лет.

Лия Вандышева