Россия и Норвегия исследуют затонувшие и затопленные атомные подлодки

К такому выводу пришли сотрудники ведущих научных институтов страны по итогам общего мониторинга затопленных в Арктике радиационно-опасных объектов, который совместно с ними провело МЧС России.

«Честно говоря, в начале 90-х годов прошлого столетия я не мог даже и представить, что через 20 лет пойдет речь о поднятии затопленных объектов около архипелага Новая Земля. Эти операции достаточно сложны и очень дорогостоящие. Но сейчас можно уверенно говорить, что международное сотрудничество в вопросах ядерной и радиационной безопасности на Северо-Западе России преодолело практически все преграды и продемонстрировало отличные результаты», – рассказал председатель правления «Беллоны-Мурманск» Андрей Золотков.

По его словам, конкретных примеров успешных проектов слишком много, чтобы их перечислять.

«Без сомнения, надо вести серьезный разговор и консультации по ликвидации наследия «холодной войны», а затопленные АПЛ – это и есть предмет дальнейших переговоров. Особенно это важно сейчас, когда многие страны и компании готовятся к масштабному освоению арктического шельфа», – уверен Золотков.[picture1]

Опасность рядом с Мурманском и Финнмарком

Итак, одна из затонувших субмарин, «Б-159», покоится у острова Кильдин, который расположен на входе в Кольский залив. Затонула она более 10 лет назад. И с тех пор этот неконтролируемый  ядерный объект  находится в непосредственной близости от Кольского залива с оживленным судоходством и совсем недалеко – северные территории Норвегии. Это обстоятельство очень не нравится  норвежцам, и в итоге они настояли на проведении совместных исследований подлодки. Начнутся они уже в текущем году.

Задача российско-норвежской экспедиции посмотреть состояние «Б-159» и определить, как изменилась радиационная обстановка вокруг ее корпуса за семь лет. Ведь последний раз подобные исследования проходили в 2007 году. По итогам этого мониторинга будет приниматься решение о том, что делать дальше. Но уже сейчас российские специалисты говорят о подъёме атомохода.

– Эту субмарину необходимо поднять самой первой. Она является наиболее опасной по многим причинам. Так, затопление лодки произошло внезапно, без подготовки, поэтому мы можем говорить о радиационной опасности, существующей внутри корпуса АПЛ. Кроме того, лодка затонула практически на входе в Кольский залив, где идет активное судоходство и рыбная ловля,  – поясняет первый заместитель начальника управления Национального исследовательского центра «Курчатовский институт» Андрей Королев.

Радиационный архипелаг

Большинство исследований проводилось рядом с архипелагом Новая Земля, где в советское время активно затапливались радиоактивные отходы (РАО) и объекты с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ). Речь идет о реакторных отсеках подводных лодок, экранной сборке первого реактора ледокола «Ленин», а также о 20 тысячах контейнеров с твердыми радиационными отходами (ТРО). Задачами  экспедиции было  определение состояния затопленных объектов, установление возможных утечек радионуклидов и поиск утерянных ранее объектов.

– Ведь мы до сих пор не знаем, где все лежит. Конечно, есть «Белая книга» и списки затопленных объектов, но в процессе работы оказалось, что туда было  занесено не всё. Поэтому нужно искать пропажи. Вот, например, мы знали, что было затоплено  судно «Хосе Диас» с грузом ТРО, но не знали где точно. И в этот раз экспедиция его обнаружила! А вот баржу с реакторным отсеком, утопленную в  Новоземельской впадине, найти пока не удалось. Сделать это необходимо, так как в реакторе осталось ядерное топливо, и никто не знает, имеет место выход радиоактивности в морскую воду или нет, – продолжает Андрей Королев.[picture2 right]

Изучив состояние контейнеров с ТРО, отсеков лодок и сборки ледокола, экспедиция пришла к выводу, что их состояние хуже не стало, а влияние на подводную среду носит минимальный характер. А вот подлодка «К-27» вызывает серьезное беспокойство: ее затопили 30 лет назад на небольшой глубине, и она имеет на борту 180 кг отработавшего ядерного топлива. В ходе этой экспедиции удалось сделать видеосъемку левого борта и взять на изучение образцы. Осталось изучить правый борт и днище. После этого станет ясно, можно ли «К-27» поднимать.

– Мы считаем, что делать это нужно даже из нравственных соображений. Потому что находящееся там ОЯТ – это высокообогащенный, практически оружейный, уран. Оставлять это на глубине 30 метров следующим поколениям просто не правильно, – уверен заведующий лабораторией Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН Михаил Кобринский, – А ещё поднимать лодку надо пока у нас ещё есть структуры, которые способны обращаться с такими конструкциями и таким ОЯТ. Максимум через 10 лет, вполне вероятно, мы можем их потерять и тогда придется потратить намного больше средств на подъем.

Кстати, в этом случае исследования затопленной советской подлодки тоже проводятся вместе с норвежскими партнерами. В течение этого года именно они проведут оценку направлений и объемов распространения радионуклидов в морской среде.

Выводы делать рано

Что касается более мелких затопленных объектов, то мои собеседники не смогли однозначно сказать, нужно ли их поднимать. Например, исследования показали, что загрязнение радиоактивным цезием-137 наблюдается только на поверхности контейнеров с ТРО, а на расстоянии в 1-2 метра от них – радиоактивность не обнаруживается.

То есть, можно предположить, что затопленные ТРО не оказывают серьезного влияния на окружающую среду, и, вроде бы, трогать их не надо. Но ведь никто не знает, что конкретно там лежит, и какие процессы происходят внутри. Поэтому исследования нужно продолжать до получения ответов на все вопросы. И только потом принимать окончательное решение.

Алексей Павлов