Альтернатива ГЭС-гигантам

ingressimage_zeya.jpg Photo: Фото: www.zges.rushydro.ru, blog.rushydro.ru

«Нулевой вариант»

Первой альтернативой новым крупным плотинным ГЭС в Сибири и на Дальнем Востоке является «нулевой вариант», т. е. аннулирование проектов строительства таких ГЭС. При этом придется, конечно, отказаться от экспорта их электроэнергии в Китай.

Однако энергокоммерсанты могут не волноваться – наращивать экспорт электроэнергии в Китай можно и без строительства крупных ГЭС.

Энергоэффективные технологии

Второй альтернативой новым крупным ГЭС на экспорт являются энергоэффективные технологии. Их использование возможно на обеих стадиях – производства и потребления электроэнергии. С их помощью можно сэкономить столько электроэнергии, сколько вырабатывают несколько ГЭС-гигантов.

Что это за технологии? К примеру, на стадии производства в качестве вариантов повышения производительности необходимо реализовать ускоренное замещение на тепловых электростанциях (ТЭС) паросиловых газовых турбин на более современные парогазовые установки (ПГУ). Производство электроэнергии на газовых ТЭС составляет в Сибирском и Дальневосточном округах порядка 15 и 7 млрд кВт∙ч соответственно (на 2011 г.) Учитывая, что подавляющая часть газовой генерации в стране представлена паросиловым циклом с относительно низким КПД, то инвестирование в ПГУ при сохранении тех же объемов потребляемого газа может дать дополнительно по обоим регионам порядка 10 млрд кВт∙ч экономии. Значительная часть этого объема может быть использована для передачи в централизованную сеть с целью дальнейшего экспорта.

На стадии электропотребления оценка потенциала электросбережения в Сибири и на Дальнем Востоке требует отдельного анализа. В качестве примера можно привести потенциал Томской области, который оценивается примерно в 20% от всего электропотребления (в соответствии с Энергетической стратегией Томской области на период до 2020 г., данные на 2005 г.). Суммарно это может составить от 1,3 до 1,8 млрд кВт∙ч в год.

Если экстраполировать потенциал электросбережения Томской области на весь регион, то в Сибирском и Дальневосточном округах потенциал электросбережения может достигать 50 млрд кВтч. Это позволит не только компенсировать возможный рост электропотребления, но и обеспечить экспорт за счет высвобождающихся мощностей и электроэнергии.

Возобновляемая энергетика

Третьей альтернативой строительству крупных ГЭС для экспорта в Китай являются возобновляемые источники энергии (ВИЭ), за исключением крупной гидрогенерации. Российские эксперты отмечают две главные проблемы ВИЭ: технологическое обеспечение бесперебойной поставки такой электроэнергии и ее себестоимость. Обе проблемы вполне решаемы.

Первая связана с неустойчивостью солнечной и ветровой генерации. Но опыт того же Китая демонстрирует: на 2012 год производство электроэнергии от ветровой генерации достигло 100 млрд кВт∙ч, что превысило производство атомной генерации в стране. Для сравнения: атомные станции России генерируют примерно 170 млрд кВт∙ч в год.

Среди главных элементов системы, решающей проблему неустойчивой генерации, – развитие метеопрогноза для маневрирования всеми мощностями и размещение генерации в разных частях страны или региона – ветер или солнце всегда где-то есть.

Почем киловатт-час?

Себестоимость электроэнергии ВИЭ сама по себе ни о чем не говорит без привязки к конкретной ситуации и альтернативным вариантам. В случае сравнения ВИЭ и крупной гидрогенерации для целей экспорта в Китай важно знать, за какую цену Китай готов закупать электроэнергию и какова полная себестоимость гидрогенерации в России.

По данным информационного портала finam.info, на 2012 год оптовая цена закупаемой Китаем энергии составила почти 5 долларовых центов, или примерно 1 руб. 60 коп. за кВт∙ч. По информации «Свободной газеты+» со ссылкой на министра по развитию Дальнего Востока В. Ишаева, себестоимость гидрогенерации в Приамурье составляет 50 коп.

Необходимо добавить стоимость передачи электроэнергии по сети за границу. Даже с учетом этого – казалось бы, выгода налицо. Но в себестоимость, как правило, не входит справедливая компенсация социальных и экологических потерь. И, что важно, многие ГЭС начинали строиться в советский период, так что все, что было построено Союзом, досталось фактически бесплатно тем, кто достраивал, например, Бурейскую ГЭС.

Себестоимость ветровой наземной генерации составляет порядка 3 руб. за кВт∙ч (10 долларовых центов за кВт∙ч), солнечной – также приближается к тем же 3 руб. (по данным reneweconomy.com.au). Но если себестоимость ветровой и солнечной энергетики продолжает снижаться в результате развития технологий, то динамика себестоимости крупной гидрогенерации, когда сейчас для новых проектов ее начинают считать объективно, с учетом экологических и социальных издержек, – фактически растет. Информации о корректно сосчитанной себестоимости крупной гидрогенерации пока нет, но, по предварительным оценкам, ее сравнение с ВИЭ вряд ли будет в пользу ГЭС.

Четвертой альтернативой крупным ГЭС в Сибири и на Дальнем Востоке могут стать совместные проекты по строительству ветровых станций на территории Монголии с целью экспорта электроэнергии в Китай в рамках трехсторонних проектов.

Сделать правильный выбор

Правительство РФ стоит перед выбором – направить пока имеющиеся финансовые ресурсы страны на инфраструктурные проекты с целью организации экспорта энергии или инвестировать в сетевые проекты внутри страны, направленные на внутреннего потребителя с целью рационализации использования энергии на внутреннем рынке.

К сожалению, крупные экспортные ГЭС на востоке страны – один из выбранных трендов правительства. Такая тактика предполагает заведомо проигрышную позицию для национальной экономики в долгосрочной перспективе.

Крупная гидрогенерация в Сибири и на Дальнем Востоке ведет к рискам катастрофических последствий в связи с паводками, так как вместо равномерного паводка регион получает риск дополнительного сброса из водохранилищ. Кроме рисков усугубления паводков есть социальные проблемы, потери для судоходства, лесной промышленности и так далее.

Развитие энергоэффективных технологий и возобновляемой энергетики (за исключением крупной генерации) на уже освоенных территориях позволяет избежать этих проблем. Кроме того, это позволяет создать сравнимое, а может, и большее количество рабочих мест, модернизировать в первую очередь свою экономику, не создавать экономических преференций для такого конкурента, как Китай.

 

Это седьмая из серии подготовленных издаваемым «Беллоной» журналом «Экология и право» статей об экологических последствиях деятельности ГЭС. Подробнее на эту тему читайте в журнале.

 

 

Владимир Чупров