Россия превращается в энергетический придаток Китая

ingressimage_800px-Confluence_of_Goryun_and_Amur_-_P1040640.JPG Photo: Фото: blog.rushydro.ru

Евгений Симонов, координатор Международной коалиции «Реки без границ»

В состав принятой в ноябре 2013 года Схемы территориального планирования РФ в области энергетики до 2030 года входит 10 экспортных проектов угольной и газовой генерации мощностью 12 000 МВт, призванных обеспечить рост экспорта с 4 до 50 млрд кВт∙ч в год. В тех же регионах для неэкспортных нужд запланировано 3000 МВт дополнительных мощностей. Сравнение этих цифр показывает, что даже без новых ГЭС направленность развития энергетики региона преимущественно экспортная.

Девять ГЭС на притоках Амура

Совокупная мощность девяти планируемых на притоках Амура ГЭС составляет 3600 МВт, а производительность – до 13 млрд кВт∙ч в год. Только две из них – Нижне-Зейская и Нижне-Бурейская – включены в схему. Нет сомнений, что и вся дополнительная «противопаводковая» энергия пойдет на экспорт. Если сложить возможности всех этих ГЭС и планируемый экспорт угольной и газовой генерации, то суммарные экспортные мощности к 2030 году как раз и смогут произвести обещанные Китаю 60 млрд кВт∙ч в год.

Интерес российских корпораций вызывают лишь те экспортные проекты, в которых есть перспективы получения средств из российского бюджета (на создание водохранилищ и дорожной инфраструктуры) или крупных китайских кредитов. У «противопаводковых» ГЭС есть обе перспективы, именно поэтому они стали в одночасье столь важны для «РусГидро».

Экспорт экологических проблем на территорию России

bodytextimage_GES_AMUR.jpg Photo: Таблица: Русгидро

Однако стоимость строительства ГЭС в силу больших затрат на строительство плотин, создание водохранилищ и вспомогательных сооружений выше, чем тепловых электростанций (ТЭС). Поэтому стимулами для китайских инвесторов являются две особенности гидроэлектростанций: их способность обеспечивать пиковые нагрузки в назначенное время за счет единовременного залпового слива воды по руслам рек, что усугубляет вредное воздействие ГЭС на экосистемы рек, а также возможность снизить загрязнение воздуха в Китае, где пришлось бы строить угольные ТЭС для покрытия дефицита. Таким образом, планируется экспорт неблагоприятных экологических последствий на территорию России.

Безграничные потребности Китая

В то же время необходимо отметить, что проекты «противопаводковых» ГЭС и общие планы экспорта электроэнергии из России в Китай выглядят мизерными в сравнении с энергетическими нуждами нашего соседа. Только на востоке Внутренней Монголии сейчас создается угольно-энергетическая база с установленной мощностью ТЭС 46 000 МВт, а всего по стране таких баз будет около 15. Планируемый до 2020 года прирост выработки гидроэлектростанций составляет не менее 100 000 МВт, и это потребует запружения всех еще не использованных рек внутри Китая.

 

Это четвертая из серии подготовленных издаваемым «Беллоной» журналом «Экология и право» статей об экологических последствиях деятельности ГЭС. Подробнее на эту тему читайте в журнале.

Bellona

info@bellona.no