С заповедников еще не состригли шерсть? Исправить!

ingressimage_oopt14ingress.jpg Photo: Фото: zapoved.ru

Заповедники «с предпосылками»

Разработчиком и главным инициатором поправок, принятых в конце прошлого года и вступающих в силу 30 января 2014 года, выступило Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации.  

«Необходимость преобразования отдельных заповедников в национальные парки», – сообщается в пресс-релизе, опубликованном 14 января на сайте Минприроды, – «обусловлена исключительно тем, что на территориях нескольких существующих заповедников ведется (в силу исторически сложившихся обстоятельств) многолетняя масштабная рекреационная и иная деятельность, не соответствующая режиму заповедников, но в полной мере адекватная задачам и режиму национальных парков».

Так, по информации, опубликованной в пресс-релизе министерства, в Тебердинском заповеднике (Республика Карачаево-Черкесия) действуют семь канатных дорог, а также сеть бугельных и пять альпинистских маршрутов. В Заповеднике «Столбы» (Красноярский край) выделен «туристко-экскурсионный» район. А в Командорском заповеднике (Камчатский край) коренному малочисленному народу – алеутам – разрешены охота и промысел водных биоресурсов.

Пресс-релиз приводит заявление Рината Гизатулина, заместителя Министра природных ресурсов и экологии РФ, о том, что принятые поправки «могут коснуться не более [семи] российских заповедников».

На просьбу «Беллоны» уточнить, о каких конкретно заповедниках идет речь, представитель пресс-службы Минприроды Юлия Максимова пояснила, что список еще дорабатывается:

«Это коснется лишь заповедников, у которых есть предпосылки для переведения в национальные парки. В ближайшее время их перечень будет опубликован на сайте», – сообщила Максимова.

Гизатулин, согласно пресс-релизу министерства, также подчеркнул, что период для преобразования заповедников в национальные парки ограничен двумя годами – до конца 2015 года.

В пресс-релизе указывается, что «Минприроды России исключает планы масштабного преобразования заповедников в национальные парки».

Само заявление Гизатулина, согласно пресс-релизу, было сделано «в ответ на обращения, поступающие в ведомство в связи с публикациями в СМИ, инициированными одной из общественных экологических организаций».

«Истерия представителей Гринпис России, публикуемая в ряде СМИ, пророчащая «разрушение» заповедной системы России в связи с принятыми изменениями законодательства, абсолютно беспочвенна […]», – цитирует Гизатулина пресс-релиз министерства.

По словам замминистра, «из имеющихся в России 102 государственных природных заповедников, в число заповедников для преобразования в категорию «национальный парк» войдут лишь [шесть-семь], их перевод в статус национальных парков объективно назрел много лет назад. Причем среди них нет ни одного, отнесенного к объектам Всемирного наследия ЮНЕСКО».

bodytextimage_01oopt14.jpg Photo: Фото: Е. Дарижапов/ barguzinskiy.ru

Гринпис России в развернутом ответном заявлении от 15 января возражает, что текст закона не ограничивает число заповедников, подпадающих под действие поправок: «Из текста закона следует, что любой из 102 заповедников можно сделать нацпарком».

Гринпис России также приводит список заповедников, поставленных, по мнению организации, под удар принятыми в декабре поправками. В частности, это заповедники и национальные парки, уже объединенные в единые дирекции в 2010-2012 годах.

Чего следует ожидать?

Принятые Государственной думой 18 декабря и опубликованные 30 декабря прошлого года изменения в закон об особо охраняемых природных территориях (ООПТ) предусматривают новый способ создания национальных парков – «путем преобразования ряда государственных природных заповедников» (пункт 2 статьи 14 Закона). При этом указывается цель подобных преобразований («экологическое просвещение»), сроки (до 31 декабря 2015 года) и условие – наличие положительного заключения государственной экологической экспертизы материалов, обосновывающих указанное решение.

Согласно закону (включая закон в его нынешней редакции), основная и фактически единственная цель заповедников – сохранение в максимально возможно нетронутом состоянии природных комплексов и поддержание естественного хода природных процессов.

Цель национальных парков помимо сохранения природы – обеспечение рекреационных функций природных территорий, в том числе путем организации на них отдыха и туризма.

В отличие от заповедников, на территории которых, в соответствии с природоохранным законодательством, запрещена любая хозяйственная деятельность, в национальных парках допускается размещение объектов туристской индустрии, музеев и информационных центров, а также строительство и эксплуатация хозяйственных и жилых объектов для обеспечения и осуществления рекреационной деятельности, развития физической культуры и спорта, а также размещения объектов туристической индустрии.

bodytextimage_02oopt14.jpg Photo: Фото: Владимир Лобачев, Wikimedia Commons

 

Кроме того, в отдельных случаях возможно отчуждение природных ресурсов и недвижимого имущества национальных парков, а также изменение целевого назначения земельных участков, относящихся к территории национальных парков (пункты 2, 3 статьи 12 Закона).

Так ли беспочвенны опасения экологов?

Именно перспектива использования заповедных природных территорий в хозяйственных целях беспокоит экологическое сообщество, прореагировавшее на нововведения с тревогой.

Как прокомментировал декабрьские поправки на сайте Лесного форума Гринпис России руководитель проекта по особо охраняемым природным территориям Гринпис России, эксперт по экологическому праву Михаил Крейндлин, преобразование заповедника в национальный парк «автоматически приведет к вовлечению его в интенсивную хозяйственную деятельность, включая строительство гостиниц, инженерной и транспортной инфраструктуры».

«Таким образом», – пишет Крейндлин, – «наиболее ценные природные комплексы могут быть разрушены».

Крейндлин отмечает, что «принятый закон никак не ограничивает перечень заповедников, которые могут быть преобразованы в национальные парки» (установлено только ограничение по сроку […] и обязательность государственной экологической экспертизы)».

Однако, как указывает эксперт, «институт государственной экологической экспертизы сильно разрушен реформами последних лет, а кроме того, федеральная экспертиза организуется подведомственным Минприроды Росприроднадзором».

Таким образом, продолжает Крейндлин, внесение изменений в федеральный закон «ставит под сомнение само существование» российских заповедников как уникальной категории ООПТ.

По словам Крейндлина, последствия этого могут «нанести непоправимый вред природным комплексам и объектам», тем более что «в последнее время заповедники все чаще попадают в сферу интересов крупного бизнеса».

Летом прошлого года, например, Гринпис России уже заявлял, что компании «Роснефть» были предоставлены для разведки и добычи углеводородного сырья участки, попадающие в границы арктических заповедников, и что в результате «под угрозой оказались более миллиона гектар заповедных территорий в Арктике».

bodytextimage_03oopt14.jpg Photo: Фото: bigarctic.ru

 

Как процитировал тогда Крейндлина Гринпис в своем заявлении, «[в]ключение уникальных территорий в лицензионные участки «Роснефти» наглядно демонстрирует, какова цена заявлений правительства о бережном отношении к природе Арктики».

Большую озабоченность в связи с принятием нового закона выразили также активисты Экологической Вахты по Северному Кавказу. Как пишет Крейндлин на сайте Лесного форума Гринпис России, по планам ОАО «Курорты Северного Кавказа», строительство горнолыжных курортов будет осуществляться на территории четырех заповедников.

«Внесенные поправки свидетельствуют о деградации экологического законодательства, разрушении особо охраняемых территорий. Закон исключительно вредный», – сообщил «Беллоне» по телефону координатор ЭкоВахты по Северному Кавказу Андрей Рудомаха.

Власти посчитали иначе: «Проекты горнолыжных курортов Северного Кавказа затронут территории особо охраняемых зон, но не навредят экологии, а потери заповедников возместят новыми территориями», – заявил в комментариях, данных два года назад порталу ЮГА.ру, полпред президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин. 

Правда, обеспокоенность сложившейся ситуацией испытывают не все: в телефонном разговоре с «Беллоной» Сергей Панкевич, замдиректора Нижне-Свирского заповедника, расположенного в Ленинградской области, рассказал, что нововведения доверенный ему объект не затронут, никаких последствий не предвидится, и преобразование в национальный парк заповеднику не угрожает.

В перспективе – распродажа заповедных мест?

Вместе с тем, как говорит юрист «Беллоны» Нина Поправко, перевод заповедников в национальные парки существенно ослабляет природоохранный статус ООПТ. Такой шаг позволяет застраивать заповедные территории объектами туристической инфраструктуры – гостиницами, паркингами, коттеджами, коммуникациями, и т.д., считает юрист.

Более того, по словам Поправко, руководство национальных парков, несомненно, будет заинтересовано в увеличении количества туристов: средства, вырученные за вход и предоставленные услуги, будут поступать в фонды нацпарков.

Во многих заповедниках произрастают краснокнижные растения и обитают редкие животные. Как указывает Поправко, неизвестно, как наплыв посетителей и развитие инфраструктуры отразятся на сохранении их численности и в целом на экосистемах ООПТ.

«К сожалению, многие решения отдаются на откуп руководству заповедников. Возникает опасение – как бы не началась распродажа заповедных мест ради получения большей прибыли. С этой точки зрения можно говорить о том, что ослабление охранного статуса заповедников может привести к серьезным нарушениям экологических прав граждан», – заключила Поправко. 

Лия Вандышева