РЕПОРТАЖ: Не жечь – можно: шведские фермеры делятся опытом утилизации соломы

ingressimage_Sweden-Agro-02.jpg Photo: Фото: Дмитрий Шевченко

Загрязнение Арктики сажей, выносимой из умеренных широт, чрезвычайно беспокоит скандинавские страны. Сажа («черный углерод») – продукт неполного сгорания биомассы – это не только сильнейший канцероген, но и серьезнейший климатический фактор. В отличие от парниковых газов (углекислого газа, метана, окислов азота и других), сажа «живет» в атмосфере недолго, однако черный углерод, оседающий на арктический снег и лёд, снижает их отражающую способность и увеличивает поглощающую.

Имеются данные о том, что снижение отражающей способности всего на несколько процентов уже способно увеличить поглощение солнечной энергии в 3-4 раза. Таким образом, таяние загрязненного снега и льда происходит гораздо быстрее.

Россия – крупнейший «поставщик» черного углерода в мировую атмосферу. Кроме пожаров на природных территориях, охватывающих ежегодно огромные пространства лесных, степных, водно-болотных угодий, критическая ситуация сложилась и в сельском хозяйстве. Особенно удручает картина в Краснодарском крае и Ростовской области, где каждое лето после уборки озимой пшеницы выгорают десятки тысяч гектаров стерни и оставленной на полях соломы.

bodytextimage_Sweden-Agro-01.jpg Photo: Фото: Дмитрий Шевченко

Модели атмосферных потоков показывают, что сажа, образующаяся на полях юга России, выносится в Скандинавию и далее в арктические широты. Вот почему Министерство окружающей среды Швеции поддержало проект «Влияние выбросов черного углерода от пожаров на открытых пространствах в России на потепление в Арктике», который уже четвертый год реализуется Экологическим правозащитным центром «Беллона» совместно со Шведским институтом сельскохозяйственного и экологического инжиниринга (Institutet för jordbruks- och miljöteknik) и организацией «Международные инициативы по климату криосферы» (International Cryosphere Climate Initiative, ICCI).

В этом году познакомиться с опытом шведских сельхозпроизводителей в области экологически безопасных технологий утилизации растительных остатков получили возможность шесть представителей фермерских хозяйств Ростовской области и Краснодарского края, культивирующих разные культуры и практикующих различные способы почвообработки. Визит, прошедший при поддержке Министерства окружающей среды Королевства Швеции, состоялся в начале ноября. 

Шведское лоскутное одеяло

Швеция – крупнейшая европейская аграрная держава, несмотря на то, что страна находится севернее 55-й параллели. В сельском хозяйстве здесь занято только 3% работающего населения страны, но эта отрасль развита и механизирована до такой степени, что продукции растениеводства и животноводства хватает не только для самой Швеции, но и для экспорта. По производительности труда в сельском хозяйстве в Европе Швеция уступает только Великобритании, Дании и Нидерландам.

Местное земледелие представлено небольшими по российским меркам фермерскими хозяйствами, имеющими в среднем от 500 до 1000 гектаров. При этом сельхозугодья мало у кого представлены в виде целостного земельного участка: большинство здешних хозяйств – это «лоскутные одеяла» из небольших участочков, которые могут даже не иметь общих границ.

Ограниченные площади, дефицит земли (которая здесь повсеместно в частной собственности) вынуждают местных фермеров тесно кооперироваться – обмениваться техникой для сезонных работ, и даже самой землей. Повсеместно распространена практика, когда два соседствующих хозяйства меняются на сезон участками для возделывания – это позволяет помогать друг другу в соблюдении правильного севооборота культур, а также экономить горючее за счет сокращения излишних перегонов техники с дальних полей.

Экономия для шведских фермеров – почти религия. Растениеводство в Европе, как и по всему миру, малорентабельно, и потому дотируется государством. Размер субсидии на один гектар (для Швеции это около 250 евро) определяется решениями Европейского союза. Причем, право на получение субсидии нужно периодически подтверждать, и едва ли не основное условие субсидирования – соблюдение фермерами жестких экологических регламентов.

Например, по всей Швеции уже более десяти лет не выжигается солома: на эту операцию был введен прямой законодательный запрет, чреватый для нарушителей не только потерей субсидии Евросоюза, но и неприятными судебными исками.

Впрочем, государство не только грозит и наказывает, но и активно помогает фермерам. В каждом шведском муниципалитете есть аналоги российских управлений сельского хозяйства, однако это, скорее, не распорядительно-регулирующие, а консультационные органы, притом имеющие не муниципальный, а государственный статус.

Экология в Швеции – проект национального значения

Делегация южнороссийских фермеров побывала в администрации муниципалитета (по-здешнему – коммуны) Кристианстад (Kristianstad) и имела возможность познакомиться с тем, как работает экологическая консультационная служба для фермеров. Оказалось, что уже несколько лет по всей Швеции реализуется государственный проект «Перехват полезных веществ», о котором рассказал Ханс Нильссон (Hans Nilsson) – ответственный за это направление в коммуне Кристианстад.

Нильссон пояснил, что проект нацелен сразу на трех «зайцев»: помочь фермерам экономить на минеральных удобрениях – внося их ровно столько, сколько нужно и там, где это необходимо, уменьшить вынос с полей соединений фосфора и сократить эмиссию парниковых газов за счет рационального задействования сельхозтехники. Любой фермер может совершенно бесплатно получить консультацию об удобрениях, способах и сроках их внесения, а также о методах фиксации в почве питательных веществ.

Часть «экологических» консультаций для фермеров государство отдало на своеобразный аутсорсинг. Российские фермеры посетили общественную организацию с 200-летней историей под названием Hushållningssällskapet. («Сельскохозяйственное общество»). Являясь классической некоммерческой организацией, целью которой является поддержка фермеров и сельского хозяйства, «Сельскохозяйственное общество» оказывает производителям различные консалтинговые услуги, связанные, в том числе, с органическим и инновационным земледелием.

Заработанные деньги организация направляет на другие проекты – издает справочные бюллетени, проводит образовательные курсы, ведет большую научно-практическую работу (опытные угодья «Сельскохозяйственного общества» служат испытательной базой для производителей семян, удобрений, средств защиты растений и пр.). Кроме того, государство субсидирует ряд осуществляемых организацией проектов экологической направленности, которые здесь называют не иначе как национальными…

Солома как залог плодородия

bodytextimage_Sweden-Agro-02.jpg Photo: Фото: Дмитрий Шевченко

На юге Швеции сложно выделить какой-то один характерный для этой части страны способ обработки почвы: здесь применяют и «дедовскую» вспашку с оборотом пласта, и инновационную «нулевую» обработку, и различные комбинации минимальной обработки – без вспашки, но с обработкой поверхностного слоя почвы.

При «минимальном» подходе солома представляет известную проблему: если при традиционной вспашке ее можно глубоко запахать и дальше уже работать с «чистой» почвой, то при поверхностной обработке солома может затруднять проход культиватора. Весь секрет – в качественном измельчении и разбрасывании послеуборочных остатков (для чего нужны мощные комбайны с хорошими измельчителями), а также в активации природных механизмов быстрого разложения целлюлозы с помощью бактерий-целлюлозоразрушителей.

Так, фермер Томми Ингелссон (Tommy Ingelsson), чьи 500 гектаров расположены в муниципалитете Ангелхольм (Ängelholm), показал своим российским коллегам специальный культиватор, похожий на расческу – с его помощью Ингелссон «прочесывает» поля после уборки озимой пшеницы и перемешивает солому с верхним слоем почвы, при этом еще внося необходимое количество азотных удобрений. Азот служит питанием для живущих в почве бактерий и грибков, разлагающих солому за считанные месяцы.

За счет чего этот процесс происходит столь быстро? По словам Ингелссона, за счет того, что в почве, избавленной от излишнего вмешательства человека, восстанавливается нормальная микробная среда.

Такую же позицию занимают и в хозяйстве «Лидинге» (Lydinge), которое примечательно тем, что часть его угодий, помимо пшеничных полей, занимают… поля для гольфа. В «Лидинге» практикуют не просто минимальную обработку почвы: здесь тракторы и комбайны движутся по полю не как попало, а по специальной технологической колее – каждый год по одной и той же. Движение трактора контролируется GPS-навигатором, который позволяет очень точно – буквально до сантиметра – рассчитывать движение машины.

bodytextimage_Sweden-Agro-03.jpg Photo: Фото: Дмитрий Шевченко

В «Лидинге» подсчитали, что переход на систему технологической колеи и использование многофункциональных культиваторов (делающих множество операций за один проход) позволили хозяйству сократить на 25% время, затрачиваемое на полевые работы, и на 10-20% повысить урожайность различных культур.

Ростовские и кубанские фермеры имели возможность увидеть и шведский no-till – «нулевую» обработку почвы. No-till известен уже и в России, однако у нас в стране еще не так много хозяйств, накопивших достаточный опыт в этой специфической технологии. В Швеции же таких хозяйств немало, причем на «нулевую» обработку почвы уже несколько лет назад перешло одно из крупнейших растениеводческих хозяйств этой страны – семейное агропредприятие Gårdstånga Nygård, производящее на 3 тыс. га пшеницу, рапс и сахарную свеклу.

Смысл технологии no-till как раз и заключается в том, что на почве должно образоваться естественное покрывало из органики и растительных остатков, что позволяет сберегать влагу и естественную почвенную микрофлору. В хозяйстве Gårdstånga Nygård больше всего любят демонстрировать… дождевых червей, которых можно накопать в любой точке поля. Черви, как утверждают здесь, – показатель здорового экологического баланса в почве.

Впрочем, «нулевая» обработка применима, очевидно, не на всех типах почв – как в России, так и в Швеции. Нужны эксперименты и долгосрочные наблюдения, экономические расчеты. Шведские специалисты выразили готовность более детально поделиться опытом и знаниями со своими российскими коллегами. Будущей весной делегацию шведских специалистов по «нулевой» почвообработке ожидают в Ростовской области.

Солома как подручный материал и энергетический ресурс

bodytextimage_Sweden-Agro-05.jpg Photo: Фото: Дмитрий Шевченко

Послеуборочные остатки на полях в Швеции не только заделывают в почву, но и используют, например, в качестве укрывного материала. Интересный опыт продемонстрировали на одной из ферм в муниципалитете Ахус (Åhus). Здесь благодаря легким, песчаным почвам хорошо растут корнеплоды – свекла, редька, морковь.

Фермеры оставляют практически весь летний урожай в земле, и когда наступает угроза заморозков, морковь и свеклу накрывают пленкой и полуметровым слоем соломы. Под таким «одеялом» корнеплодам не страшен даже сильный мороз. Урожай собирают по мере надобности всю зиму. Иными словами, снимается необходимость иметь овощной склад и рабочих для его обслуживания.

Солома в Швеции – это и еще выгодный энергетический ресурс. Так, фермерскому хозяйству «Вакста АБ» (Whaxta AB), в чьем распоряжении находится около 1000 га, соломы хватает для обеспечения теплом зерносушилки и отопления более 3 тыс. кв. метров производственных и жилых помещений. Котельная на соломе используется в хозяйстве уже 25 лет, причем автором проекта был сам хозяин фермы.

bodytextimage_Sweden-Agro-06.jpg Photo: Фото: Дмитрий Шевченко

Котел устроен таким образом, что в него автоматически подается высушенная рубленая солома, состоящая на 70% из пшеничных и на 30% из рапсовых остатков. Запасы соломы хранятся в соседнем помещении в виде 500-киллограммовых тюков. За сутки котел потребляет как раз около полутонны соломенного топлива.

Удивительно, но из трубы «соломенной» котельной не видно никакого дыма. Секрет прост: в топку идет сухая солома, сгорающая полностью. К тому же котельная оборудована особым сажеуловителем. Разумеется, при сжигании соломы в печи в воздух выбрасываются прочие загрязняющие вещества (углекислый газ, окислы азота и пр.), но то же самое выбрасывалось бы и в том случае, если бы ферма отапливалась, скажем, газом или углем. А так, кроме экономии на углеводородном топливе, хозяйство попутно решает вопрос утилизации соломы, производя вдобавок чистую растительную золу – прекрасное органическое удобрение.

Единственное, что сдерживает в Швеции широкое тиражирование «соломенных» котельных – дороговизна оборудования. Оно пока не запущено в серийное производство, и нужно заказывать индивидуальный проект, а это накладно. По оценкам владельцев фермы, срок окупаемости подобной котельной – не менее 10 лет, при условии ее постоянной штатной загрузки.

Российские перспективы

В России ежегодно собирают в среднем от 30 до 60 млн тонн зерновых. Ровно столько же на полях остается и соломы. Это огромный полезный ресурс, которым российским сельхозпроизводителям еще только предстоит научиться управлять.

По мнению Елены Кобец, руководителя экспертного проекта «Загрязнение атмосферного воздуха и климат Арктики» ЭПЦ «Беллона», начинать эту работу, безусловно, необходимо с южных регионов, имеющих наиболее развитое растениеводство и связанное с ним большое количество пожнивных остатков.

Однако одного лишь желания сельхозпроизводителей научиться с пользой и без вреда для климата и экологии утилизировать отходы растениеводства недостаточно, говорит Кобец: нужна заинтересованность государства, нужны программы поддержки хозяйств, подобные европейским, нужна научно-консультационная поддержка.

В России, как и в Швеции, растениеводческие хозяйства имеют право на субсидии – в России различных субсидий около шестнадцати, – но получить их удается далеко не всем из-за большого количества документации, которую необходимо оформлять хозяйствам, а также отсутствия консультационного сервиса. В реальности даже наиболее удачливые сельхозпроизводители получают не более 20 евро на 1 га.

По словам Кобец, без пересмотра политики субсидирования, развития государственных программ по развитию консультационных услуг и, вместе с тем, без усиления контроля за чрезмерными и ненужными сжиганиями Россия так и останется в списке крупнейших «поставщиков» черного углерода.

Дмитрий Шевченко