Депутаты: Захвату озер способствует круговая порука в органах власти

Члены Комиссии и координаторы общественных движений «Открытый берег» и «Против захвата озер» рассказали о многочисленных фактах нарушений ст. 6 Водного кодекса РФ, согласно которой береговая полоса водных объектов общего пользования, шириной 20 метров, предназначается для общего пользования (для каналов и небольших рек и ручьев – пять метров).

Среди этих фактов есть весьма впечатляющие. Так, более трети территории берегов Верхнего Суздальского озера и Нижнего Большого Суздальского озер недоступны для петербуржцев – они застроены коттеджами и огорожены заборами. Захвачены различные по протяженности участки берегов Среднего Суздальского озера, озер парка «Осиновая роща», водохранилища Сестрорецкий разлив и острова Угольный, реки Малая Сестра, озера Щучье, 3-его Северного Форта Кронштадта. Дело доходит даже до перегораживания воротами городских улиц, ведущих к берегам озер. Так, администрация Курортного района в официальном ответе депутату Анатолию Кривенченко на его обращение подтвердила факт незаконного перегораживания улицы 6-я Тарховская владельцами близлежащих домов.

Многочисленные обращения общественников и депутатов в надзорные и правоохранительные органы редко приводят к устранению нарушений и потому на ситуацию практически не влияют. Как выяснилось в ходе слушаний, беспомощность госструктур обусловлена как объективными, так и субъективными обстоятельствами. Основными захватчиками являются не компании, а граждане. Но согласно ст. 1 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», органы прокуратуры не осуществляют надзор за исполнением законов физическими лицами (только юридическими). Фиксировать нарушения могут Росприроднадзор и Комитет по земельным ресурсам, но наказывать – только Росреестр или суд. Как признал заместитель руководителя петербургского Росреестра Дмитрий Гордо, их штрафы мизерные – от 1 до 2 тыс. рублей. К тому же, служба имеет в штате лишь пять инспекторов, и им физически не справиться с лавиной нарушений.

Суды во многих случаях удовлетворяют иски против захватчиков, но как убедительно показали участники слушаний, судебные решения зачастую фактически не исполняются – незаконные заборы сносят, а через некоторое время восстанавливают. Таким же способом и юридические лица реагируют на предписания прокуратуры. Если же заборы каменные или дома стоят у самой воды, то решения судов и предписания прокуроров просто не исполняются. Об этом свидетельствуют продемонстрированные на слушаниях фотографии незаконных объектов. По информации депутата Сергея Трохманенко, не исполняется частично или полностью 60% судебных решений по таким нарушениям. Никаких последствий для захватчиков такое поведение, судя по всему, не имеет. Впрочем, если настырные защитники озер опять направляют жалобы, на повторные нарушения, чиновничья машина запускается вновь, и через несколько месяцев ситуация повторяется.

Заместитель главы администрации Выборгского района Игорь Комаров с горечью признал: «Мы пишем друг другу письма, но, правильно здесь говорят, с мертвой точки не сдвигается ничего. Замок с ворот снимается, свободный доступ вроде бы есть, а через день замок вешается опять. И все пошло по новому кругу. Может, давайте спросим у судебных приставов, почему они не выполняют свои функции, не отслеживают исполнение судебных решений?».

Свое бессилие чиновники оправдывают нехваткой полномочий и несовершенством законодательства. Так, в своем письме в Комиссию заместитель прокурора Санкт-Петербурга И.А.Еремеев объяснил: «Действующее законодательство имеет ряд пробелов, создающих сложности в разрешении проблемы обеспечения свободного доступа к водным объектам. Так, порядок обеспечения доступа граждан к береговой полосе законодательством не урегулирован, что приводит к неоднозначному толкованию судом факта устранения препятствий свободного прохода к водному объекту». Сложности, по мнению зам. прокурора, возникают и в связи с тем, что местоположение уреза воды, от которого отсчитываются 20 метров, меняется в зависимости от времени года.

Защитников озер эти аргументы не убеждают. Свидетельством устранения препятствий свободному проходу они считают демонтаж выявленных незаконных заграждений. Что касается нестабильности местоположения уреза воды, то, за исключением редких наводнений и сезонных паводков, уровень воды в наших водоемах меняется мало, так что норматив с небольшой погрешностью можно выдерживать круглый год. Тем более, что на практике споров по этому поводу не возникает – захватчики устанавливают заборы так, что по берегу невозможно пройти ни в какое время года. К тому же, как показывают проверки Росреестра, нарушители почти всегда огораживают прибрежные территории, не входящие в кадастровые планы их законных участков.

По мнению многих выступавших на слушаниях, главная проблема связана с нежеланием чиновников добиваться реального устранения нарушений. Причину они видят в высоком социальном статусе захватчиков. Конкретные фамилии участники слушаний называть избегали, и лишь в случае фактического захвата, по их мнению, всей северной части Угольного острова (вблизи Сестрорецка), площадью около 2,5 га и рыночной стоимостью порядка 500 млн рублей, координатор движения «Против захвата озер» Роман Ларин, ссылаясь на достоверную информацию от сотрудников ЖКХ и местных жителей, назвал двух бывших вице-губернаторов по строительству – Романа Филимонова и Александра Вахмистрова.

«Мы обязаны говорить о круговой поруке и о касте неприкасаемых, которые делают все, чтобы законы не действовали», – считает депутат Марина Шишкина. О коррупции много не говорили, но ее решающая роль была очевидна всем.

По итогам заседания было принято решение обратиться к прокурору Санкт-Петербурга Сергею Литвиненко с просьбой провести проверку исполнения ранее принятых, но не исполненных судебных решений. Комиссия также решила выступить с законодательной инициативой о значительном, в десятки или даже сотни раз, увеличении штрафных санкций за незаконный захват берегов водных объектов и об изменении законодательства с целью повышения ответственности за неисполнение судебных решений как нарушителей, так и должностных лиц исполнительной власти.

Впрочем, по имеющейся информации, на федеральном уровне готовится поправка в Водный кодекс, разрешающая застройку берегов водных объектов.

Владимир Грязневич