МНЕНИЕ: Президент Путин сожалеет, что «Сименс» отказывается от совместных атомных проектов – но сожалеть надо не об этом

ingressimage_Putin-Siemens.jpeg Photo: kremlin.ru

В минувшую пятницу Владимир Путин встречался с председателем правления немецкого машиностроительного гиганта «Сименс» (Siemens) Джо Кэзером (Joe Kaeser). На встрече в Туапсе российский президент говорил об атомной энергетике. Цитируем по официальной стенограмме:

В.ПУТИН: «[…] Но мне очень жаль, что мы практически утратили одно из перспективных направлений совместной работы. Это атомная энергетика.

В Германии принято решение не развивать атомную энергетику, это суверенное решение. Ничего необычного здесь нет. Но почему нельзя было вместе развивать технологии и применять их в третьих странах, где атомная энергетика развивается, это мне не очень понятно. Жаль».

По мнению российского президента, в решении Германии отказаться от развития атомной энергетики нет ничего необычного. Это хорошо, что Путин признает за решением об отказе от дорогой и опасной технологии обычную практику – ведь атомная энергетика осталась в прошлом не только для Германии, но и для Австрии, Италии, Швейцарии, Литвы… Япония – одно из десятка государств с весьма высокой долей атомной генерации в энергетике – находится на полпути к отказу от использования ядерных реакторов после катастрофы на «Фукусиме-1».

Даже по оценкам Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) – организации, явно не склонной к критике «мирного атома», – доля атомной энергетики в мире постоянно сокращается и будет неуклонно сокращаться в дальнейшем.

bodytextimage_Germany-renewables-2012.jpg Photo: Источник графики: министерство экологии Германии, март 2013.

В 2008 году, согласно МАГАТЭ, доля АЭС в установленной мощности всех электростанций мира была 8,4%, в 2010 году – 7,4%, в 2012 – 7%. В опубликованном в сентябре прогнозе МАГАТЭ (RDS-1, выпуск 33, на англ. яз.) утверждается, что доля АЭС продолжит довольно заметно снижаться и к 2030 году может упасть до 4,5%, а к 2050 году – до 2,2%. Действительно, ничего необычного, просто факты мировой статистики.

Но по словам Владимира Путина, ему «не очень понятно», почему немецкий концерн «Сименс» не хочет вместе с российской госкорпорацией «Росатом» строить АЭС «в третьих странах, где атомная энергетика развивается». И ему «жаль».

Чем же было вызвано недоумение и сожаление российского президента и об этом ли действительно стоило бы сожалеть?

«Сименс»: ветер вместо атома

Вне сферы атомной энергетики концерн «Сименс» продолжает активно участвовать в энергетических проектах в России, предлагая решения, связанные с использованием возобновляемых источников энергии, в частности, энергии ветра.

«Ветроэнергетика является растущей отраслью энергетики», – говорится на официальном сайте компании «Сименс». – «На сегодня установлено более 6400 ветровых турбин, имеющих название «Сименс». Их пиковая производительность составляет 5700 мегаватт; их использование снижает выбросы углекислого газа более чем на восемь миллионов метрических тонн год. В морском секторе парков ветроустановок компания «Сименс» является мировым лидером по поставке ветровых турбин».

Вот что рассказал «Беллоне» о решении концерна «Сименс» взять курс на «зелёные» энергетические технологии Бернхард Класен (Bernhard Clasen), журналист и эко-активист из Германии:

«Времена меняются. Еще два года назад Siemens вместе с Росатомом хотел строить АЭС по в сему миру. Теперь Siemens объявил о выходе из атомного бизнеса.

bodytextimage_Bernhard2.jpg Photo: clasen.net

Решение концерна не только связано с решением немецкого правительства об отказе от атомной энергетики. Катастрофа в Фукусиме сильно испортила надежду концерна на развитие атомной отрасли.

Сейчас Siemens хочет быть пионером зеленой промышленности. И в этот новый образ не вписывается строительство АЭС».

Действительно, до катастрофы на АЭС «Фукусима-1» планировалось, что «Сименс» будет участвовать в совместных проектах с Росатомом. В 2007 году был подписан меморандум о совместной деятельности «в сфере развития энергетического сектора и атомной генерации».

В частности, немецкий концерн должен был поставлять компоненты автоматической системы управления и системы безопасности для реакторов ВВЭР-1200 и им подобных как для АЭС России, так и для АЭС, которые Росатом планировал сооружать в других странах.

Сотрудничество с «Сименс» для российской атомной промышленности было важно с точки зрения не только технологий, но и имиджа российской корпорации. Ведь одно дело предлагать на экспорт АЭС с «немецкой системой управления и безопасности», и совсем другое – рекламировать «российское качество и надёжность».

О качестве российских АЭС говорят постоянно повторяющиеся в отчётах Ростехнадзора выводы о том, что нарушения в работе АЭС вызываются «такими коренными причинами, как недостатки управления, недостатки в организации эксплуатации, дефекты изготовления, а также недостатки конструирования». Этими же причинами можно объяснить и частые инциденты, отключения энергоблоков от сети, неожиданные сбросы мощности. Сотрудничество Росатома с «Сименс» могло бы хотя бы частично решить проблемы «дефектов изготовления» и «недостатков конструирования».

Но в сентябре 2011 года «Сименс» заявил об отказе в будущем участвовать в любых проектах, связанных с ядерным оборудованием АЭС. Таким образом, рухнули надежды Росатома получить комплектующие от «Сименс» и «имиджевые» выгоды от сотрудничества с немецким концерном.

Фукусима: уроки для немецких политиков

В самой Германии на прошедших в сентябре парламентских выборах ни одна политическая партия не выступала в поддержку ядерной энергетики. Это подтвердили все опрошенные «Беллоной» эксперты из Германии. Немецкие политики, в отличие от руководителей России, сделали выводы из катастрофы на АЭС «Фукусима-1». Те, кто раньше поддерживал атомную отрасль поменяли своё мнение – ведь факты могут и должны помогать отказываться от ошибочных взглядов и решений.

Рассказывает Бернхард Класен:

«Канцлер Германии Ангела Меркель всю жизнь была сторонником атомной энергии. Её приход к власти в конце 2005 года был хорошей новостью для атомной промышленности Германии. Она тогда выступила за продление сроков эксплуатации АЭС.

bodytextimage_merkel-wind-dw.jpg Photo: Wikimedia Commons

Именно поэтому для населения Германии было неожиданно, что такой сторонник атомной энергии сразу после известий о катастрофе в Фукусиме заявила, что признаёт существование «остаточного риска» ядерной энергетики. А такой риск неприемлем. Она была убеждена, что тяжёлая ядерная авария не может произойти в высокотехнологичной стране, какими являются Япония или Германия. Фукусима показала, что никто не может полагаться на то, что остаточный риск не существует. Поэтому Меркель предприняла переоценку «надежной, стабильной и безопасной энергетики» в Германии. Поэтапный отказ от ядерной энергетики Меркель называет «сложнейшей задачей». Тем не менее, Меркель убеждена, что Германия справится с задачей перестройки системы энергоснабжения и до 2022 [года] может полностью отказаться от атомной энергии.

Восемь ядерных реакторов общей мощностью 8,5 ГВт были сразу закрыты после Фукусимы. Остальные девять должны быть отключены от сети с 2015 года до конца 2022 [года]. Все партии, за исключением левой партии, поддержали это исторические решение. Левая партия хотела вывести атомную энергию уже в 2014 [году]. Кроме того, Левая партия хотела внести в Конституцию положение [о том], что в Германии нельзя строить и иметь АЭС. Левые считают, что только таким образом мы можем гарантировать, что выход из атомной энергии будет необратим».

1 августа 2011 новый закон об отказе от атомной энергии был подписан тогдашним Президентом Германии Кристианом Вульфом и получил юридическую силу.

В России же уроки Фукусимы усвоены не были, и почти все проекты Росатома продолжали пользоваться беспрецедентной политической поддержкой руководства страны, что означало и продолжение субсидирования Росатома за счёт государственного бюджета (подробнее о субсидировании атомной отрасли можно прочитать в Докладе «Беллоны» «Об экономике российской ядерной электроэнергетики»). 

Выход из атомной энергии – вход в возобновляемую энергию

По данным немецкого министерства экологии (на нем. яз.), приведенным Бернхардом Класеном в переписке с «Беллоной», в секторе электроэнергетики Германии доля возобновляемых источников энергии выросла в 2012 году до 22,9% от общего потребления электроэнергии. Рост этого сегмента по сравнению с предыдущим годом, несмотря на кризис, составил 2,4%.

bodytextimage_RDS1-33-table3.jpg Photo: Таблица 3, IAEA RDS-1, выпуск 33.

В целом, по словам Класена, роль возобновляемых источников в выработке энергии в Германии неуклонно возрастает. В статистике конечного потребления энергии в стране – то есть, не только в электроэнергетическом секторе  в 2012 году возобновляемые источники энергии уже составили 12,6%. Как пояснил Класен, немецкое правительство поставило задачу к 2020 году довести долю возобновляемых источников в конечном потреблении энергии до 18%.

На наших глазах самая мощная экономика Европы, не так давно в большой степени опиравшаяся на атомную энергетику, успешно реализует поэтапный и планомерный отказ от ядерной энергии за счёт использования возобновляемых источников энергии, а также мер энергосбережения и повышения энергоэффективности экономики.

Простая экономика – но не для России?

И, как показывает опыт концерна «Сименс», эта политика экономически оправдана. «Инновации которые сейчас создаёт Siemens Wind Power», – говорится в одном из сообщений концерна (на англ. яз.), – «как ожидается, сделают электроэнергию, получаемую при помощи энергии ветра, столь же экономичной, как энергию из угля».

Жаль, что для президента России решение концерна «Сименс» выйти из совместного атомного бизнеса остается «непонятным». Преимущества от совместных проектов с «Сименс» в области возобновляемых источников энергии уже осознали в Великобритании, Норвегии, США, Испании, где компания сотрудничает в реализации масштабных проектов по использованию энергии ветра и солнца.

Германия планирует к 2020 году довести установленную мощность ветровых электростанций до 10 ГВт. Великобритания – до 18 ГВт.

В результате, в Германии субсидирование возобновляемой энергетики – мера, предпринимаемая многими государствами с тем, чтобы поддержать применение энергии ветра, солнца и других «зеленых» источников в энергетике, – может быть вскоре безболезненно отменено, а планы правительства по закрытию всех АЭС к 2022 году и по получению 50% энергии из возобновляемых источников к 2030 году и 80% к 2050 году – не только осуществимы, но и экономически выгодны. И такова мировая тенденция.

Увы, эта тенденция обходит стороной Россию, которой следует сожалеть не об отказе «Сименса» строить АЭС совместно с Росатомом, а об упускаемых возможностях по использованию энергии ветра и солнца.

Сожалеть стоит также и о том, что в России государственные субсидии продолжают направляться в опасную и дорогую атомную энергетику, а усилия в развитии электроэнергетики – в планы, в том числе, наращивания атомных мощностей.

Стоит сожалеть и о том, что даже скромная цель, заявленная в 2009 году российским правительством, возглавляемым тогда Владимиром Путиным, – получать 4,5% электроэнергии из возобновляемых источников к 2020 году, – рискует остаться невыполненной, если Кремль продолжит демонстрировать всестороннюю поддержку атомной промышленности и высказывать недоверие более современным и экологичным технологиям. Владимир Путин однажды назвал возобновляемую энергетику «баловством», дав понять, что не собирается ничего предпринимать для достижения формально поставленных целей по ее развитию.

Но пример Германии показывает, что отказ от атомной энергетики не только возможен, но и экономически выгоден. И России следует отбросить сожаления и недоумение и двигаться в том же направлении.

В целом, по словам Класена, роль возобновляемых источников в выработке энергии в Германии неуклонно возрастает. В статистике конечного потребления энергии в стране – то есть, не только в электроэнергетическом секторе – в 2012 году возобновляемые источники энергии уже составили 12,6%. Как пояснил Класен, немецкое правительство поставило задачу к 2020 году довести долю возобновляемых источников в конечном потреблении энергии до 18%.

На наших глазах самая мощная экономика Европы, не так давно в большой степени опиравшаяся на атомную энергетику, успешно реализует поэтапный и планомерный отказ от ядерной энергии за счёт использования возобновляемых источников энергии, а также мер энергосбережения и повышения энергоэффективности экономики.

Простая экономика – но не для России?

И, как показывает опыт концерна «Сименс», эта политика экономически оправдана. «Инновации которые сейчас создаёт Siemens Wind Power», – говорится в одном из сообщений концерна (на англ. яз.), – «как ожидается, сделают электроэнергию, получаемую при помощи энергии ветра, столь же экономичной, как энергию из угля».

Жаль, что для президента России решение концерна «Сименс» выйти из совместного атомного бизнеса остается «непонятным». Преимущества от совместных проектов с «Сименс» в области возобновляемых источников энергии уже осознали в Великобритании, Норвегии, США, Испании, где компания сотрудничает в реализации масштабных проектов по использованию энергии ветра и солнца.

Германия планирует к 2020 году довести установленную мощность ветровых электростанций до 10 ГВт. Великобритания – до 18 ГВт.

В результате, в Германии субсидирование возобновляемой энергетики – мера, предпринимаемая многими государствами с тем, чтобы поддержать применение энергии ветра, солнца и других «зеленых» источников в энергетике, – может быть вскоре безболезненно отменено, а планы правительства по закрытию всех АЭС к 2022 году и по получению 50% энергии из возобновляемых источников к 2030 году и 80% к 2050 году – не только осуществимы, но и экономически выгодны. И такова мировая тенденция.

Увы, эта тенденция обходит стороной Россию, которой следует сожалеть не об отказе «Сименса» строить АЭС совместно с Росатомом, а об упускаемых возможностях по использованию энергии ветра и солнца.

Сожалеть стоит также и о том, что в России государственные субсидии продолжают направляться в опасную и дорогую атомную энергетику, а усилия в развитии электроэнергетики – в планы, в том числе, наращивания атомных мощностей.

Стоит сожалеть и о том, что даже скромная цель, заявленная в 2009 году российским правительством, возглавляемым тогда Владимиром Путиным, – получать 4,5% электроэнергии из возобновляемых источников к 2020 году, – рискует остаться невыполненной, если Кремль продолжит демонстрировать всестороннюю поддержку атомной промышленности и высказывать недоверие более современным и экологичным технологиям. Владимир Путин однажды назвал возобновляемую энергетику «баловством», дав понять, что не собирается ничего предпринимать для достижения формально поставленных целей по ее развитию.

Но пример Германии показывает, что отказ от атомной энергетики не только возможен, но и экономически выгоден. И России следует отбросить сожаления и недоумение и двигаться в том же направлении.
Подробнее: http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2013/Putin-Siemens

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com