«Пираты» Печорского моря

frontpageingressimage_GreenpeaceVSGazprom.jpeg Photo: Photo: Greenpeace

По словам координатора адвокатской группы по делу Гринпис в Мурманске Ирины Исаковой, адвокаты будут обжаловать неправомерные действия как следственных, так и судебных органов. Еще вчера адвокаты обжаловали арест всех 30 задержанных.

«Безусловно, обвинения в пиратстве не обоснованы и не доказаны. Доказательства должны быть допустимыми, относительными и достаточными для предъявления обвинения. В протоколах допросов свидетелей не содержится конкретных фактов, которые указывают на конкретное лицо, то есть доказательства не относительные. Кроме того, доказательства также являются недопустимыми, поскольку они собраны в нарушение закона. Например, задержание происходило по большей части без присутствия адвокатов, что незаконно в отношении иностранцев. Мы также считаем, что доказательства недостаточные для предъявления обвинения. Таким образом, нарушены все три принципа», – считает Исакова.

На этой неделе по всему миру проводятся акции в поддержку арестованных экологов и экипажа ледокола.

Напомним, что на прошлой неделе во время Арктического Форума в Салехарде президент России Владимир Путин заявил, что не считает Гринписовцев пиратами. Но сегодня утром премьер-министр Дмитрий Медведев предложил ужесточить наказание за несанкционированные проникновения на объекты энергетики.

«Хотел бы особо акцентировать внимание на теме, которая в последнее время вызывает повышенный интерес по известным причинам. Забота об экологии не должна прикрывать противоправные действия, какими бы высокими соображениями не руководствовались лица, участвовавшие в различных акциях. Она не может вестись противоправными методами и методами, которые, в конечном счете, небезопасны для людей и для технологических объектов», – сказал Медведев на совещании по проблемам недропользования и транспортировки углеводородов на Каспии.

«В этом контексте нам необходимо рассмотреть вопрос об ужесточении ответственности за несанкционированное проникновение посторонних лиц на нефтегазовые объекты, потому что это объекты особой опасности»,  – цитирует премьера официальный сайт главы правительства.

В свою очередь правозащитная организация Amnesty International считает, что обвинения в пиратстве абсурдны, наносят ущерб верховенству права и должны быть немедленно сняты.

«Абсурдные обвинения в пиратстве, выдвинутые против активистов, которые участвовали в мирном протесте, полностью необоснованны. Они выглядят как насмешка над российской судебной системой», – считает глава российского представительства организации Сергей Никитин.

Арктическая нефть нерентабельна

Чтобы стимулировать освоение шельфовых ресурсов, правительство России принимает беспрецедентные меры. Беллона уже сообщала, что на этой неделе Путин утвердил налоговые льготы для шельфовых месторождений.

«Серьезные игроки нефтяного бизнеса давно уяснили: качать ископаемые углеводороды из Северного Ледовитого совершенно бессмысленно – ведь себестоимость продукта получится едва ли не выше рыночной цены! Это Арктику и спасает» – пишет известный российский журналист Артемий Троицкий в своем блоге на «Эхо России».

Он также считает, что «Российская государственно-мафиозная экономика строится по совершенно иному, «сочинскому» принципу: как можно больше потратить, чтобы как можно больше украсть. И в этом смысле плавающие буровые – это поистине золотое дно! Газпром потребовал (и 30 сентября получил) налоговые льготы на освоение арктического шельфа в размере десятков миллиардов рублей. Это деньги из госбюджета, которые, не пусти их под лед, могли бы пойти на больницы, школы, дороги, пенсии».

«И еще один пункт – все риски и компенсационные выплаты в случае аварий и катастроф (а здесь, учитывая опыт Мексиканского залива, речь может идти о триллионах) будут оплачены не из средств Газпрома (как это постигло Бритиш Петролеум), а, опять же, из взносов налогоплательщиков… Типа, «они утонули», – пишет Троицкий.

На этой неделе также стало известно, что новое правительство Норвегии отказалось от любых планов бурения на своей части Арктического шельфа.

Новое правительство не будет продолжать планировать или санкционировать работы по поиску или добыче нефти в районе Лофотенского, Вестероленского архипелагов и острова Сенья, не будет открывать доступ в район Ян-Майена или в районы, близкие к границе полярных льдов. В ледовых условиях добыча нефти в Норвегии запрещена как таковая.

Участки на юго-западе и юго-востоке Баренцева моря, открытые на сегодня для работ по поиску и добыче нефти и газа, останутся открытыми. В последние два года здесь было найдено несколько нефтяных и газовых месторождений, сообщает БаренцОбзервер.

Норвежские экологи и рыбаки аплодируют этой новости, считая данное решение победой для рыбаков, для окружающей среды и климата.

Гринпис VS Газпром

В то же самое время исполнительный директор компании «Газпром нефть шельф» Геннадий Любин заявил, что акция Гринпис на платформе «Приразломная» в Печорском море, не повлияла на подготовку к началу добычи нефти.

«Сегодня ведутся работы по пуско-наладке оборудования и систем под нагрузкой, идет строительство первой добывающей скважины, и добыча начнется в этом году. Работы идут по графику, при этом делаются экспертные оценки, мониторинг обстановки», — сказал Любин агентству «Прайм».

Любин также заявил, что «Газпром нефть шельф», оператор платформы «Приразломная», готов к конструктивному диалогу с экологами, но пока такого диалога не получается.

По его словам, Гринпис регулярно запрашивает у компании информацию, при этом конструктивного диалога пока не выходит. «На любое утверждение они говорят: «Это не пойдет, это плохо, это неправильно, все вы делаете не так». Диалог можно вести, когда люди друг друга слышат. А когда от одной стороны идет полное отрицание всего плюс манипуляция информацией — это не диалог, это попытка навязать свое мнение», — подчеркнул он.

В свою очередь директор по программам Гринпис Иван Блоков утверждает, что компания только заявляет о готовности вести диалог с экологами, но отказывается обсуждать проблемные моменты.

“Мы всегда готовы к диалогу. Но когда мы задаем компании прямые вопросы о том, например, как они будут ликвидировать разливы нефти в ледовых условиях, мы не получаем прямых ответов. Мы садимся обсуждать проблемы Приразломного, а разговор уводится на Штокман, например. Это можно назвать как угодно, но не диалогом”, – рассказал Блоков в интервью “Беллоне.ру”

Анна Киреева

anna@bellona.ru