ИНТЕРВЬЮ: Алексей Яблоков: «Человек не научился вести себя прилично на планете»

Алексей Яблоков – член-корреспондент РАН, доктор биологических наук, профессор, автор более 450 научных работ в области популяционной биологии, экологии, радиобиологии, и охраны природы, а также 24 монографий и учебников, переведенных в США, Германии, Японии, Индии и других странах, соавтор учебника теории эволюции, выдержавшего несколько изданий.

В его биографии – большая научная карьера, формирование прогрессивной экологической политики во главе созданной им при правительстве Бориса Ельцина Комиссии по экологической безопасности, руководство фракцией «Зеленая Россия» в партии «ЯБЛОКО» …

Об этом и о многом другом рассказали «Беллоне» сам юбиляр, а также лидер партии «ЯБЛОКО» Григорий Явлинский, член-корреспондент РАН, директор Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян, заведующий Лабораторией морских млекопитающих Института океанологии им. П. П. Ширшова РАН Всеволод Белькович, директор программ Гринпис России Иван Блоков и директор WWF России Игорь Честин.

«Беллона» публикует фрагменты из интервью Алексея Яблокова журналу «Экология и право». Полную версию беседы с корреспондентом Еленой Субботиной, а также рассказы о Яблокове его коллег и друзей читайте на страницах специального выпуска журнала «Экология и право».

Алексей Яблоков: Школа вольнодумства

– Вы были председателем кружка юных биологов Московского зоопарка – КЮБЗа. Вы всегда хотели стать зоологом?

– Зоологом решил стать в 4-м или 5-м классе. Мне повезло с родителями. Они были учеными, отец – геологом, угольщиком, мать – палеонтологом. И они пытались определить: а что ребенку будет интересно? Под их влиянием я занимался самыми разными вещами. Помню, в городском Доме пионеров занял какое-то высокое место по самоделкам, в связи с чем в 1947 году состоялось мое первое выступление по телевидению. Там показали меня и сделанный мною стул, который превращался в лесенку, отец поднимался по ней к книжным полкам.

От всех пионерских занятий остались желание и привычка работать руками. Запах свежего дерева, построгать что-нибудь… очень люблю. В этом поиске нащупал кружок в зоопарке. Мне дали поручение наблюдать за лисами. Потом я поднялся выше, какое-то время наблюдал за новорожденным слоненком. Сколько он ест, сколько навоза – каждый час все записывал.

Там были разные люди, я примкнул к тем, кого интересовал не только зоопарк, а вообще живая природа. Руководил КЮБЗом Петр Петрович Смолин – один из двух Учителей с большой буквы, которые случились в моей жизни. Мы ездили по лесам, полям и болотам, в школьные каникулы – в заповедники, и стало ясно, что только зоология, ничего другого. А уже чем заниматься в зоологии – определила судьба в лице замечательного Сергея Евгеньевича Клейненберга.

Под влиянием КЮБЗа я рос вольнодумным, это была важная гражданская школа. […]

Tursiops truncatus

– Вы возглавляете Совет по морским млекопитающим. Это ваши любимые животные?

– Ну да, начинал когда-то с белого дельфина – белухи.

[picture1 {Фото из личного архива А. В. Яблокова.}]

– А потом написали, укрывшись за псевдонимом Тур Трункатов, книжку «Приключения Гука», которая была недавно переиздана и вошла в число ста лучших книг о животных в мире. Я верно поняла, что у дельфинов есть имена, по которым они распознают друг друга? Кстати, почему такой странный псевдоним вы взяли?

– Tursiops truncatus – это по-латыни дельфин афалина. В этом году в зоологическом мире сенсация: доказано, что дельфины при общении используют индивидуальные позывные. А мы с Сергеем Евгеньевичем Клейненбергом и Всеволодом Михайловичем Бельковичем пришли к этому лет 40 назад. Тогда не было строгих доказательств, и мы с Бельковичем написали фантастическую книжку для детей. То, что в научном варианте сделать было нельзя, в сказочном оказалось можно.

Но дельфинов как предмет изучения оставил, когда ими заинтересовались с точки зрения военного использования. Мне это не нравилось, и я отошел в сторону. Хотя морские звери остаются любимыми, и они по-прежнему требуют внимания. В свое время надо было защищать их от варварского промысла. Сегодня массового промысла нет, но есть наступление на шельф, есть загрязнение океана. К сожалению, человек не научился вести себя прилично на планете. […]

[picture5 {Фото из личного архива А. В. Яблокова.}right]

– Не каждому удается открыть новое направление в науке, а у вас получилось. Тогда почему вы все-таки не стали академиком? Можете не отвечать, это личный вопрос.

– Ну, какой он личный! Когда пришло время выбираться в академики, я работал в Кремле. Настроение в академии было такое: СССР, ностальгия, а я из команды, которая разваливает этот самый Союз. Второе – моя антиядерная позиция, а в РАН многие с оборонкой и, в частности, с атомной промышленностью. Мое родное отделение общей биологии за меня дружно проголосовало, а общее собрание академии – прокатило. Я решил: ну и не надо, все равно все называют академиком.

– Действительно, за что военным вас любить? Вы были автором Белой книги о загрязнении морей и затоплении опасных отходов. Внушили Ельцину мысль, что надо все это рассекретить.

– Это правда. Я был председателем правительственной комиссии по вопросам, связанным с захоронением в море радиоактивных отходов. Мы тогда собрали все секретные данные, и я говорю Ельцину: «Давайте рассекретим, ведь это советское прошлое, а у России руки чистые». Он согласился.

[picture2 {А. Д. Сахаров и А. В. Яблоков в перерыве работы Съезда народных депутатов СССР. Ноябрь 1989 года. Фото из личного архива А. В. Яблокова.}]

«Учитывая желание Яблокова…»

– Вот мы и подошли к тому, что кроме научной у вас есть политическая биография.

– Перестройка многих втянула в активную политическую деятельность. Вместе с Сахаровым и Воронцовым меня избрали народным депутатом. Стал советником Ельцина по экологии и здравоохранению, но после расстрела Белого дома в 1993 году подал в отставку. Ельцин спросил: «А что бы вы хотели делать?» Я ответил, что не желаю быть рядом с ним, но хочу продолжать заниматься экологическими проблемами. Указ президента РФ о моем новом назначении начинался так: «Учитывая желание Яблокова сконцентрироваться на работе в Совете безопасности…». В Комиссию по экологической безопасности СБ, которую я создал и возглавил, входили два десятка министров и заместителей, в том числе зам. главы ФСБ, зам. министра обороны. В 1993-1996 годах мы рассмотрели и наметили пути решения практически всех крупных экологических проблем России. Под моим влиянием было создано Главное управление по экологии Минобороны. Тогда же по моей инициативе – Ельцин дал команду – начали выпускать государственные доклады о состоянии окружающей природной среды и санитарно-эпидемиологическом благополучии. Все это было прорывом.

– Скажите, деэкологизация – ваш термин?

[picture6 {Полную версию интервью Алексея Яблокова, а также рассказы о Яблокове его коллег и друзей можно прочесть в специальном выпуске журнала «Экология и право» (см. приложение).}right]

– Мой. Деэкологизация началась с 1995 года. Я долго думал, как назвать то, что происходит. Сначала, в 1992, 1993, 1994 годах, мы здорово продвинулись в деле охраны природы благодаря тому, что в конце перестройки во власть пришли думающие о будущем люди. Они сформировали очень хорошее законодательство. Законы об экологической экспертизе, об охране окружающей природной среды были совершенными даже по сравнению с европейскими. Потом началась деградация.

– Как это происходило?

– Начиная с 1995 года я все чаще и чаще стал замечать в Кремле рыбьи глаза. Говорю об экологии с каким-нибудь высоким чином и чувствую, что он думает: «Яблоков талдычит об экологии, а что на самом деле он имеет в виду? В чем это он меня кидает»? Люди во власти стали думать только о деньгах, о личном обогащении. Лавинообразно процесс пошел с 1999 года. Путин пришел уже с продуманной антиэкологической программой. Чуть ли не первым его указом стал указ о ликвидации Госкомэкологии. В том же мае 2000-го МВД принимает решение о ликвидации экологической милиции, Министерство просвещения – решение об изъятии курса экологии из числа обязательных, Генпрокуратура начинает проверку всех экологических организаций. Группа, которая пришла к власти, сознательно решила действовать в направлении деэкологизации страны. В основе деэкологизации – идеология привлечения инвестиций за счет снижения природоохранных требований, снятие ограничений в использовании природных ресурсов, а по существу – жадность и скоробогатство.

[picture3 {Митинг против варварской «реконструкции» Ленинского проспекта. Москва, 7 апреля 2013 года. Фото из личного архива А. В. Яблокова.}]

– Какие самые антиэкологичные решения власти можете назвать?

– Новые варианты Лесного, Водного и Градостроительного кодексов, уничтожение Государственной экологической экспертизы, недавний закон об иностранных агентах.

– Обозначьте экологические приоритеты России в настоящее время.

– Влияние загрязнения биосферы на здоровье. Проблема общемировая, но у нас она проявляется особенно ярко. Ущерб природе страны от экономического развития больше, чем прибыль. Вот результат «привлечения инвестиций любой ценой». […]

Все в радость

– Что вы цените в людях больше всего?

– Порядочность. Последние три-четыре года приходится сталкиваться с человеческим предательством, что выбивает из колеи. С оппонентами все ясно, а вот близкие, которые вдруг оказываются далекими, – это самое страшное.

– Какое ваше любимое место на Земле?

[picture4 {На даче в деревне Петрушово. Фото из личного архива А. В. Яблокова.}right]

– Деревня Петрушово Касимовского района Рязанской области. Живем там с женой подолгу, по полгода. Воздух, тишина. В Петрушове хорошо работать. Есть Интернет, а что еще надо?

– Что сегодня для вас важнее всего?

– Однозначного ответа нет, но мне важно, чтобы моя жена Дильбар Николаевна чувствовала мою поддержку. Забота нескольких последних лет – парк, который мы с ней затеяли в своей деревне, купив за смешные деньги несколько гектаров земли сельхозназначения. […]

– Какие события последнего года были для вас самыми яркими?

– Из природных – ежи и ужи. Ужи в этом году почему-то полюбили залезать высоко по стволам ив над прудом и греться на солнышке. Замечательное зрелище! И Дильбар углядела (а я успел сфотографировать), как ежиха кормит ежонка. Ежонок толкает мать в бок, ежиха приседает, ежонок ложится на спину, сосет и сучит лапками. Это потрясающе!

Из общественных – публичные лекции в Японии (там вышла моя монография по Чернобылю), встречи с экологами в Красноярске, Кемеровской области и Владикавказе, выступление в Нью-Йоркской академии медицинских наук, ну и, конечно, праздник 10-летия часовни в Петрушове. Не думал, когда копал траншею для фундамента часовни и обивал огромный дубовый крест фольгой, что все будет так здорово.

– Ежи – ужи – Япония – Нью-Йорк – Петрушово: не многовато?

– Не многовато. Все в радость.

Bellona

info@bellona.no