ВВЭР-ТОИ: как обычно на бумаге всё гладко…

ingressimage_RU.jpg Photo: gidropress.podolsk.ru

Общественные слушания пройдут в городе-спутнике Курской АЭС

Мероприятие официально называется «общественные обсуждения в форме общественных слушаний по оценке воздействия намечаемой хозяйственной деятельности ОАО «Концерн Росэнергоатом» по размещению, сооружению и эксплуатации энергоблоков №1 и №2 Курской АЭС-2». По опыту предыдущих общественных слушаний можно предположить, что атомщики постараются превратить мероприятие в некий «междусобойчик», не допустив серьёзного обсуждения как возможных не ядерных альтернатив, так и широкого участия в слушаниях не зависимых от атомной электростанции граждан.

Прибывший сегодня в город Курчатов представитель Беллоны не смог обнаружить ни одного объявления с приглашением горожан на слушания. На городском Дворце культуры, в котором через несколько часов должны начаться слушания, висит реклама спектакля «Лебединое озеро», но отсутствует хоть какая-то информация о слушаниях.

Что собираются строить?

На общественное обсуждение вынесен разработанный ОАО «Атомэнергопроект» пятый том Обоснования инвестиций в строительство Курской АЭС-2. Том называется «Оценка воздействия на окружающую среду» (далее — ОВОС).

«В рамках Курской АЭС-2 предусматривается разработка проекта технологии ВВЭР на основе проекта ВВЭР-ТОИ (типового оптимизированного, информатизированного». «Каждый энергетический блок предусматриавается мощностью 1255 МВт в составе реакторной установки типа В-510 и тихоходной одновальной конденсационной турбины ARABELLE TM производства ООО «АЛЬСТОМ Атомэнергомаш» по лицензии «Alstom». «В рамках проекта Курской АЭС-2 разработана черырёхпетлевая реакторная установка В-510 на базе оборудования и схемно-режимных решений РУ [реакторной установки] проекта прототипа В-392М» (Лист 18 ОВОС).

Важно отметить, что разработчики ОВОС умалчивают о том, что РУ «проекта прототипа» В-392М — это реактор ВВЭР-1200 проекта «АЭС-2006», ни один из которых пока нигде не построен и не введён в эксплуатацию. Выходит, реактор-прототип пока не существует, как не существует экспериментальных доказательств правильности «схемно-режимных решений» этого реактора. Поэтому «доказательства» безопасности и работоспособности ВВЭР-ТОИ во многом носят лишь теоретический характер. В такой ситуации очень легко выдавать желаемое за действительное, что, к сожалению, и проделывают разработчики ОВОС экспериментального реактора. Некоторые примеры таких манипуляций приведём ниже.

По сути, жителям Курской области Росатом предлагает поддержать опасный эксперимент по сооружению реактора до того как реактор-прототип построен и на практике сможет доказать (или не доказать) работоспособность и безопасность.

Зачем понадобились новые реакторы?

«Целью сооружения энергоблоков №1 и 2 Курской АЭС-2 является своевременное замещение энергоблоков №1 и 2 Курской АЭС после окончания срока их эксплуатации в 2021 и 2024 годах соответственно» (ОВОС, лист 12).

Важно отметить, что Росатом обозначил намерение не выводить из эксплуатации старые и опасные энергоблоки Курской АЭС с чернобыльскими реакторами РБМК-1000 до 2021 и 24 года. Установленный проектом 30-летний срок эксплуатации этих реакторов уже завершился в 2006 и 2009 годах соответственно. То есть в настоящее время на Курской АЭС проходит эксперимент по сверхпроектной эксплуатации старых реакторов. К 2021 и 24 году реакторы достигнут 45-летнего возраста. Нельзя исключить, что к тому времени они не будут работоспособны, например, из-за проблем с графитовой кладкой, как это уже случилось на 40-м году работы с РБМК-1000 первого энергоблока Ленинградской АЭС.

Таким образом, не исключено что обычные, не ядерные замещающие мощности потребуются задолго до планируемого ввода в эксплуатацию ВВЭР-ТОИ. К тому же надо учитывать повсеместную практику задержек с вводом в эксплуатацию атомных энергоблоков, особенно с не серийными, экспериментальными реакторами, к которым относится ВВЭР-ТОИ.

Есть ли альтернативы?

Разработчики ОВОС не справились с обязательным анализом доступных альтернатив. На листах 12-13 ОВОС констатируются очевидные факты: «Курская область не обладает перспективными гидроресурсами, позволяющими строительство ГЭС необходимой мощности». Также сообщается о невозможности использования ветровой и солнечной энергии и о том, что электростанции, работающие на угле, являются чрезвычайно грязными.

По непонятным причинам из рассмотрения исключена возможность использования природного газа и возможность получения электроэнергии из соседних регионов. Разработчики ОВОС пытаются представить ситуацию так, будто бы Курская область является не частью России, а неким изолированным островом, на котором неоткуда взять газ или электроэнергию. Выходит, лишь при исключении возможности сооружения современных ПГУ на природном газе в настоящее время можно хоть как-то обосновать необходимость сооружения новых атомных энергоблоков.

Напомним, что в Докладе Объединения Беллона «Об экономике российской ядерной электроэнергетики» (СПб, 2011) на основе подробного анализа экономических показателей АЭС России делается вывод:

«Электричество ядерных электростанций уже сейчас стоит дороже потребителю, чем то, что вырабатывают газовые станции. При этом потребительский тариф далеко не покрывает настоящих издержек ядерной электроэнергетики. Дефицит покрывается за счёт того, что государство предоставляет [ядерной] отрасли практически бесплатный капитал, несёт непокрытые страховыми премиями атомные риски, в значительной степени участвует в прямом финансировании ядерного топливного цикла».

Что делать с ОЯТ?

По традиции в ОВОС отсутствует оценка воздействия на окружающую среду обращения с наиболее опасными отходами АЭС — отработавшим ядерным топливом (ОЯТ). На листах 28-29 ОВОС подробно описываются операции по перегрузке и вывозу ОЯТ и говорится, что состав с опасным грузом отправится «на объект регенерации топлива». При этом не указывается ни объём образования ОЯТ, ни изотопный состав, ни технологии «регенерации», ни местонахождение загадочного «объекта регенерации». Дело в том, что так называемая «регеренация» — выделение из ОЯТ урана и плутония — процесс приводящий к существенному увеличению объёмов радиоактивных отходов. Именно в результате деятельности по «регенерации» ОЯТ оказались загрязнены огромные территории вокруг единственного действующего в стране завода по регенерации топлива на печально известном Комбинате «Маяк» в Челябинской области. Но этот завод из-за технологических ограничений не может обращаться с отработавшим топливом не только реакторов ВВЭР-ТОИ, но и «прототипов» ВВЭР-1200. Если есть намерения разрабатывать технологию регенерации топлива этих реакторов и строить новое предприятие для этого, то следует оценить как финансовые расходы на этот проект, так и его воздействие на окружающую среду.

Пока этого не сделано, ОВОС Курской АЭС-2 явно не полностью описывает воздействие объекта на окружающую среду – «забывать» про обращение с ОЯТ — общепринятая практика Росатома, но это по меньшей мере не честно.

Возможны ли аварии и катастрофы?

Очевидно, что оценка последствий аварий на реакторе, который никогда не был реализован в металле, может носить лишь теоретический, расчётный характер. Заверения разработчиков АЭС не могут быть проверены на практике, чем они активно пользуются, заявляя о «безопасности» нового реактора. В этом нет ничего нового, достаточно вспомнить, что точно также в начале 1980-х представители атомной индустрии доказывали «безопасность» чернобыльских реакторов РБМК-1000.

При запроектной аварии разработчики ОВОС рекомендуют лишь «исключить рыбную ловлю на водоёме-охладителе» (ОВОС, лист 297). Ни о возможности эвакуации населения, ни о таких мерах защиты людей как укрытие или йодная профилактика в ОВОС речи не идёт.

Дело в том, что разработчики ОВОС как правило рассматривают лишь самую «удобную» для себя запроектную аварию, необоснованно исключая из рассмотрения сценарии аварий, приводящих к более тяжёлым последствиям. Эта наиболее «удобная» авария описана в ОВОС на листах 56-57. В качестве исходного события такой аварии предлагается рассматривать «образование течи из первого контура во второй эквивалентным диаметром 100 мм». При этой аварии происходит выброс накопленных в реакторе радионуклидов прямо в атмосферу через быстродействующее редукционное устройство сброса пара в атмосферу (БРУ-А). Вобщем, почти как на Фукусиме-1 — сброс пара вместе со всей радиацией… Но — маленькая хитрость проектантов — постулируется, что «разгерметизация оболочек твэлов в данной аварии не происходит». Поэтому и расчётный радиоактивный выброс оказывается очень мал — всего 1,72*1010 Беккерель (Бк) цезия-137. Напомню, что, например, для современных реакторов в Финляндии выброс цензия-137 при запроектной аварии законодательно установлен в 1014 Бк, то есть в 5800 раз больше, чем утверждают разработчики ОВОС Курской АЭС-2.

Норматив установлен правительством Финляндии (Решение 395/1991), чтобы не дать представителям атомной промышленности приуменьшить последствия запроектных аварий. Следует принять во внимание, что, по последним оценкам, выброс цезия в результате катастрофы на АЭС «Фукусима-­1» был больше этого «потолка» в 400 раз и составил 4*1016 Бк.

Следует предположить, что в случае с ОВОС Курской АЭС-2 заказчики и разработчики ОВОС сознательно предприняли попытку существенно, более чем в 5 тысяч раз занизить последствия тяжёлой запроектной аварии, необоснованно исключив из рассмотрения возможные сценарии такой аварии, например, связанные с массовым разрушением трубчатки одного из парогенераторов.

Учтено ли мнение соседей?

Площадка Курской АЭС-2 расположена близ границы с Украиной: до границы по прямой менее 60 км, до г. Сумы примерно 100 км, до Шостки и Харькова – 150 км. Очевидно, что при определённых погодных условиях в следствие тяжёлой запроектной аварии на экспериментальном реакторе ВВЭР-ТОИ серьёзному загрязнению может подвергнуться густонаселённая территория Украины. При этом никакой информации о консультациях с Украиной в ОВОС не содержится. Ранее представители Росатома неоднократно заявляли о готовности проводить такие консультации «в духе Конвенции Эспоо». Правда эти заявления касались стран Евросоюза, территория которых может пострадать при катастрофах на Калининградской или Ленинградской АЭС. Пока не известно, будут ли предложены Украине проведение обсуждения проекта Курской АЭС-2 или в случае не евросоюзного соседа Росатом предпочтёт вовсе не рассматривать возможное трансграничное воздействыие новой АЭС.

Риски нового проекта

Всё же основной проблемой остаётся обоснованность намерений Госкорпорации «Росатом» начать широкомасштабное строительство реакторов ВВЭР-ТОИ на Курской и Смоленской АЭС, не проверив на практике работоспособность и безопасность реакторов ВВЭР-1200, которые являются прототипом для ВВЭР-ТОИ.

Говорит руководитель Эколого-правозащитного центра «Беллона» Александр Никитин:

«Проект ВВЭР-ТОИ имеет свою специфику, которая должна быть проверена на практике. Сегодня не возможно оценить как будет работать та оптимизация процессов обслуживания, ремонта, обращения с РАО и т.д., которая предусмотрена проектом. А главное, нет уверенности (из-за отсутствия проверки на практике), что основное оборудование, такое как корпус реактора, парогенераторы и др., смогут проработать заявленный в проекте срок 60 лет. Остается не совсем ясным вопрос с топливом, которое намерены использовать в этом реакторе. Если это будет МОКС, то возникнут дополнительные вопросы, а возможно и проблемы с безопасностью».

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com