Борьба с пожарами на Юге России: пожаров меньше не стало, вранья – тоже

ingressimage_Krasnodar-fires2.jpg

За пожары не отвечает только ленивый

В начале лета Южный региональный центр МЧС России сообщил, что для мониторинга пожароопасной обстановки в Краснодарском крае и Ростовской области не реже двух раз в неделю будет организовано дежурство авиации самых разных службы и ведомств.  «В рамках плана взаимодействия от МЧС будут дежурить два вертолета Ми-8 и Ка-32 в Ростове-на-Дону и Сочи, от Южного военного округа – два Ми-8 и один Ми-26 в Ростове-на-Дону и один Ми-8 в Кореновске. Авиация МВД России предоставила один Ми-8 и один Ми-26 для мониторинга ситуации в Ростове-на-Дону и два Ми-8 в Краснодаре. Один Ка-32 для контроля обстановки в Геленджике предоставил второй объединенный отряд ФСБ», – сообщала в июне пресс-служба ЮРЦ МЧС РФ.

В Ростовской области, кроме того, на дежурство заступил специальный пожарный поезд вневедомственной охраны Северо-Кавказской железной дороги, а на Кубани к работе в качестве общественных пожарных  привлекли казаков, которые, как докладывает администрация Краснодарского края, «добровольно,  в  свободное от работы время,  посменно проводят мониторинг местности».

«Казачьи дружины в прошлом году пресекли 160 нарушений правил пожарной безопасности в крае. Информация об оперативной обстановке круглосуточно поступает в краевой диспетчерский пункт от наблюдателей с воздуха и со спутников. На земле разработано более 500 маршрутов патрулирования лесного фонда в пожароопасной период общей протяженностью 13 тысяч км. В районах края организовано 25 добровольных пожарных дружин, которые привлекаются к охране и патрулированию лесных массивов», – заявил недавно атаман Кубанского казачьего войска, вице-губернатор Кубани Николай Долуда.

Казалось бы, что благодаря столь солидным техническим и людским ресурсам не останутся незамеченными не то что крупные лесные и сельскохозяйственные пожары, а даже туристические костры, однако реалии оказались иными: и на Кубани, и на Дону не обошлось без серьезных инцидентов, связанных с огнем.  

На Черноморском побережье горят леса

В Ростовской области с начала лета было зафиксировано несколько сотен случаев возгорания сухой травы, в том числе в лесополосах. Дошло до того, что областной департамент лесного хозяйства ввел запрет на посещения лесов с 14 августа по 3 сентября. Нарушителям, особенно тем, кто будет пойман в лесу за разведением огня, пригрозили штрафом до 1 миллиона рублей.

В Краснодарском крае до запрета на посещение лесов дело не дошло (даже если бы он был введен, непонятно, как власти смогли бы выгнать из леса более миллиона туристов – «дикарей» на одном только Черноморском побережье), но к середине августа в регионе уже был объявлен пятый – высший  – класс пожароопасности.  К тому времени на Кубани горели не только сельхозугодья (в этом году, по наблюдениям автора этих строк, особенно отличились северо-восточные районы края, где отмечались самые обширные пожары), но и лес, чего не случалось уже года три.

Так, в конце июля в Анапе случился лесной пожар в Варваровской щели. На склоне горы на высоте около ста метров над уровнем Черного моря выгорело порядка 1,5 гектаров леса. Сложный рельеф не позволил сотрудникам МЧС использовать тяжелую технику.

В ночь с 10 на 11 августа на Черноморском побережье случился еще более крупный пожар: в урочище Сухая щель, вблизи границ федерального заповедника «Утриш» загорелся можжевеловый лес. Региональное управление МЧС поначалу заявило, что «горела трава и кустарник» на площади в 1 гектар, однако позже администрация заповедника, чьи сотрудники принимали участие в тушении, сообщила, что выгорело не менее 4 гектаров, причем горела вовсе не трава, а хвойный древостой.

Однако и эта цифра оказалась заниженной. Некоммерческое партнерство «Прозрачный мир» сделало собственный анализ происшествия на основе свежих космоснимков. Выяснилось, что площадь выгоревшей территории составила 8,9 га, из которых на 5,8 га выгорели деревья, а на площади 3,1 га – трава и кустарники.

Пожар, к счастью, не затронул территорию заповедника, однако уничтожил ценнейше растительное сообщество сухих субтропиков – можжевелово-фисташковое  редколесье.

Пожар на Утрише власти попросту проморгали: не помогли ни вертолеты, ни казачьи дружины. Причем, по сообщениям активистов движения «Спасем Утриш!»  и «Экологической Вахты по Северному Кавказу», побывавших на месте пожарища, огонь разгорелся не самопроизвольно – жгли лес целенаправленно (вероятнее всего, чтобы расчистить участок под застройку) и уже не первый раз в этом месте.  В правоохранительные и контролирующие органы были направлены заявления, однако уголовное дело по факту поджога, насколько известно, до сих пор не возбуждено.

Техника не помогла

Инцидент на Утрише высветил полнейшую неспособность госорганов противодействовать рукотворным пожарам на юге страны, несмотря на весь пафос и надувание щек. Оказалось, что и при наличии авиации оперативные органы не способны контролировать даже Черноморское побережье, не говоря уже об отдаленных лесных и степных территориях.  Складывается впечатление, что, в частности, региональному департаменту лесного хозяйства куда важнее «не портить» статистику, чем выявлять пожары, искать их зачинщиков и разбираться с лесными арендаторами (за последние годы в Краснодарском крае не известно ни одного прецедента расторжения договора аренды участка гослесфонда за нарушение правил охраны лесов), из-за чего, мягко говоря, не вся информация о природных пожарах и сельхозпалах становится достоянием общественности. 

Если бы не вмешательство общественности, то площадь пожара на том же Утрише, «не превысила» бы одного гектара и никто и не думал бы искать злоумышленников.  Между тем, пожароопасный период на юге России, в сущности, только начинается: впереди еще как минимум два теплых и сухих месяца.

Дмитрий Шевченко