Опубликованы результаты мониторинга информации по сельскохозяйственным и лесным пожарам весной 2013 года

С целью оценить ситуацию с пожарами в весенний период проводился мониторинг информации из разных источников о пожарной ситуации, по окончании которого был выпущен подробный отчет.

Весенние пожары не только вредят здоровью людей  и наносят ущерб экономике, но и  оказывают значительное влияние на климат Арктики и приполярных районов. Выбросы сажи переносятся в аэрозолях на большие расстояния на север, отлагаются на снег и лед,  и тем самым способствуют их быстрому таянию. Поэтому важно понять, какова ситуация с пожарами, чтобы оценить их последствия и сделать прогнозы на самый пожароопасный период – летний. В ходе мониторинга ежедневно собиралась оперативная информация с сайтов региональных отделений МЧС и с сайта Федерального агентства Лесного хозяйства. Также отслеживались сообщения о природных пожарах в СМИ и блогах.

Как ведомства считают природные пожары – остается тайной

Как и в прошлые годы, официальные источники сильно приуменьшают количество природных пожаров и их масштаб. Об этом говорят сами официальные представители МЧС и Лесного хозяйства.

На сайте информационного агенства NUUS 30 мая 2013 года было опубликовано следующее сообщение: «30 мая заместитель руководителя Рослесхоза Андрей Жилин заявил, что данные о масштабах весенних лесных пожаров, предоставленные Амурской областью и республиками Тува и Якутия, значительно приуменьшены, по сравнению с данными космического мониторинга. Кроме того, в перечисленных регионах, пожары обнаруживались с запозданием, а при их тушении наблюдалось «несвоевременное привлечение сил и средств».

Это заявление хорошо подтверждается на примере Амурской области, если сравнивать данные МЧС – 76602 га, Федерального агентства Лесного хозяйства – 77978 га и информацию Общественной экологической организации «АмурСоЭс» –1,5 млн га. Период взят один и тот же –  конец апреля – начало мая.  Расхождение почти в 20 раз. Экологи использовали космические снимки для подсчета сгоревшей территории, а что использовали МЧС и Федеральное агентство остается тайной.

Сельскохозяйственные палы не считает никто

В отличие от лесных пожаров, статистика по которым хоть как-то, но ведется, ситуацию с сельскохозяйственными сжиганиями на полях  (также их называют «сельхозпалы») не отслеживает вообще никто. Информация о них и объемах сжиганий появлялась спорадически на некоторых сайтах Центрального округа и, как не странно, Республики Коми и Архангельской области, где сельское хозяйство не так развито. А самые горящие регионы юга России, такие как Краснодарский край, вообще не давали никакой информации. Хотя население края давно страдает от этих пожаров и пишет жалобы начальству. Если за лесные пожары и их тушение отвечает сейчас Агентство лесного хозяйства, то за сельхозпалы не отвечает никто. Хотя представители лесного хозяйства все время говорят, что основные причины лесных пожаров – это сельхозпалы и сжигание травы. А самые горящие регионы юга России, такие как Краснодарский край, вообще не предоставляют никакой информации на эту тему. Хотя население того же Краснодарского края давно страдает от этих пожаров и пишет жалобы в различные инстанции. Да и МЧС все равно вынуждено ими заниматься. Так, например,  в Ленинградской области за май и начало июня 2013 года подразделения МЧС выезжали 920 раз на тушение травяных палов, а в Псковской области – 401 раз. На это тратятся большие государственные деньги, задействуются человеческие ресурсы, а предпринимать меры по сокращению палов никто не собирается. Если о пожарах нет полной информации, так как будто их и нет, тогда ничего не надо делать, чтобы сокращать их количество.

Чем заканчиваются хорошие начинания

От сельхозпалов больше всего страдают южные регионы,где большие объемы растениеводства и, соответственно, производится больше всего его отходов. Эти отходы сельхозпроизводители вынуждены сжигать, так как не знают, куда их деть. Ростовская область, возможно, единственный регион  в стране, который  озаботился решением этой проблемы. Местные специалисты стали развивать методы заделывания растительных остатков в почву – это ведь органическое удобрение. Агрохимическая служба Ростовской области широко пропагандировала эти методы. Даже была небольшая региональная программа поддержки тех, кто переходил на эти методы. Фермерам и кооперативам  давали субсидии на дополнительные удобрения. Программа длилась два года, и по картам, составленным на основе космоснимков, заметно снижение сельскохозяйственных сжиганий за эти годы. Но в 2013 году программа была закрыта ввиду отсутствия финансирования.  Хотя именно такие программы нужно развивать, чтобы подготовиться к 2018 году, когда Россия вынуждена  будет отказаться от прямого субсидирования сельхозпроизводителей, по условиям членства в ВТО. Но там четко прописано, что возможно поддерживать инновационные методы ведения сельского хозяйства, к которым можно отнести альтернативные методы против сжиганий.

Елена Кобец

kobets@bellona.ru