Огонь вместо косилки: в Краснодарском крае на «легальных» основаниях выгорают тысячи гектаров камыша

ingressimage_IMG_6563.jpg

Люди опасаются, что Джеус будет лоббировать свое право выпаливать тысячи гектаров камыша, оправдывая это чуть ли не экологической необходимостью.

«Санитарные» мероприятия

Бейсугское нерестово-выростного хозяйство – крупнейшее на юге России рыбоводческое предприятие, участвующее в федеральной программе по воспроизводству судака, тарани и сазана. Рыбхоз занимает территорию почти в 16 тысяч гектаров в низовьях реки Бейсуг, затрагивая четыре района Краснодарского края.

Степная река Бейсуг, воды которой некогда совершенно свободно текли в Азовское море, давно уже зарегулирована и представляет собой, скорее, систему водохранилищ, а не природный водоем.  В советские годы  болотистую местность в низовьях Бейсуга превратили в обширный рыбоводческий участок: соорудили систему дамб и шлюзов, позволявшую по мере необходимости перебрасывать воду с одного участка на другой.

Весной, во время нереста судака и тарани, нерестово-выростного хозяйство открывает шлюзы, и косяки рыб из Азовского моря заходят в Бейсуг на икрометание.  По окончании нереста шлюзы закрываются, а в июне-июле, когда молодь рыб подрастает, воду, которую до этого держали в специальном водохранилище, сбрасывают в море вместе с мальками. На месте закончившегося «праздника жизни» остаются высохшие камыши, которые ФГУП БНВХ поджигает, оправдываясь необходимостью проводить некие «санитарно-технические» мероприятия.

Сотрудники ФГУП уверяют, что путем выжигания сухой растительности они расчищают и обеззараживают ложе водохранилища и что все это якобы не выходит в рамки разрешенной деятельности. Но почему-то столь экстравагантный метод «обеззараживания водоемов» практикует только Бейсугское нерестово-выростного хозяйство, в то время как другие кубанские рыбоводческие предприятия ограничиваются механическими прокосами камыша и вспашкой ложа осушенных водоемов.

Районный «апокалипсис»

Из-за «санитарных мероприятий» ФГУП БНВХ с начала лета до глубокой осени в населенных пунктах четырех районов Краснодарского края – Брюховецком, Приморско-Ахтарском районе, Каневском и Ейском складываются невыносимые условия для жизни: небо заволакивается едким смогом, на дома и огороды сыплются комки пепла.  

Как утверждают местные жители, подобные рукотворные бедствия резко активизировались в 2004-2005 годах, когда на пост директора   Бейсугского нерестово-выростного хозяйства был назначен Игорь Джеус – родной брат депутата Заксобрания Краснодарского края, члена регионального политсовета «Единой России» и директора Всероссийского детского центра «Орленок» Александра Джеуса.

Говорят, что братья Джеусы любят демонстрировать номер личного мобильника Путина и поддерживают хорошие отношения едва ли не со всем руководством Краснодарского края.  Неизвестно, знает ли президент России  о существовании Джеусов, но факт остается фактом:  контролирующие органы почти никак реагируют на непрекращающиеся жалобы местных жителей.

bodytextimage_IMG_6539.jpg

Вот что, например, еще в 2010 году писали президенту Дмитрию Медведеву жители хутора Гарбузовая Балка (Брюховецкий район):  «Ответственные государственные чиновники ничего не хотят слышать о нашей проблеме, а именно, о той неблагоприятной экологической обстановке, которая сложилась в плавнях Брюховецкого района, вследствие преступной деятельности фирмы «Бейсугское нерестовое хозяйство», возглавляемой гражданином И. В. Джеусом. Дело в том, что на протяжении последних нескольких лет по вине указанного хозяйства происходит катастрофическое обмеление плавней в низовьях реки Бейсуг, влекущее массовую гибель рыбы, птиц и редких животных.  Сложившаяся ситуация усложняется тем, что систематически происходит умышленный поджог сухого камыша, вследствие чего в атмосферу выбрасывается большое количество продуктов горения (каждые 1000 га сожженного камыша выделяют в атмосферу 500 кг окиси азота, 370 кг углеводорода, 3 тонны золы и 20 тонн углекислого газа). Над нашими домами стоит густой, темный, едкий дым. Аллергики его не переносят, ухудшается состояние больных астмой и хроническим бронхитом, страдают дети…».

Из администрации президента обращение спустили в прокуратуру Краснодарского края, а оттуда пришел ответ, что в отношении ФГУП БНВХ и Игоря Джеуса возбуждено административное дело по статье 8.33 КоАП РФ – нарушение правил охраны среды обитания или путей миграции животных. Ничего более действенного прокуратура не сделала: не было даже вынесено предостережение о недопустимости подобных действий.
Аналогичные жалобы граждан и аналогичные отписки правоохранительных органов были и во все последующие годы, с той лишь разницей, что во главе общественной кампании встало местное общество охотников и рыболовов.  В своей конторе в станице Брюховецкой они показывали автору этой статьи несколько пухлых томов переписки – за несколько лет скопилась коллекция отписок самых разных ведомств  – от рыбинспекции до администрации президента. Максимум, чего удалось добиться за все эти годы – все тех же копеечных штрафов. Хозяйство продолжает настаивать, что палить на огромной территории сухую растительность – это в порядке вещей.

Потеряв надежду добиться действенной реакции со стороны госорганов, брюховецкие охотники записали несколько видеороликов о последствиях рыбоводства в низовьях реки Бейсуг. На видео – снятые с дельтаплана шокирующие кадры полыхающих плавней, обгорелых птиц и трупов животных. Брюховчане  очень надеются на общественный резонанс, ведь впереди – очередное жаркое лето и очередной районный «апокалипсис».

Запретят ли на Кубани травяные палы?

bodytextimage_IMG_6556.jpg

В конце прошлого года стало известно, что директора ФГУП БНВХ Игоря Джеуса выдвинули кандидатом в члены Общественного экологического совета при губернаторе Краснодарского края. Жители Брюховецкого района опасаются, что новоявленный «эколог» будет отстаивать право и дальше проводить варварские «санитарные мероприятия» в низовьях реки Бейсуг.

Дело в том, что осенью этого года Законодательное собрание Краснодарского края будет рассматривать вопрос о внесении изменений в краевые законы «Об охране атмосферного воздуха» и «Об административных правонарушениях» с тем, чтобы ввести прямой запрет на выжигание сухой растительности на природных территориях и предусмотреть за это ответственность.  Законопроект, к сожалению, разрабатывается кулуарно, без консультаций с экспертами и общественностью.

Не исключено, что какие-нибудь сельхозпредприятия захотят пролоббировать в новых нормах нужные для себя исключения  – например, разрешающих сжигание сухой растительности с целью обеззараживания водоемов, борьбы с болезнями растений или вредителями и т.п. Если у лоббистов будет возможность влиять еще и через общественный экосовет, шансы на то, что нужные и долгожданные поправки в региональное законодательство обернутся профанацией, резко возрастут.

Дмитрий Шевченко