Пришло время затопленных в Арктике объектов

По словам представителя Курчатовского Института, который подробно занимается затопленными объектами последние 20 лет, Бориса Степенного, необходима инвентаризация затопленных объектов, проведение дополнительных исследований и составление Мастерплана по обращению с ними. 
Долгое время эти проблемы просто замалчивались или забывались, разговоры о проведении инвентаризации затопленных объектов и определениях их географического месторасположения начались 2-3 года назад. Тогда же начались первые экспедиции.
Затопленные АПЛ представляют наибольшую опасность
Всего на дне Арктических морей покоится три атомные подводные лодки (АПЛ) -одна затопленная и две затонувшие.
Наибольшую опасность в атомном отношении представляет К-27. В ее реакторах содержится по 90 кг урана-235. 
«Это высокообогащенный уран. При попадании всего пяти литров воды в реакторы будет критично, и приведет к возникновению неконтролируемой цепной реакции», – уверен ученый Курчатовского института.
«С этой лодкой надо что-то делать в первую очередь. Оптимальное решение – поднимать», – добавил Степенной.
В прошлом году район расположения лодки было обследовано тремя экспедициями – она лежит на ровном киле, заглубление в глубь незначительное. Видимых коррозионных повреждений корпусных конструкций АПЛ не было обнаружено, как и выхода из лодки радионуклидов.
Уровни гамма-излучения в непосредственной близости от АПЛ не изменились по сравнению с уровнями, зарегистрированными при аналогичном обследовании 2006 года.  Радиационная обстановка в районе затопления АПЛ К-27 определяется радионуклидами естественного происхождения и позволяет в дальнейших работах по обследованию АПЛ К-27 использовать водолазов
«Водолазные работы в районе лодки безопасны. Они были запланирована на этот год, но не состоялись из-за отсутствия финансирования», – рассказал представитель Курчатовского Института.
Сейчас главное – подготовить подъем этой лодки, а для выбора варианта подъема надо определить состояние корпуса и отобрать пробы. 
Не меньшую опасность представляет лодка Б-159, которая затонула около Полярного. В ней больше всего радиоактивности – в полтора раза больше, чем на всех объектах, затопленных в Карском море. 
На АПЛ отсутствуют дополнительные защитные барьеры между ОЯТ и морской средой,  что увеличивает риск возможного загрязнения.
Кроме того, субмарина затонула на выходе из Кольского залива, где рядом проходят судоходные пути, при этом районы рыбного промысла расположены недалеко от места затопления.
«Слава богу, первый контур не разгерметизирован», – говорит Степенной.
Лодка принадлежит Министерству Обороны, но до сих пор лодкой никто в этом ведомстве не занимается и не вспоминает: с 2007 года никаких работ по обследованию АПЛ не проводилось, и в настоящее время ее состояние неизвестно.
Комсомолец – третья субмарина. На борту АПЛ находятся две ядерные боеголовки суммарной активностью 564 Кюри (Ки). Это единственная лодка, из которой был зарегистрирован выход радиоактивности – до 10 Кюри (Ки) в год – это небольшое количество, не представляющее опасности.
Экранная сборка атомного ледокола «Ленин» содержит наибольшую активность, среди объектов с ОЯТ, затопленных в Карском море.
Несмотря на разрушение внешней оболочки понтона, герметичность остальных защитных барьеров объекта не нарушена, и выхода техногенных радионуклидов в окружающую морскую среду пока не происходит.
Тем не менее, в случае коррозионного разрушения защитных барьеров и разгерметизации контейнера, радиационная ситуация в этой части Карского моря может заметно ухудшиться.
Не идентифицированные объекты с ОЯТ
«Место затопления реакторного отсека АПЛ 421 в Новоземельской впадине не найдено. Его периодически пытаются искать, но не нашли», – констатирует Степенной.
В заливе Амбросимова затоплено восемь категорий объектов: реакторные отсеки ОЯТ с АПЛ (в том числе с К-19), баржи с твердыми радиоактивными отходами (ТРО), а также ТРО в контейнерах и без упаковки.
Все объекты найдены, но не идентифицированы: непонятно, где объекты с топливом, а где – без. Состояние защитных барьеров объектов тоже неизвестно. Непонятно имеются ли утечки, но локально есть повышенные уровни по заливу.
Есть еще одна проблема – никто не может сказать как идет деградация (коррозия) защитных барьеров затопленных объектов. До сих пор непонятно поведение ТВЭЛов о морской воде. Есть только один эксперимент – на ФГУП «Атомфлот» ТВЭЛ провел в морской воде – год.
«Причина, по которой ситуация развивается подобным образом – отсутствие финансирования работ, но главная проблема – у этих объектов нет хозяина, и за них никто не отвечает. Нам даже сложно найти человека от Минобороны, который бы в этом что-то понимал» – рассказал представитель Курчатовского Института.

По словам представителя Курчатовского Института, который подробно занимается затопленными объектами последние 20 лет, Бориса Степеннова, необходима инвентаризация затопленных объектов, проведение дополнительных исследований и составление Мастерплана по обращению с ними.

Долгое время эти проблемы просто замалчивались или забывались. Разговоры о проведении инвентаризации затопленных объектов и определении их географического месторасположения начались 2-3 года назад. Тогда же начались первые экспедиции.

Затопленные АПЛ представляют наибольшую опасность

Всего на дне Арктических морей покоятся три атомные подводные лодки (АПЛ) – одна затопленная и две затонувшие.

Наибольшую опасность в атомном отношении представляет К-27. В ее реакторах содержится по 90 кг урана-235. 

«Это высокообогащенный уран. При попадании всего пяти литров воды в реакторы будет критично, и приведет к возникновению неконтролируемой цепной реакции», – уверен ученый Курчатовского института.

«С этой лодкой надо что-то делать в первую очередь. Оптимальное решение – поднимать», – добавил Степеннов.

В прошлом году район расположения лодки было обследовано тремя экспедициями – она лежит на ровном киле, заглубление незначительное. Видимых коррозионных повреждений корпусных конструкций АПЛ не было обнаружено, как и выхода из лодки радионуклидов. Уровни гамма-излучения в непосредственной близости от АПЛ не изменились по сравнению с уровнями, зарегистрированными при аналогичном обследовании 2006 года.

Радиационная обстановка в районе затопления АПЛ К-27 определяется радионуклидами естественного происхождения и позволяет в дальнейших работах по обследованию АПЛ К-27 использовать водолазов.

«Водолазные работы в районе лодки безопасны. Они были запланированы на этот год, но не состоялись из-за отсутствия финансирования», – рассказал представитель Курчатовского Института. Сейчас главное – подготовить подъем этой лодки, а для выбора варианта подъема надо определить состояние корпуса и отобрать пробы.

Не меньшую опасность представляет лодка Б-159, которая затонула около Полярного. В ней больше всего радиоактивности – в полтора раза больше, чем на всех объектах, затопленных в Карском море. На АПЛ отсутствуют дополнительные защитные барьеры между ОЯТ и морской средой,  что увеличивает риск возможного загрязнения.

Кроме того, субмарина затонула на выходе из Кольского залива, рядом проходят судоходные пути, при этом районы рыбного промысла расположены недалеко от места затопления.

«Слава богу, первый контур не разгерметизирован», – говорит Степеннов.

Лодка принадлежит Министерству Обороны, но до сих пор ей никто в этом ведомстве не занимается и не вспоминает: с 2007 года никаких работ по обследованию АПЛ не проводилось, и в настоящее время ее состояние неизвестно.

Комсомолец – третья субмарина. На борту АПЛ находятся две ядерные боеголовки суммарной активностью 564 Кюри (Ки). Это единственная лодка, из которой был зарегистрирован выход радиоактивности – до 10 Кюри (Ки) в год – это небольшое количество, не представляющее опасности.

Экранная сборка атомного ледокола «Ленин» содержит наибольшую активность, среди объектов с ОЯТ, затопленных в Карском море. Несмотря на разрушение внешней оболочки понтона, герметичность остальных защитных барьеров объекта не нарушена, и выхода техногенных радионуклидов в окружающую морскую среду пока не происходит.

Тем не менее, в случае коррозионного разрушения защитных барьеров и разгерметизации контейнера, радиационная ситуация в этой части Карского моря может заметно ухудшиться.

Не идентифицированные объекты с ОЯТ

«Место затопления реакторного отсека АПЛ 421 в Новоземельской впадине не найдено. Его периодически пытаются искать, но не нашли», – констатирует Степеннов.

В заливе Амбросимова затоплено восемь категорий объектов: реакторные отсеки ОЯТ с АПЛ (в том числе с К-19), баржи с твердыми радиоактивными отходами (ТРО), а также ТРО в контейнерах и без упаковки.

Все объекты найдены, но не идентифицированы: непонятно, где объекты с топливом, а где – без. Состояние защитных барьеров объектов тоже неизвестно. Непонятно имеются ли утечки, но локально есть повышенные уровни по заливу.

Есть еще одна проблема – никто не может сказать как идет деградация (коррозия) защитных барьеров затопленных объектов. До сих пор непонятно поведение ТВЭЛов о морской воде. Есть только один эксперимент – на ФГУП «Атомфлот» ТВЭЛ провел в морской воде – год.

«Причина, по которой ситуация развивается подобным образом – отсутствие финансирования работ, но главная проблема – у этих объектов нет хозяина, и за них никто не отвечает. Нам даже сложно найти человека от Минобороны, который бы в этом что-то понимал» – рассказал представитель Курчатовского Института.

Анна Киреева

anna@bellona.ru