Присоединится ли Россия к международным экологическим конвенциям?

Трудно в России получить информацию о готовящейся экологически опасной деятельности. В моей практике был случай, когда даже материалы официальной оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) по моему запросу не были высланы по электронной почте или размещены в Интернете – пришлось ехать в город Курчатов, на Курскую АЭС и там сотни страниц ОВОС изучать. Вчера написал на украинскую Чернобыльскую АЭС, попросил ОВОС выслать – получил по электронной почте в тот же день. Почему? Может, из-за того, что Украина член экологических Конвенций?

Сейчас положение России неприятное. Все страны региона, кроме России и Узбекистана, участвуют в двух принципиально важных конвенциях: «Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды», (Орхусская Конвенция) и «Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте» (Конвенция Эспоо).

Это Конвенции ООНовские, точнее региональные Конвенции Европейской Экономической Комиссии ООН. Итак, это не Евросоюз (хоть и наш торговый партнёр, но всё ж союз иностранных государств со своими интересами и стандартами), это ООН, международная организация в которой Россия не просто участник, а государство-основатель, постоянный член Совета безопасности.

Участие России в этих Конвенциях просто необходимо – иначе мы выглядим «экологическими дикарями», которым наплевать и на мнение общественности своей страны (Орхусская конвенция этого не должна допускать), и на мнение соседей, на которых может оказать воздействие наша промышленность (Конвенция Эспоо предполагает консультации с соседями по трансграничным проектам).

Удивительно, но Россия смогла заставить себя придерживаться Конвенции Эспоо по проекту газопровода Норд Стрим – именно потому, что иначе невозможно было получить согласие других стран на реализацию этого проекта. Так что нет ничего невозможного, Конвенции можно соблюдать – было бы желание.

К тому же Конвенцию Эспоо Россия подписала ещё 6 июня 1991 года, от подписи не отказалась, значит, обязалась соблюдать до ратификации. А ратификации нет и нет…

Вроде, политическая воля в высших руководителей есть – ещё работая Президентом РФ Дмитрий Медведев поручил работавшему тогда премьер-министром Владимиру Путину присоединиться к Конвенциям.

Как известно, Дмитрий Медведев сейчас работает премьер-министром и непонятно, что же ему мешает выполнить своё же решение о присоединении к экологическим Конвенциям. Может новый-старый Президент против? Вроде нет.

22 января на рабочей встрече Президента России Владимира Путина с Министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским последний докладывал что идёт «продолжение принятия документов:.

«На самом деле у нас достаточно большой пакет, над которым мы сейчас работаем: … ратификация международных договоров: доступ к экологической информации и оценка воздействия на окружающую среду».

Понятно, что под международными договорами тут подразумеваются именно две Конвенции ЕЭК ООН Орхусская и Эспоо.

При упоминании о доступе к экологической информации и об оценке воздействия на окружающую среду Путин не замахал руками, не возвопил, что это происки иностранных буржуинов, мечтающих задавить нашу промышленность – по крайней мере, в официальной стенограмме это не отражено. Значит, он не против?

Важно отметить, что присоединиться к Конвенциям намного легче, чем, к примеру, вступить в ВТО. Не нужно просить согласия всех остальных членов – всё просто. Даже Монголия, страна совсем далёкая от региона ЕЭК ООН, желает присоединения, ведёт переговоры. Россия – нет.

Вот и министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской после разговора с Путиным не спешит. Завтра, 30 января 2013 г. он проведёт заседание Общественного совета при Минприроды России, но темы присоединения к Конвенциям в повестке дня нет.

Если честно, то конечно, не всё у нас хорошо с доступом к информации, участием общественности в процессе принятия решений и доступом к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды и с оценкой воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте. Конечно, присоединение к Конвенциям потребует изменения законодательства и, главное, изменение практики.

Но это нужно в первую очередь нам, в России – чтобы у граждан была возможность своевременно получать информацию о готовящейся деятельности, чтобы втихаря, в тайне от людей, не проталкивались опасные проекты, выгодные зарвавшимся корпорациям и поддерживаемые проплаченными экспертами-пропагандистами. Тогда и конфликтов станет меньше и вредные проекты можно будет на ранних стадиях останавливать…

Ну и с соседями теперь принято проводить консультации по потенциально опасным проектам. Присоединившись в Конвенции Эспоо, мы сможем также и на иностранные опасные проекты влиять, правда, в Европе вдоль границ России, вроде, опасных объектов пока не размещают, другое дело Китай…

И главное. Надо понять, что вот уже давно настал 21-й век и международная практика, международные стандарты изменились. Особенно в Европе.

Если раньше (вобщем, без всяких Конвенций) не принято было покупать, к примеру, обувь, произведённую с применением рабского детского труда, то сейчас этические нормы распространяются на экологию.

Мы хотим заниматься экологическим демпингом? Хотим заливать Арктику и Сибирь нефтью? Хотим устроить ещё один Чернобыль? Тогда не стоит обижаться на то, что соседям это не понравится, и они постараются не покупать арктическую нефть или атомное электричество. Не из-за особой нелюбви к России – а из ответственности на нашу общую окружающую среду.

Нам надо поскорее входить в Орхусскую конвенцию и Конвенцию Эспоо, ничего страшного в этом не будет – можно как при вступлении в ВТО выпросить «переходный период» для приведения законодательства в соответствие с ООНовскими нормами.

Но если этого не сделать, то не надо обижаться, когда российские корпорации начнут иметь проблемы со сбытом продукции из-за обвинений в экологическом демпинге. Часто эти обвинения справедливы. Тогда надо не скупиться на экологическую модернизацию, применение наилучших доступных технологий, следование международным стандартам.

А если придирки не справедливы, то именно участие в Конвенциях, которые устанавливают механизмы разрешения споров, позволит избежать немотивированных обвинений.

Вступим, что мы хуже Беларуси или Монголии?

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com